Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Полоцкий Спасский детский дом

Распечатать

Статья написана Гавриловой С. В., научным 
cотрудником Полоцкого краеведческого музея

Жизни одной из древнейших белорусских обителей – Полоцкого Спасо-Евфросиниевского женского монастыря – посвящено множество различных изданий. Но на сегодняшний день малоизученным остаётся период жизни обители с 1915 г., когда сёстры и имущество монастыря были эвакуированы в Ростов Великий, до середины 1920-х гг., когда монастырь был официально закрыт властями. Не так давно из архивных документов стало известно, что при монастыре в тот период существовал детский дом, который находился в ведении отдела народного образования, но учителями и воспитателями в нём служили монахини. Основой исследования существования этого заведения стали мемуары бывшей воспитанницы детского дома – Ариадны Фаддеевны Червинской, записанные её сыном Олегом Алексеевичем Лукьянченко в 1990-х гг., а также воспоминания её матери – Софьи Петровны Червинской, принявшей в 1920-х годах в Спасо-Евфросиниевском монастыре монашеский постриг с именем Рафаила.

В апреле 1918 г., когда Полоцк был оккупирован немецкими войсками, в помещениях Спасо-Евфросиниевского монастыря открылся первый в городе детский приют. Содержался он исключительно на деньги монастыря. Сразу после освобождения города, с ноября 1918 г., заведение перешло в ведение Полоцкого отдела социального обеспечения. С 27 июня 1920 г. бывший приют, преобразованный в I Детский дом, был переведён в ведение Уездного отдела народного образования (УОНО), а 8 марта 1922 г. решением Коллегии УОНО был переименован в детский дом имени III-го Интернационала. В конце июня 1922 г., когда было проведено сокращение числа дошкольных учреждений города и уезда, дом имени III-го Интернационала продолжил свою работу.

По свидетельству С.П.Червинской, работавшей в школе при детдоме с 1922 г., «в 1920 г. закончилась ужасная гражданская война. Полоцк жестоко пострадал от неё. Край был разорён, погибло много людей и очень много осталось сирот, о которых некому было заботиться. Война сопровождалась, кроме бедствий войны, ещё очень сильной эпидемией сыпного тифа. (...) В эти годы очень много подбрасывали детей, и новорождённых, и постарше. Их подбирали и ухаживали за ними оставшиеся в Спасе монашенки, а когда жизнь начала налаживаться, их взяли в детдома, а детей постарше оставили и сделали из них детдом в ведении Отнароба. В этот дом я и получила назначение на работу».

В детдоме при монастыре воспитывались дети, в основном, от 4 до 16 лет, хотя поначалу принимали и детей до года. Не все дети были сиротами. У некоторых воспитанников имелся хотя бы один из родителей или иные родственники, но из-за бедственного положения они не могли содержать своих детей и отправляли их в детдома.

Из года в год количество воспитанников в монастырском детдоме увеличивалось. В 1919 г. в приюте находилось 30 детей, в 1922 г. – уже 52. В 1923 г. насчитывалось 69 ребят. Связано это было с тем, что детдом при монастыре в тот год принимал детей из голодающих семей Поволжья, а также из расформированного детского дома I-й пограндивизии.

В архивных документах сохранилось упоминание лишь об одном случае побега из монастырского детского дома. В июне 1923 г. из детдома ушла 8-летняя девочка Оля Сивохо, по словам детей, к своей матери в Дриссу, но вскоре была доставлена обратно.

В 1919 г. заведующей приютом была настоятельница монастыря игумения Елена (Екатерина Александровна Волкова), помощницей заведующей – казначея монахиня Лариса (Александра Захаровна Ксюнина). С 1920 по 1922 г. обязанности заведующей детским домом были возложены на монахиню Ларису. По воспоминаниям А.Ф. Червинской, «официально заведующей была матушка Лариса. При ней детдом процветал и считался лучшим в Полоцком округе». С.П. Червинская была более смелой в суждениях: «Матушка Лариса (монашеское имя А.З. Ксюниной) была заведующей этим домом в течение шести лет и, по отзывам многочисленных комиссий, приезжавших из Полоцка и из Москвы, его действительно можно было объявить первым по Сов. Союзу». С 1923 г. должность заведующей занимала Мария Иосифовна Пашкевич. «Педагогическими служащими» (учительницами и руководительницами), в основном, были сами монахини или послушницы. «Технический персонал» составляли няни, прачки, стряпухи, «сторожихи», которыми в большинстве случаев также являлись насельницы монастыря. Все они работали бесплатно.

Обязанности воспитания и обучения детей лежали непосредственно на руководительницах детских домов. Как и все работники просветительных учреждений, педагогические служащие детского дома при Спасском монастыре повышали свою квалификацию. Так, в июне 1923 г. от Полоцкого УОНО на губернские курсы по переподготовке школьных работников командировали М.И. Пашкевич, занимавшую должности заведующей детским домом и школьного работника в школе при нём.

