Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Полоцкий Спасский детский дом

Распечатать

Статья написана Гавриловой С. В., научным 
cотрудником Полоцкого краеведческого музея

Жизни одной из древнейших белорусских обителей – Полоцкого Спасо-Евфросиниевского женского монастыря – посвящено множество различных изданий. Но на сегодняшний день малоизученным остаётся период жизни обители с 1915 г., когда сёстры и имущество монастыря были эвакуированы в Ростов Великий, до середины 1920-х гг., когда монастырь был официально закрыт властями. Не так давно из архивных документов стало известно, что при монастыре в тот период существовал детский дом, который находился в ведении отдела народного образования, но учителями и воспитателями в нём служили монахини. Основой исследования существования этого заведения стали мемуары бывшей воспитанницы детского дома – Ариадны Фаддеевны Червинской, записанные её сыном Олегом Алексеевичем Лукьянченко в 1990-х гг., а также воспоминания её матери – Софьи Петровны Червинской, принявшей в 1920-х годах в Спасо-Евфросиниевском монастыре монашеский постриг с именем Рафаила.

В апреле 1918 г., когда Полоцк был оккупирован немецкими войсками, в помещениях Спасо-Евфросиниевского монастыря открылся первый в городе детский приют. Содержался он исключительно на деньги монастыря. Сразу после освобождения города, с ноября 1918 г., заведение перешло в ведение Полоцкого отдела социального обеспечения. С 27 июня 1920 г. бывший приют, преобразованный в I Детский дом, был переведён в ведение Уездного отдела народного образования (УОНО), а 8 марта 1922 г. решением Коллегии УОНО был переименован в детский дом имени III-го Интернационала. В конце июня 1922 г., когда было проведено сокращение числа дошкольных учреждений города и уезда, дом имени III-го Интернационала продолжил свою работу.

По свидетельству С.П.Червинской, работавшей в школе при детдоме с 1922 г., «в 1920 г. закончилась ужасная гражданская война. Полоцк жестоко пострадал от неё. Край был разорён, погибло много людей и очень много осталось сирот, о которых некому было заботиться. Война сопровождалась, кроме бедствий войны, ещё очень сильной эпидемией сыпного тифа. (...) В эти годы очень много подбрасывали детей, и новорождённых, и постарше. Их подбирали и ухаживали за ними оставшиеся в Спасе монашенки, а когда жизнь начала налаживаться, их взяли в детдома, а детей постарше оставили и сделали из них детдом в ведении Отнароба. В этот дом я и получила назначение на работу».

В детдоме при монастыре воспитывались дети, в основном, от 4 до 16 лет, хотя поначалу принимали и детей до года. Не все дети были сиротами. У некоторых воспитанников имелся хотя бы один из родителей или иные родственники, но из-за бедственного положения они не могли содержать своих детей и отправляли их в детдома.

Из года в год количество воспитанников в монастырском детдоме увеличивалось. В 1919 г. в приюте находилось 30 детей, в 1922 г. – уже 52. В 1923 г. насчитывалось 69 ребят. Связано это было с тем, что детдом при монастыре в тот год принимал детей из голодающих семей Поволжья, а также из расформированного детского дома I-й пограндивизии.

В архивных документах сохранилось упоминание лишь об одном случае побега из монастырского детского дома. В июне 1923 г. из детдома ушла 8-летняя девочка Оля Сивохо, по словам детей, к своей матери в Дриссу, но вскоре была доставлена обратно.

В 1919 г. заведующей приютом была настоятельница монастыря игумения Елена (Екатерина Александровна Волкова), помощницей заведующей – казначея монахиня Лариса (Александра Захаровна Ксюнина). С 1920 по 1922 г. обязанности заведующей детским домом были возложены на монахиню Ларису. По воспоминаниям А.Ф. Червинской, «официально заведующей была матушка Лариса. При ней детдом процветал и считался лучшим в Полоцком округе». С.П. Червинская была более смелой в суждениях: «Матушка Лариса (монашеское имя А.З. Ксюниной) была заведующей этим домом в течение шести лет и, по отзывам многочисленных комиссий, приезжавших из Полоцка и из Москвы, его действительно можно было объявить первым по Сов. Союзу». С 1923 г. должность заведующей занимала Мария Иосифовна Пашкевич. «Педагогическими служащими» (учительницами и руководительницами), в основном, были сами монахини или послушницы. «Технический персонал» составляли няни, прачки, стряпухи, «сторожихи», которыми в большинстве случаев также являлись насельницы монастыря. Все они работали бесплатно.

