Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Последние события

Распечатать
19 Фев 2021

«Рождение в жизнь вечную». К сороковому дню со времени преставления Высокопреосвященнейшего митрополита Филарета, Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси

Двенадцатого января 2021 года в 12 часов 13 минут на 86-м году жизни отошел ко Господу Высокопреосвященнейший митрополит Филарет, Почетный Патриарший Экзарх всея Беларуси. Владыка возглавлял Белорусскую Православную Церковь более тридцати лет. Шестнадцатого декабря 2020 года митрополит Филарет был госпитализирован в одну из минских клиник, где и закончил свой жизненный путь.

Рождение в жизнь вечную Господина и Великого Отца нашего произошло в дни рождественских Святок, отпевание было совершено в праздник Обрезания Господня, а погребение – в день предпразднства Богоявления Господня.

Наш дорогой Учитель всем своим любящим сердцем впитал истинный монашеский дух. Он сам, прежде всего, оставался монахом и часто повторял, что «стезя монаха – это путь послушания», поэтому всегда был истинным послушником Церкви, воспитывая нас своим личным примером.

Вместе с ним мне посчастливилось пройти весь его жизненный путь в Беларуси. Мы видели, как из Жировичского монастыря – единственной монашеской обители, которую планировалось также закрыть и в которой оставались едва ли не последние представители белорусского монашества (как мужского, так и женского), – благодаря Владыке, сегодня, как из крепкого корня, произросло раскидистое монашеское древо.

Владыка не только возродил древние святые обители, но и построил новые, которые, как спасительные маячки, поблескивают среди житейского моря нашей страны. Он собрал то малое стадо, которое теперь должно стать солью земли и светом мира, как того ждет от нас Господь наш Иисус Христос. Сам же Владыка, взяв свой крест и последовав за Христом, всей своей жизнью явил истинный «плод Духа».

В древнем Полоцком монастыре сорок мерных ударов большого колокола возвестили насельницам о преставлении митрополита Филарета. Получив эту печальную весть, игумения Евдокия с сестрами поспешили в храм, чтобы помолиться о душе всеми горячо любимого Владыки. В Свято-Евфросиниевском храме была отслужена панихида. На следующий день настоятельница монастыря и 15 сестер отправились в Минск, чтобы проводить блаженнопочившившего Владыку в путь всея земли.

В пасмурный морозный день, когда на землю падал сухой мелкий снег, в здание епархии внесли гроб с телом дорогого для всех нас митрополита Филарета. Сразу же в фойе епископом Полоцким и Глубокским Игнатием была совершена заупокойная лития, за которой молились сотрудники синодальных отделов Белорусской Православной Церкви и Минского епархиального управления, а также клирики минских храмов. К встрече траурной процессии успели подъехать игумения Евдокия с сестрами. Затем гроб был внесен на третий этаж в домовый храм во имя Всех Белорусских святых и открыт для прощания членам Синода и сотрудникам Экзархии. Именно здесь, в этом небольшом и по-домашнему уютном храме, Владыка Филарет любил служить и молиться в последние годы своей жизни. Панихиду о почившем совершил митрополит Минский и Заславский Вениамин, Патриарший Экзарх всея Беларуси.

В 15 часов 40 минут, когда гроб с телом Владыки выносили из здания епархиального управления, на Немиге раздался траурный колокольный звон, как символ памяти и скорби. Машина с гробом двинулась к Свято-Духову кафедральному собору. Мне с матушкой игуменией посчастливилось находиться внутри машины, рядом с дорогим Владыкой. Проезжая по Проспекту Победителей, я обратила внимание на убранство улицы. Праздничный город был украшен новогодними нарядами и светящимися огнями елок и гирлянд, но на фоне белого снега эти серебристые, фиолетовые и синие цвета создавали атмосферу не яркого и радостного, а торжественно-строгого праздника, соответствующую общему настроению.

Таким выглядел путь, по которому в последний раз везли гроб с телом почившего Владыки к кафедральному собору. Это был тот путь, по которому митрополит Филарет отправлялся на протяжении многих лет, из года в год, на службу Богу и людям. Именно здесь, в Свято-Духовом соборе, он чаще всего служил, молился за нас, здесь предстоящих и еще не пришедших к Богу, за весь белорусский народ, который полюбил всей своей благородной и праведной душой. Его молитва всегда была живой, ревностной и пламенной, и каждый человек это чувствовал. И сейчас казалось, что вся столица Белой Руси трогательно прощается со своим Отцом и Ходатаем пред Богом!