Все детские дома обслуживались штатом врачей и лекпомов, хотя и не многочисленным: 1 врач и 5 лекпомов (1923 г.). В октябре 1923 г. фельдшер отдела УОНО Рейхтрудель провёл проверку санитарного состояния детских домов в Полоцке. В своём докладе он отметил: «в детском доме III-го Интернационала находилось 60 человек, из которых 5 человек одержимы резким малокровием с упадком питания, 2 рахитичных, 4 чесоточных, 1 с коньюктивитом и 1 со слепотой правого глаза. 20 человек за неимением достаточного количества кроватей спят по 2 на одной кровати. Изолятора нет, а чесоточные спят совместно со здоровыми. Дети, в особенности взрослые, несмотря на наступление холодов, посылаются на различные работы совершенно разутые и раздетые, вследствие чего у многих припухли конечности. В бане моются каждые 2 недели. Бельё как постельное, так и нательное имеется по 2 смены. Кухня и посуда содержатся опрятно. Продукты также хранятся в чистоте. Общее санитарное состояние удовлетворительное». Скученность, отмеченная в докладе, была вызвана переполненностью детдома. После белопольской оккупации 1919–1920 гг. детей значительно прибавилось, и рассчитанный на 50 ребят детский дом не мог обеспечить всем комфортные условия.

«Воспитанники жили в большом 2- или 3-этажном доме, к которому вела широкая аллея (липовая?) от входных ворот монастыря. За домом были огороды, ручей. В этом доме располагались (на втором этаже) спальни, внизу кухня, столовая; в этом же здании проводились и занятия. Занятия в детском доме велись с детьми старшего возраста, причем основную массу составляли девочки, мальчиков было очень мало. Занимались русским языком, арифметикой, музыкой. Здесь же жили руководительницы монастыря. Рядом с домом был вход в большой фруктовый сад с чудесными яблоками апорт и антоновка».

В детском доме имени III-го Интернационала практиковалось полное самообслуживание детей, имелась детская организация – Детком. Со временем появилась и шефствующая организация. В 1923 г. 13-й полк взял шефство над детским домом. Однако, служащие полка ограничивались лишь вмешательством в педагогическую работу и хозяйственную жизнь заведения.

По воспоминаниям А.Ф. Червинской, «никакого религиозного влияния на детей не оказывалось, и в церковь они не ходили. Отдавалась дань пролетарскому мировоззрению. К сельхозработам их также не привлекали. Но дети были приучены к труду. Уборка помещений, работа на кухне, мытьё посуды – всё это делалось их руками в порядке очерёдности. Чистота была идеальная. Учили их и рукоделиям, наряду с занятиями в школе, которая находилась в помещении детдома».

Из доклада комиссии по осмотру учреждений дошкольного воспитания от 1 мая 1921 г.: «детский дом “Спас” – один из самых лучших детских домов во всём городе и уезде, несмотря на то, что домом заведует монахиня. Как санитарное, так и воспитательное положение детей не заставляет желать ничего лучшего. Относительно пищи дети поставлены также в самые лучшие условия, какие только можно при настоящем положении республики. Но это сделано не благодаря Наробразу и ЕПО. Всё сделано собственными средствами – частью монастыря и, главным образом, Сельско-хозяйственным обществом при монастыре при главном участии игуменьи монастыря, отдающей всё, что только можно, на дело воспитания детей и сама принимает в нём очень большую долю участия. Несмотря на близость монастыря и участие игуменьи и монахинь в деле воспитания пролетарских детей, дети настроены в самом революционном коммунистическом духе и влияния церкви совершенно нет». Большое монастырское хозяйство (упомянутое выше Сельско-хозяйственное общество) было хорошим подспорьем для воспитанников дома. Ведь установленные нормы продуктов на одного человека в день были крайне малы. Месячный расход на содержание детского дома составлял 702 рубля 80 копеек, вещами – 57 рублей, мануфактуры – 114 аршинов (на 1923 г.). Помощь детским домам оказывала и «АРА» (Американская Администрация помощи – С.Г.): детдому при монастыре выделялись какао, сахар, молоко, мука, крупа, жиры, сукно, фланель, мусин, пуговицы, катушки.

Учебные занятия велись не только на территории обители. С детьми проводили экскурсии, например, водили на мельницу и кирпичный завод монастыря, а также в центральные учебные мастерские, созданные для обслуживания всех школ для трудового воспитания и обучения. В детском доме был организован кружок по изучению природы. Целью кружка являлось изучение путём непосредственного наблюдения и опыта. Дети наблюдали за превращениями бабочки, лягушки, наблюдали за жизнью улитки и других обитателей ближнего пруда. Ребята составляли гербарии, для чего под руководством воспитательниц засушивали растения. Воспитанники вели 2 диаграммы для ежедневного измерения теневой температуры в установленное время дня и ежедневной отметки солнечных и пасмурных дней в течение лета. Были организованы занятия с детьми и на общем огороде, индивидуальных грядках, в саду и поле.