Обязанности воспитания и обучения детей лежали непосредственно на руководительницах детских домов. Как и все работники просветительных учреждений, педагогические служащие детского дома при Спасском монастыре повышали свою квалификацию. Так, в июне 1923 г. от Полоцкого УОНО на губернские курсы по переподготовке школьных работников командировали М.И. Пашкевич, занимавшую должности заведующей детским домом и школьного работника в школе при нём.

Все детские дома обслуживались штатом врачей и лекпомов, хотя и не многочисленным: 1 врач и 5 лекпомов (1923 г.). В октябре 1923 г. фельдшер отдела УОНО Рейхтрудель провёл проверку санитарного состояния детских домов в Полоцке. В своём докладе он отметил: «в детском доме III-го Интернационала находилось 60 человек, из которых 5 человек одержимы резким малокровием с упадком питания, 2 рахитичных, 4 чесоточных, 1 с коньюктивитом и 1 со слепотой правого глаза. 20 человек за неимением достаточного количества кроватей спят по 2 на одной кровати. Изолятора нет, а чесоточные спят совместно со здоровыми. Дети, в особенности взрослые, несмотря на наступление холодов, посылаются на различные работы совершенно разутые и раздетые, вследствие чего у многих припухли конечности. В бане моются каждые 2 недели. Бельё как постельное, так и нательное имеется по 2 смены. Кухня и посуда содержатся опрятно. Продукты также хранятся в чистоте. Общее санитарное состояние удовлетворительное». Скученность, отмеченная в докладе, была вызвана переполненностью детдома. После белопольской оккупации 1919–1920 гг. детей значительно прибавилось, и рассчитанный на 50 ребят детский дом не мог обеспечить всем комфортные условия.

«Воспитанники жили в большом 2- или 3-этажном доме, к которому вела широкая аллея (липовая?) от входных ворот монастыря. За домом были огороды, ручей. В этом доме располагались (на втором этаже) спальни, внизу кухня, столовая; в этом же здании проводились и занятия. Занятия в детском доме велись с детьми старшего возраста, причем основную массу составляли девочки, мальчиков было очень мало. Занимались русским языком, арифметикой, музыкой. Здесь же жили руководительницы монастыря. Рядом с домом был вход в большой фруктовый сад с чудесными яблоками апорт и антоновка».

В детском доме имени III-го Интернационала практиковалось полное самообслуживание детей, имелась детская организация – Детком. Со временем появилась и шефствующая организация. В 1923 г. 13-й полк взял шефство над детским домом. Однако, служащие полка ограничивались лишь вмешательством в педагогическую работу и хозяйственную жизнь заведения.

По воспоминаниям А.Ф. Червинской, «никакого религиозного влияния на детей не оказывалось, и в церковь они не ходили. Отдавалась дань пролетарскому мировоззрению. К сельхозработам их также не привлекали. Но дети были приучены к труду. Уборка помещений, работа на кухне, мытьё посуды – всё это делалось их руками в порядке очерёдности. Чистота была идеальная. Учили их и рукоделиям, наряду с занятиями в школе, которая находилась в помещении детдома».

Из доклада комиссии по осмотру учреждений дошкольного воспитания от 1 мая 1921 г.: «детский дом “Спас” – один из самых лучших детских домов во всём городе и уезде, несмотря на то, что домом заведует монахиня. Как санитарное, так и воспитательное положение детей не заставляет желать ничего лучшего. Относительно пищи дети поставлены также в самые лучшие условия, какие только можно при настоящем положении республики. Но это сделано не благодаря Наробразу и ЕПО. Всё сделано собственными средствами – частью монастыря и, главным образом, Сельско-хозяйственным обществом при монастыре при главном участии игуменьи монастыря, отдающей всё, что только можно, на дело воспитания детей и сама принимает в нём очень большую долю участия. Несмотря на близость монастыря и участие игуменьи и монахинь в деле воспитания пролетарских детей, дети настроены в самом революционном коммунистическом духе и влияния церкви совершенно нет». Большое монастырское хозяйство (упомянутое выше Сельско-хозяйственное общество) было хорошим подспорьем для воспитанников дома. Ведь установленные нормы продуктов на одного человека в день были крайне малы. Месячный расход на содержание детского дома составлял 702 рубля 80 копеек, вещами – 57 рублей, мануфактуры – 114 аршинов (на 1923 г.). Помощь детским домам оказывала и «АРА» (Американская Администрация помощи – С.Г.): детдому при монастыре выделялись какао, сахар, молоко, мука, крупа, жиры, сукно, фланель, мусин, пуговицы, катушки.