Машина медленно подъехала к собору. Обильный в тот вечер снегопад не помешал многочисленным минчанам, гостям столицы и духовенству встретить гроб с телом Владыки, который чинно и торжественно внесли в собор военные в парадной форме. Гроб поставили на возвышении посредине храма и накрыли голубой архиерейской мантией, а перед ним установили предностной крест, обвитый черной лентой, дикирий и трикирий, белый митрополичий клобук с миниатюрным золотым крестиком, по подобию Креста Евфросинии Полоцкой. Иподиаконы с рипидами стали у гроба. Сразу же была совершена панихида.

«Сегодня и завтра утром митрополит Филарет еще будет с нами, а завтра вечером его перевезут в Жировичский монастырь, где он, как и завещал, будет похоронен», – сказал митрополит Вениамин по окончании панихиды.

После этого в соборе началось чтение Евангелия, и каждые два часа совершались панихиды и литии. Прихожане прощались с любимым Пастырем и приносили к гробу цветы. Каждый из пришедших имел возможность вместе со всей Церковью помолиться о упокоении его души. Все верующие искренне любили митрополита Филарета, и он поистине был одним из самых почитаемых белорусских архипастырей.

При входе в собор и внутри него стояли живые лесные елочки, которыми украсили храм еще к празднику Рождества Христова. Но, теперь среди них в притворе был установлен большой портрет митрополита Филарета, перевязанный черной траурной лентой, а вокруг – многочисленные венки, букеты белых и красных роз, лилий и хризантем.

В 18 часов началось всенощное бдение накануне праздника Обрезания Господня и дня памяти святителя Василия Великого, которое возглавил митрополит Минский и Заславский Вениамин. Ему сослужили члены Священного Синода Белорусской Православной Церкви. Помолиться и проводить в последний путь дорогого почившего Владыку прибыл из Москвы его племянник, протоиерей Георгий Вахромеев с сыном диаконом Николаем.

После всенощного бдения на протяжении всей ночи – последней ночи пребывания в Минске любимого всеми Пастыря – священники читали Евангелие, а сестры пели литии и панихиды. Двери храма были открыты всю ночь, чтобы каждый желающий мог отдать дань памяти этому великому и в то же время простому человеку.

В самый день праздника, здесь же, в кафедральном соборе, митрополит Вениамин, Патриарший Экзарх всея Беларуси, совершил Божественную литургию. Ему сослужили: митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин (Украинская Православная Церковь), а также архиепископы и епископы Белорусской Православной Церкви (Витебский и Оршанский Димитрий; Пинский и Лунинецкий Стефан; Могилевский и Мстиславский Софроний; Брестский и Кобринский Иоанн; Гомельский и Жлобинский Стефан; Бобруйский и Быховский Серафим; Туровский и Мозырский Леонид; Молодечненский и Столбцовский Павел; Слуцкий и Солигорский Антоний; Лидский и Сморгонский Порфирий; Полоцкий и Глубокский Игнатий; Светлогорский Амвросий, викарий Гомельской епархии).

После окончания литургии у гроба Владыки Филарета была совершена лития, и митрополит Вениамин огласил текст соболезнования Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

После этого началось отпевание почившего. По 6-й песне канона архиепископ Брестский и Кобринский Иоанн огласил прочувственное Надгробное слово Синода и всех верных чад Белорусской Православной Церкви по случаю кончины Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. После великого славословия митрополит Вениамин прочитал разрешительную молитву. Под сводами храма умилительно и слаженно зазвучала «Вечная память» в исполнении архиерейского хора Свято-Духова кафедрального собора и Всехсвятского хора Храма-Памятника. Весь собор наполнился трогающими душу звуками, незримо соединившими всех молящихся с почившим Архипастырем. После отпевания, по древнему обычаю и согласно завещанию Владыки Филарета, под пение ирмосов Великого канона «Помощник и Покровитель», гроб с его телом был обнесен вокруг собора. Затем его опять установили в храме.

Чин отпевания был завершен поминальной трапезой в кафедральном соборе. Во время обеда присутствующие архиереи и священнослужители делились своими воспоминаниями о почившем митрополите Филарете и о его родителях – Варфоломее Александровиче и Александре Федоровне, которых Владыка именовал «святыми». Обладая высокими устоями нравственности, веры и благочестия, они сумели все это взрастить в своем сыне. Им была пропета «Вечная память».