«Коллектив преподавателей был дружный, талантливый. Развивалась художественная самодеятельность. Ставились живые картины и спектакли, преимущественно на сказочные сюжеты. Сценарии к спектаклям обычно писала С. Червинская. У неё, несомненно, был писательский талант, и много сказок она сочинила сама. Эти спектакли получали высокую оценку со стороны городского начальства», – вспоминала А.Ф. Червинская.

В 1924 г. монастырь был закрыт. Детский дом имени III-го Интернационала был расформирован. Большинство детей перевели в другие детдома. «В 1924 г. все детдома г. Полоцка перевели куда-то в пограничную полосу (в 8 км от границы). Я осталась в Спасе, преобразованном в сельхозартель», – напишет позже бывшая учительница монастырской школы. «Доверять работу по воспитанию детей монахине – это было несовместимо с коммунистической идеологией, проповедующей воинственный атеизм. Вскоре (…) Спасский детдом перевели из монастыря в город», – рассказывала бывшая воспитанница детдома. Несколько девочек старшего возраста, 15–16 лет, пожелали остаться с монахинями и стали вместе с ними членами сельскохозяйственной артели «Пеньки», разместившейся в 20 км от города.

Просуществовав всего несколько лет, детский дом при Спасо-Евфросиниевском монастыре стал одним из лучших учреждений народного образования в городе и уезде. Поддерживая традиции просвещения, заложенные ещё в XII веке основательницей монастыря преподобной Евфросинией Полоцкой, монахини и послушницы не ограничивались в образовании детей только школьными занятиями, большое внимание уделялось духовному и эстетическому воспитанию и развитию ребят. В тот сложный период, когда народное хозяйство и экономика республики находились в бедственном положении, большим подспорьем в материальном благополучии воспитанников было собственное хозяйство монастыря. В Спасском детском доме сложились наилучшие условия для воспитания и образования детей, по большинству своему, сирот. И только политика атеизма, проводимая советской властью, разрушила уклад монастырской жизни и судьбы воспитанников детдома, и их воспитателей.

Источники:

1. Архив Краеведческого музея – филиала НПИКМЗ. Воспоминания С. П. Червинской // Рукопись. Ростов-на-Дону, 1978. 3 с.

2. Зональный государственный архив в г. Полоцке, ф. 54, оп. 1, д. 141, 164, 166, 180, 207, 211–212, 224. Дела о работе дошкольных учреждений Полоцкого уезда 1920–1923 гг.

3. Мемуары А. Ф. Червинской // Рукопись. Ростов-на-Дону, 2009. 47 с.

4. Переписка с О. А. Лукьянченко // Рукопись. Ростов-на-Дону–Полоцк, 2011. 9 с.

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

12/25 августа, воскресенье

Неделя 10-я по Пятидесятнице. Глас 1-й.

Попразднство Преображения Господня. Мчч. Фотия и Аникиты.

6.30 Часы. Ранняя Божественная Литургия.

8.30 Молебен у мощей прп. Евфросинии с акафистом.

(Кресто-Воздвиженский собор)

9.30 Часы. Поздняя Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение с полиелеем.

Смотреть все

Православный календарь

12/25 августа, воскресенье

Неделя 10-я по Пятидесятнице. Глас 1-й.

Мчч. Фотия и Аникиты и многих с ними (305–306).

Сщмч. Александра, еп. Команского (III). Мчч. Памфила и Капитона. Собор Валаамских святых (переходящее празднование в 1-е воскресенье после 6 августа). Собор Кемеровских святых (переходящее празднование в воскресенье перед 18 августа).

Прмчч. Белогорских: Варлаама Коноплева, Антония Арапова, Сергия Вершинина, Илии Попова, Вячеслава Косожилина, Иоасафа Сабанцева, Иоанна Новоселова, Виссариона Окулова, Михея Подкорытова, Матфея Банникова, Евфимия Короткова, Варнавы Надеждина, Гермогена Боярышнева, Аркадия Носкова, Евфимия Шаршилова, Маркелла Шаврина, Иоанна Ротнова, Сергия Саматова, Димитрия Созинова, Саввы Колмогорова, Иакова Старцева, Петра Рочева, Иакова Данилова, Александра Арапова, Феодора Белкина, Алексия Короткова и Петра (1918); сщмч. Василия Инфантьева пресвитера (1918); сщмчч. Леонида Бирюковича, Иоанна Никольского и Николая Доброумова пресвитеров (1937).

Смотреть все

Каталог TUT.BY