Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

18 сентября исполняется 370 лет со дня мученической кончины преподобномученика Афанасия Брестского

Распечатать

Афанасий

Святой мученик за веру Православную преподобный Афанасий (Филиппович) родился в 1597 году, в Бресте. Семья его издавна принадлежала к Брестскому Православному братству. Первоначальные познания «в науках церковно-русских» он получил в одной из братских школ.

Неизвестно, где приобрёл он другие познания, так как был прекрасно образован, знал несколько языков — русский, польский, греческий и латинский. Будучи 30 лет от роду, в 1627 году, Афанасий принял монашеское пострижение в Виленском Свято-Духовом монастыре. Отсюда святой послан был на послушание сперва в Кутеинский монастырь под Оршей (тогдашняя Могилевская губ.), а затем в Межигорский около Киева. Из Киева св. Афанасий был снова направлен в Вильну, где получил посвящение в сан иеромонаха и был назначен наместником в Дубойский монастырь под Пинском. Но Канцлер литовский князь Станислав Радзивил в 1636 году отобрал Дубойский монастырь для поселившихся в Пинске иезуитов, и преподобный Афанасий был оставлен на послушании в Купятицком монастыре.

Купятицкая обитель была основана в XII на месте явления 15 ноября 1182 года чудотворной Купятицкой иконы Божией Матери. Образ Пресвятой Богородицы помещён на скрепе медного равнобедренного креста. Древняя монастырская церковь в 1240 году была сожжена татарами, и святой образ 250 лет пролежал в пепле. В XV веке чудотворная икона была вновь обретена, и на этом месте возобновлён монастырь. Купятицкая икона сопутствовала преподобному Афанасию во все дни его жизни. Когда он был назначен монастырским сборщиком, то услышал от святой иконы голос, повелевавший ему идти за милостыней к московскому царю. Божия Матерь обещала ему Своё заступничество.

Путь в Москву был очень трудный и опасный. Шла война с поляками, граница была закрыта. Но Богородица сопутствовала Своему послушнику. Преп. Афанасий был принят царем Михаилом Феодоровичем и вернулся обратно с богатой милостыней.

В 1640 году насельники Брестского Симеонова монастыря просили прислать им на игуменство одного из Купятицких иноков: Афанасия Филипповича или Макария Токаревского. Настоятель Иларион Денисович, не желая отпускать ни того, ни другого, отправил третьего кандидата, но брестские иноки не приняли его. Тогда решено было кинуть жребий, кому ехать в Брест, Макарию или Афанасию, и по воле Божией жребий пал на св. Афанасия.

По прибытии в Брест на игуменство преподобный прежде всего занялся разысканием старинных грамот, епископских и королевских, которыми утверждались права и привилегии монастыря. Исследуя эти грамоты, преп. Афанасий обнаружил записи, ясно говорившие о том, что «уния со старым Римом, принятая вопреки законам Церкви Восточной, проклята навеки». Неустрашимый свидетель истины стал открыто в церкви и в городе говорить об этом. Открытое заявление произвело сильное действие. По словам преподобного, «в месте том Берестейском и во всем округе того воеводства униаты начали испытывать величайшую тревогу». В следующем 1641 году св. Афанасий отправился на сейм в Варшаву и выхлопотал у короля Владислава IV за его собственноручной подписью грамоту (привилегий), которой подтверждались все старые преимущества православного братства в Бресте и обеспечивалось на вечное время полная свобода богослужения и обрядов по уставу Восточной Церкви. Но, по законам царства Польского, королевский привилегий не мог иметь силы без утверждения его печатью коронного канцлера или подканцлера. Св. Афанасий молился об этом и даже предлагал деньги, но напрасно.

«Будете все униатами, — говорили хранители печатей просителю, — так мы и даром запечатаем; знайте, что нам от святого отца, папы римского, под клятвой запрещено умножать здесь греческую веру».