До самого вечера сюда шли люди разных возрастов, чтобы в последний раз постоять рядом с тем, кто так вдохновлял, так зажигал желанием творить добро, не думая о себе. Шли и пожилые, и дети, и генералы, и простые люди, смахивая с глаз беззвучные слезы и молясь об упокоении человека, ставшего за многие годы своего служения таким родным и близким для многих белорусов. Сердце каждого хранило свои особые воспоминания о Владыке, и в эти мгновения благодарные сердца желали навсегда запечатлеть в памяти последние минуты рядом с любимым и мудрым Пастырем.

После окончания вечернего богослужения гроб с телом усопшего был вынесен из храма и перемещен в катафалк. В этот момент высоко в небе, над величественным храмом, появилось множество белых птиц, которые кружились над соборной площадью, словно Ангелы, провожая Владыку.

Матушке игумении с сестрами посчастливилось сесть в машину рядом с гробом почившего. Душу переполняло щемящее чувство бесконечной благодарности Владыке за то, что этот последний путь мы можем «пройти» рядом с ним. Поистине, это дар бесценный. Именно благодаря особой дипломатии и духовной мудрости Владыки Филарета начался сложный путь восстановления Полоцкой обители. Он действительно совершал каждодневный и ежечасный подвиг, и благодаря его силе, твердости, терпению и непостижимой ко всем любви, возродились на нашей благословенной земле монастыри. Словно Посланник с Небес, он сотворил свои земные чудеса и теперь возвращался на Небо… На протяжении всего пути до Жировичского монастыря матушка с сестрами пели Ангельскую песнь Пресвятой Троице: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». Облитые слезами сердца наполнялись тихой и бесконечной грустью.

Весь путь от Минска до Жирович в этот вечер напоминал дивную зимнюю сказку. Давно в Беларуси не было таких морозных и снежных зим, как в этом году. Словно сама природа решила на прощание щедро преподнести Владыке все свои неисчерпаемые, потрясающе ослепительные зимние дары. Деревья принарядились в белоснежные шубы, поля укрылись мягким, серебристым покрывалом.

Вскоре январский вечер полностью вступил в свои права, и только свет от фар встречных машин освещал бесконечную трассу. По обеим сторонам дороги величественно и неподвижно застыли высокие сосны и мохнатые ели, слегка наклонив свои верхушки под тяжестью снега. А молодые и тонкие деревья склонились до самой земли, еще совсем неумело надев на себя огромные снежные шапки. Казалось, что все они стояли в почетном карауле и воздавали последние почести дорогому человеку. Владыка был для них своим. За многие годы его поездок по этой дороге они подружились со Святителем и теперь кротко и смиренно провожали своего преданного друга. Вокруг царила безмолвная тишина зимнего леса, и все казалось таинственным и величественным. Легкие, сверкающие снежинки спускались с неба и посыпали дорогу. Это последнее, что они могли сделать на прощание своему дорогому путешественнику.

Чем ближе мы подъезжали к Жировичской обители, тем больше казалось, что деревья, как живые, выступали навстречу нам из придорожных глубоких сугробов. Всепоглощающей и первозданной тишиной провожал зимний лес родного человека.

Эта благоговейная тишина наполняла и горячо любимую Владыкой Жировичскую обитель, когда мы поздно вечером, в 22 часа 50 минут, подъехали к воротам Свято-Успенского монастыря – святой обители простоты, добра, любви, тепла и особого радушия, всего того, что Владыка больше всего любил и ценил.

Митрополит Вениамин, насельники обители, преподаватели и студенты духовной семинарии, а также жители Жирович встретили гроб с телом любимого Архипастыря на паперти Успенского собора. Под погребальный перезвон и пение ирмосов Великого канона «Помощник и Покровитель» он был внесен в храм. Митрополит Вениамин совершил литию по новопреставленному, после которой насельники обители начали читать Евангелие.

Всю ночь Успенский собор оставался открытым для желающих проститься с митрополитом Филаретом. Полоцкие сестры вместе со своей игуменией оставались всю ночь у гроба почившего Владыки. Хотелось быть с ним рядом до самой последней минуты. Особая атмосфера ночной тишины и необыкновенного совершенного покоя в храме у гроба дорогого Владыки ассоциировались с днем Великой Субботы. Хотелось молчать устами и мыслями пред великим Предстателем и Молитвенником земли нашей.