Учебные занятия велись не только на территории обители. С детьми проводили экскурсии, например, водили на мельницу и кирпичный завод монастыря, а также в центральные учебные мастерские, созданные для обслуживания всех школ для трудового воспитания и обучения. В детском доме был организован кружок по изучению природы. Целью кружка являлось изучение путём непосредственного наблюдения и опыта. Дети наблюдали за превращениями бабочки, лягушки, наблюдали за жизнью улитки и других обитателей ближнего пруда. Ребята составляли гербарии, для чего под руководством воспитательниц засушивали растения. Воспитанники вели 2 диаграммы для ежедневного измерения теневой температуры в установленное время дня и ежедневной отметки солнечных и пасмурных дней в течение лета. Были организованы занятия с детьми и на общем огороде, индивидуальных грядках, в саду и поле.

«Коллектив преподавателей был дружный, талантливый. Развивалась художественная самодеятельность. Ставились живые картины и спектакли, преимущественно на сказочные сюжеты. Сценарии к спектаклям обычно писала С. Червинская. У неё, несомненно, был писательский талант, и много сказок она сочинила сама. Эти спектакли получали высокую оценку со стороны городского начальства», – вспоминала А.Ф. Червинская.

В 1924 г. монастырь был закрыт. Детский дом имени III-го Интернационала был расформирован. Большинство детей перевели в другие детдома. «В 1924 г. все детдома г. Полоцка перевели куда-то в пограничную полосу (в 8 км от границы). Я осталась в Спасе, преобразованном в сельхозартель», – напишет позже бывшая учительница монастырской школы. «Доверять работу по воспитанию детей монахине – это было несовместимо с коммунистической идеологией, проповедующей воинственный атеизм. Вскоре (…) Спасский детдом перевели из монастыря в город», – рассказывала бывшая воспитанница детдома. Несколько девочек старшего возраста, 15–16 лет, пожелали остаться с монахинями и стали вместе с ними членами сельскохозяйственной артели «Пеньки», разместившейся в 20 км от города.

Просуществовав всего несколько лет, детский дом при Спасо-Евфросиниевском монастыре стал одним из лучших учреждений народного образования в городе и уезде. Поддерживая традиции просвещения, заложенные ещё в XII веке основательницей монастыря преподобной Евфросинией Полоцкой, монахини и послушницы не ограничивались в образовании детей только школьными занятиями, большое внимание уделялось духовному и эстетическому воспитанию и развитию ребят. В тот сложный период, когда народное хозяйство и экономика республики находились в бедственном положении, большим подспорьем в материальном благополучии воспитанников было собственное хозяйство монастыря. В Спасском детском доме сложились наилучшие условия для воспитания и образования детей, по большинству своему, сирот. И только политика атеизма, проводимая советской властью, разрушила уклад монастырской жизни и судьбы воспитанников детдома, и их воспитателей.

Источники:

1. Архив Краеведческого музея – филиала НПИКМЗ. Воспоминания С. П. Червинской // Рукопись. Ростов-на-Дону, 1978. 3 с.

2. Зональный государственный архив в г. Полоцке, ф. 54, оп. 1, д. 141, 164, 166, 180, 207, 211–212, 224. Дела о работе дошкольных учреждений Полоцкого уезда 1920–1923 гг.

3. Мемуары А. Ф. Червинской // Рукопись. Ростов-на-Дону, 2009. 47 с.

4. Переписка с О. А. Лукьянченко // Рукопись. Ростов-на-Дону–Полоцк, 2011. 9 с.

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

12/25 июня, вторник

Прп. Онуфрия Великого. Прп. Петра Афонского.

Обретение мощей блгв. вел. кн. Анны Кашинской.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение.

Смотреть все

Православный календарь

12/25 июня, вторник

Прп. Онуфрия Великого (IV). Прп. Петра Афонского (734).

Обретение мощей (1650) и второе прославление (1909) блгв. вел. кн. Анны Кашинской. Прп. Арсения Коневского (1447). Прп. Онуфрия Мальского, Псковского (1492). Прпп. Вассиана и Ионы Пертоминских, Соловецких (1561). Прпп. Онуфрия и Авксентия Вологодских (XV–XVI). Прп. Стефана Озерского, Комельского (1542). Прпп. Иоанна, Андрея, Ираклемона и Феофила (IV).

Смотреть все

Каталог TUT.BY