Высшее же православное духовенство в Варшаве, занятое исключительно своими частными делами, отнеслось к делу преп. Афанасия с полным равнодушием. Об общецерковных нуждах оно совершенно не радело.

Однажды во время молитвы св. Афанасий услышал от образа Богоматери явственный голос: «Афанасий! Жалуйся теперь на сейме при помощи иконы Моей Купятицкой, в кресте изображенной, перед королем польским и государством, грозя праведным гневом и страшным судом Божиим, который вот-вот поистине наступит, если не образумятся; пусть прежде всего навеки осудят проклятую унию».

Исполняя это повеление, преподобный, как святой пророк Илия, ревнующий об истинной вере, в 1643 году отправился на генеральный сейм в Варшаве. Он взял с собой образки Купятицкой Богоматери, написанные на полотне, историю своего путешествия в Москву и «надписание» – предостережение о гневе и страшном суде Божием за преследование Православия и покровительство унии. Вместо прошения от Церкви Восточной преподобный раздал знатнейшим членам сейма иконы Богоматери с приложением и в присутствии всех членов сейма обратился к королю со следующей речью: «Наияснейший король польский, господин мой милостивый! Мы терпим несносную кривду; не хотят нам, людям православным, в делех церковного благочестия утверждать печатями привилегии, не хотят нас защищать на основании прав, скрепленных присягой вашей королевской милости, и вот уже около 50 лет вера православная и Церковь Греческая Восточная под вами, христианскими панами, в королевстве Польском в угоду проклятой унии терпит чрезмерные притеснения, и это при содействии и помощи ненавистных римских церковников, в особенности же иезуитов, чрезвычайно хитрых».

Ревнитель Православия передал королю список с Купятицкой иконы Богоматери и приложил к нему особое писание, в котором просил короля успокоить правдивую веру греческую, а унию уничтожить.

Вероятно, польское правительство выразило свое неудовольствие поведением брестского игумена представителям православной партии на сейме, и «свои отцы старшие» объявили Афанасия помешанным и посадили под стражу.

Снедаемый скорбью, что не только король с польской шляхтой, но и своя братия духовная не хочет поддержать дело успокоения веры православной, Афанасий, подражая Христа ради юродивым, притворился безумным. Вышел из темницы нагим, имея на себе только клобук и параман для показания своего звания, вымазался в болоте и, поражая себя посохом, бегал по улицам Варшавы и восклицал громким голосом: «Горе проклятым и неверам!»

Преподобный собирался вбегать в костелы и возглашать те же слова, но его догнали слуги владык, съехавшихся на сейм, и, втолкнув в болото, глубиной выше колен, продержали его до прихода с постоялого двора воза. Произошло это в марте месяце: страдалец терпел сильную стужу. Еле живой на возу был доставлен во владычную гостиницу и снова кинут в заключение. По жалобе некоего Даниловича, архиерейского писаря, «старшие отцы судят» преподобного и, «не имея на это никакого права, постановляют решение: лишают его игуменства и пресвитерства», затем препровождают его, как зачумленного, от одной духовной особы к другой и по окончании сейма отправляют на суд к Киевскому митрополиту, которым тогда был знаменитый Петр Могила.

Консистория митрополита оправдала Афанасия, и варшавское определение было уничтожено. Преподобный вернулся в Брест к своей братии. Но гонения на православных со стороны униатов не прекращались. Вновь получив повеление от Божией Матери обратиться к королю, игумен Афанасий готовился выступить на генеральном сейме 1645 года. Но преподобному не суждено было осуществить свои намерения: в ноябре 1644 г. он был арестован в Бресте, отвезен в Варшаву и брошен в оковы, в которых содержался более года.

Когда надзор за преподобным был ослаблен, он, сидя в тюрьме, усердно занялся составлением памятной записки, которая и подана была от его имени королю Владиславу во время заседания генерального сейма. В записке своей преподобный доказывает: Русь с самого принятия христианства стояла в церковной зависимости от Константинопольского патриарха, а униаты, «отбегшие пастыря своего законного» и отдавшиеся другому, не настоящему (то есть папе римскому), подлежат анафеме, как отступники от веры; самая уния принята была духовными лицами по корыстным побуждениям.