В глубине сердца зазвучало: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет». Именно этими трепетными и таинственными словами можно было наиболее полно выразить наше внутреннее состояние. Невыразимая скорбь незаметно сменилась мягкой грустью, перераставшей в тихую и светлую радость и надежду.

Священнослужители, сменяя друг друга, продолжали непрерывное чтение Священного Писания, после которого служились панихиды, а горстка полоцких сестер, подобно мироносицам у Гроба Господня, пели литии.

Незаметно начало светать. Долгая зимняя ночь сменилась морозным солнечным утром. Почивший Владыка любил зиму, любил снег, любил именно такую погоду, какая встретила его в день его погребения. Дивный Творец-Художник украсил деревья белоснежными кружевами и покрыл дома и землю таким же белоснежным пушистым покрывалом. Казалось, весь мир принял необычный, торжественный и немного таинственный вид. Все вокруг искрилось и переливалось. Казалось, что так много белого цвета вокруг еще никогда не было.

В соборе все архиереи и священнослужители тоже были в белых облачениях, символизирующих божественный нетварный свет. А у гроба – тысячи белых цветов, как символ ангельской чистоты: белые розы, белые лилии, белые хризантемы, белые тюльпаны. И лишь немного красных роз, как символ мученичества. Огромное множество свежих цветов, корзины с цветами, венки из живых цветов – словно в чудесном священном саду…

Из всех цветов митрополит Филарет больше всего любил белые розы. При его жизни на Пасху и Рождество Христово, а также в дни его праздников – дня Ангела, дня рождения, дня хиротонии – каминный зал епархиального управления превращался в огромную цветочную оранжерею так, что оставались только узкие проходы для передвижения. Это было огромное белое море из белых роз.

Однажды, в один из таких праздничных дней, принимая многочисленные поздравления, он задремал, находясь в кресле. А когда к нему подошла келейная сестра, вздрогнул и, оглядевшись, удивленно спросил: «Что, уже отпевают?» Тогда его успокоили, ответив, что все хорошо. На сей раз это было реальной и неумолимой действительностью.

Погребение почившего Экзарха выпало на день предпразднства Богоявления и день памяти второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского. Пятнадцатого января митрополит Минский и Заславский Вениамин возглавил Божественную литургию в Успенском соборе. Патриаршему Экзарху сослужил митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор, а также архиепископы и епископы Белорусской Православной Церкви (наместник Жировичского монастыря архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий, архиепископ Витебский и Оршанский Димитрий, архиепископ Пинский и Лунинецкий Стефан, архиепископ Могилевский и Мстиславский Софроний, архиепископ Брестский и Кобринский Иоанн, архиепископ Гомельский и Жлобинский Стефан, епископ Бобруйский и Быховский Серафим, епископ Туровский и Мозырский Леонид, епископ Слуцкий и Солигорский Антоний, епископ Лидский и Сморгонский Порфирий, епископ Полоцкий и Глубокский Игнатий, епископ Светлогорский Амвросий, викарий Гомельской епархии).

Митрополичий клобук и четки Владыки Филарета во время литургии держал на подносе его внучатый племянник диакон Николай Вахромеев.

Богослужение совершалось торжественно и чинно. Хор Минской духовной семинарии и хор Всехсвятского храма-памятника города Минска пропели тропарь и кондак преподобному Серафиму, каждое слово которого можно было смело и определенно отнести к жизни митрополита Филарета, который «от юности Христа возлюбил», «пламенно работати вожделев», «непрестанною молитвою и трудом… подвизался еси», «умиленным же сердцем любовь Христову стяжав», «многих привел на путь ко спасению».

На последней Божественной литургии, перед погребением Владыки, прозвучала важнейшая проповедь Христа:

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас».

Владыка всей своей жизнью принял эти Заповеди Блаженств, а с ними – Самого Христа – нравственный идеал христианства, за который он страдал, находясь на земле, обретая в этом идеале и в его исповедании полноту жизни и явив нам яркий пример для подражания.

По запричастном стихе проректор Минской духовной академии иеромонах Афанасий (Соколов) произнес проповедь.

После литургии над гробом почившего Архипастыря была совершена панихида, и наместник Жировичского монастыря архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий огласил Надгробное слово Синода и всех верных чад Белорусской Православной Церкви по случаю кончины Почетного Патриаршего Экзарха.