Неизвестно, как эта горячая мольба узника была принята королем. Думая, что бумага не дошла до него, преподобный из темницы пишет второе прошение, в котором обращается к королю с трогательным воззванием: «Смилуйся, наияснейший король польский, господин мой благосклонный, над гонимою Восточною Церковью, которая находится в твоем королевстве». Это прошение, оправленное в зеленый атлас, во время проезда короля по Варшаве было брошено кем-то в его карету и прочитано Владиславом IV, но распоряжения по нему не было сделано. Еще одна бумага, назначавшаяся королю, не была им принята. «Не нужно, не нужно больше ничего, — сказал он, — я уже приказал выпустить его».

Действительно, 19 октября 1645 года король Владислав предписал Киевскому митрополиту Петру Могиле взять к себе Афанасия, который «заслужил наказание, но его королевская милость оставляет без внимания». Вместе с тем от митрополита требовалось послать беспокойного для польской власти игумена в такое место, где бы он не мог уже «чинить никаких тревог». С преподобного сняли оковы и ослабили надзор, так что он мог свободно получать письма от близких ему людей.

Хотя св. Афанасий мог легко бежать из тюрьмы, но он не соблазнялся свободой и требовал суда над собой или, по крайней мере, приема у короля. Он рассылал письма и прошения к лицам, влиятельным при дворе, чтобы они испросили ему у короля прием, и король было согласился выслушать опального игумена, но католическое духовенство отговорило Владислава. Преподобный был отправлен к Киевскому митрополиту. Игумен Афанасий представил Петру Могиле подробный отчет о своих деяниях в Варшаве, надеясь, что митрополит и на этот раз оправдает его, как оправдал раньше, и отошлет опять на игуменство в Брест, но королевское повеление возымело свою силу: подвижник был оставлен в Печерском монастыре как бы под началом. До самой кончины митрополита Петра Могилы в 1647 году преподобный Афанасий жил в Киево-Печерской лавре.

По возвращении его в Брест весной 1648 года вспыхнуло казацкое восстание Богдана Хмельницкого. Все православные были огульно заподозрены в сочувствии повстанцам. 1 июля в монастырь явилась шляхта арестовать игумена по обвинению в том, что он посылал повстанцам порох. Никакого пороха не нашли, но доносчик не выдержал и при всех злобно сказал гайдукам: «Что ж вы не подкинули мешочка с порохом и не донесли, что нашли его тут у монахов?» Сами судьи убедились в неосновательности обвинения, но стали спрашивать другое: «Но ведь ты святую унию бесчестил и позорил!» Преподобный осенил себя крестным знамением и подтвердил все свои прежние слова. Его заковали в кандалы и заключили в замковую тюрьму.

В ночь на 5 сентября с него сняли оковы и перевезли в «обоз», то есть укрепленный лагерь, за город. Перед тем к нему приходили иезуиты с уговорами отступить от Православия, но ушли, ничего не добившись, и послали к нему одного из своих учеников уговаривать его в последний раз. Но он отвечал ему так: «Пусть иезуиты знают, что как им приятно пребывать в прелестях мира сего, так и мне приятно пойти теперь на смерть!» Начальник обоза отказался принять его, говоря иезуитам: «Он теперь в ваших руках, делайте с ним что хотите!»

Тогда его отвели в лесок недалеко от обоза и пытали огнем, и слышно было, как он грозно что-то говорил мучившим его. Потом крикнули гайдуку, чтобы он зарядил ружье, и приказали приготовить яму. В последний раз потребовали от него, чтобы он отказался от своих слов. Но он ясно ответил: «Что сказал — с тем умру!» Тогда велели гайдуку выстрелить ему в лоб. Гайдук, знакомый ему, встал на колени, испросил прощение его и благословение, а потом выстрелил. Преподобный продолжал стоять, прислонившись к сосне. Тогда велели сбросить его в яму. Он обернулся лицом к небу, сложил руки крестом на груди и протянул ноги, и его закопали живым. Потом так и нашли его лежащим.

1 мая, по указанию одного мальчика, было найдено тело покойного. Откопали его ночью и на другой день похоронили в монастыре в Симеоновском храме. Тление не коснулось его, но тело носило следы пыток и ружейных пуль. Лицо покойного почернело от пороха. Язык усох между зубами. «Думаем, что его похоронили еще живого, и это сделалось с ним от великой тяготы смертной. Бог благодатию Своею да утвердит нас в благочестии и да пошлет терпение имени Его ради святого», – пишут свидетели тех скорбных событий. О суде над преподобным и его казни обстоятельно рассказывает особая повесть, составленная под сильным впечатлением послушниками Брестской обители св. Симеона Столпника.

Житие его было впервые написано в XVII веке по-польски студентами Киево-Братской школы по дневникам преподобного и запискам его послушников.

Преподобный Афанасий был признан святым вскоре после своей кончины, в 1658 году. Иннокентий Гизель, архимандрит Киево-Печерский и Иосиф Нелюбович-Тукальский (с 1664 г. митрополит Киевский) писали к царю Алексею Михайловичу, что тело Афанасия «откровенно бывши, и доселе, дивну Богу во святых Своих, в Бресте пребывает нетленно».

Мощи святого игумена покоились сначала в медной раке, но 1816 году, 8 ноября, сгорели вместе с деревянной церковью св. Симеона Столпника; остались лишь обоженные частицы, которые в присутствии молящихся были уложены на оловянном блюде и помещены в Благовещенской церкви монастыря. В 1823 году для частиц мощей была устроена рака, и они поставлены открыто для всенародного чествования. В 1824 году, по причине малочисленности братии и бедности, монастырь в честь Симеона Столпника был упразднен, его церковь обращена в приходскую. Святые мощи преподобного Афанасия были перенесены в крепостной Николаевский собор. В 1833 году, во время строительства оборонительных укреплений Брестской крепости, все древние строения были снесены. После сооружения в городе Симеоновского каменного собора в 1865 году сюда были перенесены нетленные останки преподобного. Во время Первой Мировой войны св. мощи были вывезены во Францию. С 1995 года в специальной раке в Симеоновском соборе г. Бреста хранится частица мощей преподобномученика Афанасия.

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

3/16 ноября, пятница

Мчч. Акепсима епископа, Иосифа пресвитера и Аифала диакона.

Обновление храма вмч. Георгия в Лидде.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение.

17.00 Акафист Божией Матери (Кресто-Воздвиженский собор).

В Кресто-Воздвиженском соборе, имеется икона с частицей св. мощей вмч. Георгия Победоносца. 

Смотреть все

Православный календарь

3 / 16 ноября, пятница

Мчч. Акепсима епископа, Иосифа пресвитера и Аифала диакона (IV). Обновление храма вмч. Георгия в Лидде (IV).

Мчч. Аттика, Агапия, Евдоксия, Катерия, Истукария, Пактовия, Никтополиона и дружины их (ок. 320). Прп. Акепсима (IV). Прав. Снандулии (IV).

Сщмч. Николая Динариева пресвитера и мч. Павла Парфенова (1918); сщмчч. Василия Архангельского, Петра Орленкова, Василия Покровского, Александра Зверева, Владимира Писарева, Сергия Кедрова, Николая Пятницкого, Викентия Смирнова, Иоанна Кесарийского, Петра Косминкова, Александра Парусникова, Павла Андреева, Космы Петриченко пресвитеров и Симеона Кречкова диакона (1937); мц. Евдокии Сафроновой (1938); сщмч. Сергия Станиславлева диакона (1942).

Смотреть все

Каталог TUT.BY