Сделав земной поклон, архиереи и священнослужители подняли на свои рамена гроб с телом Высокопреосвященнейшего митрополита Филарета и медленно двинулись к выходу. Казалось, что гроб плывет по храму под пение и печальный перезвон колоколов.

Мощное и слаженное пение хоров на протяжении всего богослужения, словно «на одном дыхании», трогало до глубины души. Песнопения заупокойных стихир преподобного Иоанна Дамаскина и ирмосов Великого канона преподобного Андрея Критского возвращало в те времена, когда Владыка еще сам совершал богослужения, и казалось, что вот сейчас мы услышим его глубокий низкий голос, доходящий до самого сердца. Ирмосы Великой Субботы вызывали всеобщую скорбь, но покаянное «Не рыдай мене Мати…» останавливало эти чувства в предвкушении радости Воскресения Христова. И вот зазвучали пасхальные стихиры «Да воскреснет Бог» и «Христос Воскресе», и все чувства смешались. В одно мгновение словно слились воедино Великий пост, Благословенная Суббота, Пасха, жизнь, смерть и воскресение. В сердце в такт звучали Евангельские слова: «…вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин. 16, 20).

Погребальная процессия остановилась у стен Явленского храма, и священнослужители совершили литию по новопреставленному Владыке. Это была многозначащая остановка.

Явленская церковь находится в самом центре монастыря, а вокруг нее расположены храмы, корпуса духовной семинарии и монастырские строения. Именно на этом святом месте из года в год, в дни празднования явления Жировичской иконы Божией Матери и праздника Успения, после Божественной литургии крестный ход из Успенского собора направляется к Явленскому храму для совершения молебна с акафистом чудотворной иконе. Много лет подряд здесь мощно и красиво звучал голос Владыки. Вместе с народом Божиим он молился, пел и читал акафисты, прославляя Пречистую. Его голос заполнял собой все дальние уголки священной обители, а потом еще долго звучал в памяти, вдохновляя на молитву и внутренний подвиг.

Сейчас перед папертью храма стоял гроб с телом почившего. Сегодня Владыка молчал, и каждый, кто был рядом, искренне и горячо молился о нем – «Великом Господине и Отце нашем».

Морозный воздух пронизывали слова соборной молитвы. На ветках старой липы – вековой свидетельницы многих исторических событий – толстым слоем лежал снег, причудливые узоры которого были совершенны в своем исполнении. Январское солнце посылало свои прощальные лучи на ослепительно снежный покров, не давая возможности подолгу без слез смотреть на него. На чистом лазурном небе показалась стая голубей, которая сделала прощальный круг почета. Во время литии на небосводе появилось белое пушистое облако, которое на миг задержалось над гробом и, словно тоже простившись, неторопливо поплыло своим путем в неведомую даль. Закончился и земной путь Владыки, его земное странствование, которое теперь продолжится в Жизни Вечной. Он советовал каждому христианину научиться воспринимать свою жизнь как путь, где постоянно происходят встречи и расставания. Сегодня пришло время расставания…

От Явленского храма погребальная процессия под мерные звуки колокольного звона проследовала на малое братское кладбище, которое находится за алтарем Крестовоздвиженской церкви. Сюда словно переместилась часть леса. Высоченные сосны, ели и другие деревья. Здесь погребены настоятели, духовники, старцы, священнослужители и братия монастыря. Здесь завещал похоронить себя и наш Архипастырь, рядом с местными подвижниками благочестия схиархимандритом Митрофаном и иеромонахом Иеронимом. Завещание Владыки красноречивее слов говорило о его простоте и смирении: быть похороненным рядом с насельниками обители, как простому монаху.

Митрополит Вениамин совершил последнюю литию над телом усопшего. Еще раз с любовью поправили архиерейскую мантию, которой был укрыт гроб. Последние волнительные минуты. Самые томительные и тягостные. Под тихое траурное пение «Святый Боже…» гроб медленно опустили в могилу. Тело Владыки предали земле.

В этот момент небо покрылось множеством облаков в виде барашек. Резко скрылось солнце, налетел ветер, и началась метель. На землю падали целые комки снега. Так, по-своему, отреагировала природа на погребение нашего дорогого Человека. Душа тонула в невыразимой печали.

Перед глазами проносилась вся жизнь под святительским омофором митрополита Филарета. Это действительно был «золотой» период нашей Святой Церкви и самый лучший период нашей жизни в обители рядом с этим Великим Архипастырем. Каждое слово его было живым, настоящим, пронизанным пламенной верой и искренней пасхальной любовью к Богу и людям.

Когда-то в одном интервью, размышляя о человеческой жизни, он сказал о том, что «жизнь – это прекрасное время, мужественное и суровое, нежное и увлекательное, интересное и трудное. Время подготовки к Вечности. И надо успеть сделать одно дело, которое каждым достигается по-своему, неповторимыми способами, уникальными средствами: нужно стать Человеком, который достоин быть образом и подобием Бога, своего Творца». Владыка стал таким ЧЕЛОВЕКОМ. Человеком огромной души, огромной любви и огромного мужества.

На высокой Крестовоздвиженской горке в Жировичском монастыре появилась новая могила – могила нашего великого Архипастыря. Здесь он вместе с другими отцами и братьями обители будет ожидать звуков «гласа Архангела и трубы Божией» в последний день.

В памяти возникли утешительные слова апостола Павла: «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще убо живем, аще умираем, Господни есмы» (Рим. 14, 8). И еще: «Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16, 22). Да, печаль незаметно уступала место еще совсем робкой, щемящей, трепещущей и необъяснимой радости. Многие годы мы жили под покровом мудрого Наставника, а теперь блаженнопочивший Владыка будет нашим ходатаем пред Престолом Божиим.

В новой монастырской трапезной для всех, кто пришел проводить Владыку в последний путь, с большой любовью был приготовлен поминальный стол. Снова звучали речи о родном Пастыре, который «стал Патриархом белорусского народа» и, не будучи белорусом, удостоился звания «Героя Беларуси».

И действительно, он приехал на нашу Белорусскую землю, не зная ни ее, ни ее народа, но настолько сроднился с ней и полюбил ее, что даже после смерти не захотел расстаться со ставшим ему дорогим Отечеством. Он сумел увидеть красоту белорусов как нации и всеми силами способствовал нашему духовному возрождению. Благодаря его исключительному мужеству и смелой инициативе в церковный календарь был внесен праздник «Собора Белорусских святых» и установлены общецерковные празднования всех белорусских святых.

Перед отъездом из обители мы еще раз пришли на кладбище к могилке Владыки – нашему драгоценному сокровищу. Свежий холмик был весь укрыт упругими веточками изумрудной хвои, выложенной большим ковром, на котором лежало множество цветов и венков. Нежно голубой крест с желтыми накладками церковных символов с надписью свидетельствовал о происшедшем событии. Глядя на него, перед глазами вставали иконостасы Минского кафедрального собора, Жировичского Успенского собора и Явленской церкви с такими же элементами оформления в период экзаршества Владыки. Мы бережно приложились к кресту, обратив внимание на надпись на ленте венка, которая гласила: «Свято любимому Владыке от Свято-Духова собора». Поистине, святого Владыку все свято любили.

С нежными дочерними чувствами попрощались насельницы Полоцкой обители с дорогим Отцом, который в годы советской власти принял их, еще совсем юных, в обитель и удостоил благодати ангельского образа. Нелегко было оставлять родной холмик, сердце сжималось при мысли о неизбежности расставания.

Перекрестившись и подняв взоры на купол Крестовоздвиженского храма, мы увидели на фреске Божию Матерь, держащую в Своих руках омофор. Она благословляла всех нас, а мы просили Ее ходатайства у Своего Сына и Господа нашего о душе новопреставленного Владыки, который как будто напоминал нам апостольские слова, созвучные нашим сердцам в эти минуты: «Итак, братия мои возлюбленные и вожделенные, радость и венец мой, стойте так в Господе, возлюбленные» (Флп. 4, 1).

Вечная молитвенная память Господину и Отцу нашему Высокопреосвященнейшему митрополиту Филарету.

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

2/15 июня, вторник

Свт. Никифора исп., патриарха Константинопольского.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение.

Частица св. мощей свт. Никифора, патриарха Константинопольского, имеется в мощевике обители.

Смотреть все

Православный календарь

2/15 июня, вторник

Свт. Никифора исп., патриарха Константинопольского (828). Вмч. Иоанна Нового, Сочавского (1330–1340).

Обретение мощей мц. прав. Иулиании, кн. Вяземской, Новоторжской (1819). Сщмч. Пофина, еп. Лионского, и с ним пострадавших (177). Мц. Бландины и мч. Понтика Лионских (177).

Киево-Братской иконы Божией Матери (1654).

Смотреть все

Каталог TUT.BY