Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Монастыри и монашество в Древней Руси

Распечатать
Статья написана сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря


О, прекрасная пустыня!
Приими мя… яко мати свое чадо,
Научи мя на все благо…
Не могу я на свое царство зрети,
Ни на свою каменну палату,
Ни на свою казну золотую...

Стих Иоасафа-царевича к пустыне

Составитель древнего жития святой Евфросинии, княжны и игумении Полоцкой, предваряя свое повествование о дивных подвигах этой преподобной жены, обращается к читателю с такими словами: «…сойдитесь все, в пустынях и горах житие ангельское проводящие; старые – немощь свою отложите, юные, словно олени скачущие, все сойдитесь – хочу вам предложить трапезу из брашен сих, да, вкушая, возвеселитесь душами вашими. Ведь это – трапеза нетленной пищи…»[1]. Так, вспоминая первые времена расцвета древнерусского монашества, мы словно попадаем на богатую трапезу, на брачный пир. На этом пиру предлагаются нам яства не вещественные, а духовные, не гортань услаждающие, но веселящие душу и сердце.

Монашество как форма христианской жизни, созидаемая высшей устремленностью человеческого духа к Богу, как жительство всецело по заповедям евангельским появилось на Руси уже вскоре после ее Крещения. Первое письменное упоминание о русских монастырях относится еще ко временам святого князя Владимира Святославича. В своем «Слове о законе и благодати» в похвале этому князю митрополит Иларион пишет: «Встали на горах монастыри, явились черноризцы»[2]. В эпоху князя Ярослава Мудрого, который, по свидетельству «Повести временных лет», особенно любил священнический и иноческий чин, «черноризцы стали умножаться»[3].

У самого корня «древа государства Российского», у его духовных истоков находилась обитель Киево-Печерская, основанная преподобными Антонием и Феодосием в середине XI века. Эта обитель стала первой выдающейся школой монашества на Руси, «матерью монастырей русских». Жизнь киево-печерского иночества являлась духовным эталоном для всего христианского общества того времени. Однако значение Киево-Печерского монастыря для Руси заключалось не только в обилии плодов личного благочестия его братии. Обитель эта послужила также образцом уставного монашеского «общего» жития для многих других русских монастырей, так как первой приняла Студийский устав, привезенный из Царьграда, по благословению преподобного Антония святым Ефремом[4].

Святитель Симон, епископ Владимирский и Суздальский, в своем знаменитом «Послании…» к блаженному Поликарпу уподоблял Печерский монастырь морю, «все выброшенное из которого кажется безжизненным и гнилым»[5], а также небу… На духовном небосклоне Киево-Печерской обители, словно звезды, просияли сонмы святых. Общее число печерских подвижников, прославленных Русской Православной Церковью, составляет около ста двадцати иноков и благочестивых мирян. Из стен Киево-Печерского монастыря вышло более пятидесяти иерархов Церкви, и среди них – святитель Мина Полоцкий, первое летописное упоминание о котором относится к 1105 году. О его избрании на Полоцкую кафедру сообщает также Киево-Печерский патерик: «…тоя бо честныя Лавры мнози не отлучнии жители, елико славы крыяхуся, толико паче от Бога прославлены суть, и не своим взысканием, но Божиим принуждением от глубины пещерныя на высоту престолов святительских вознесошася… От них же первый Леонтий, епископ Ростовский… То же… и Мина Полоцку…»[6].

Однако по свидетельству «Повести временных лет», на Руси в X–XII веках монастырей, основанных подобно Печерскому, святыми подвижниками, было гораздо меньше, чем обителей, устроенных князьями, боярами и другими богатыми людьми. Летописец со скорбью отмечает: «Много ведь монастырей цесарями, и боярами, и богачами поставлено, но не такие они, как те, которые поставлены слезами и постом, молитвою и бдением»[7]. Эти слова, впрочем, отнюдь не являются упреком благочестивым русским князьям, видевшим в монашестве идеал христианской жизни и стремившимся к достижению этого идеала всей душой. Известно, что многие князья являлись основателями и ктиторами иноческих обителей.

Так, уже в 1037 году благоверным князем Ярославом Мудрым в Киеве был заложен великокняжеский монастырь в честь святого великомученика Георгия Победоносца и святой мученицы Ирины (эти имена получили в Крещении сам князь и его супруга). Князь Изяслав Ярославич основал в Киеве (до 1062 года) обитель в честь своего небесного покровителя – великомученика Димитрия Солунского. Князь Всеволод Ярославич в 1069 году заложил каменный храм в Михайловском Выдубицком монастыре, основанном, согласно преданию, на месте, где «выдыбал» (выплывал) сокрушенный идол Перуна. Впоследствии князь Всеволод построил в Киеве церковь в честь святого апостола Андрея Первозванного и создал при ней Андреевскую обитель. Сын Владимира Мономаха князь Мстислав Великий (в крещении – Феодор) в 1128 году возвел в Киеве церковь во имя святого великомученика Феодора Тирона. Его сыновьями при ней был устроен монастырь, получивший название Отчий, – сам Мстислав Великий был погребен в нем в 1132 году. Подобные примеры в истории Древней Руси, чрезвычайно многочисленные, ярко свидетельствуют об отношении русских князей к монашеству, о том, что оно являлось для них непререкаемым авторитетом духовным.

Почти все известные обители древней Полоцкой земли также были княжескими. Согласно преданию, еще в конце X века иноческая обитель в пределах Полоцкого княжества, в городе Изяславле, была основана княгиней Рогнедой: «Рогнед же… пострижеся в мнишеский образ, наречено бысть имя ей Анастасиа»[8]. Лаврентьевская летопись сообщает о том, что князь Владимир Святославич, отсылая Рогнеду в ее отчину с сыном Изяславом «устрои город и да има и нарече имя городу тому Изяславль»[9]. В начале XII века полоцким князем Борисом Всеславичем в предместье Полоцка – Бельчицах – был устроен Борисо-Глебский монастырь. В житии преподобной Евфросинии есть упоминание и о существовании в Полоцке или вблизи него женского монастыря, игуменией которого была какое-то время княгиня Романова, вдова почившего в 1116 году князя Романа Всеславича.

Здесь необходимо отметить, что не все княжеские обители благоустраивались сугубо богатыми вкладами и щедрыми пожертвованиями «сильных мира сего». Но были среди них и такие, что созидались трудами, и молитвами, и постом преподобных князей и княгинь, избравших путь иноческого подвига. Таковы были и прославленные обители Святого Спаса и Святой Богородицы, основанные преподобной Евфросинией Полоцкой: «себе, яко жертву давши Богови от князей русских Полотския земли… и княгининскаго лика начаток самообещан приносится Богу…»[10].

Летописные источники сообщают, что в X–XII веках многие русские княгини и княжны принимали иноческий постриг, история сохранила для нас немало имен славных жен, посвятивших свою жизнь служению Богу. Незадолго до своей кончины, последовавшей в 1050 году, приняла схиму с именем Анна супруга благоверного князя Ярослава Мудрого Ирина. По свидетельству «Повести временных лет», дочь киевского князя Святослава Ярославича Предслава была монахиней[11]. В 1086 году в Киевском Андреевском монастыре была пострижена в иночество дочь великого князя Всеволода Ярославича, родная сестра Владимира Мономаха – Анна Всеволодовна, прославленная впоследствии в лике святых. А в 1106 году приняла монашеский постриг ее родная сестра Евпраксия Всеволодовна[12]. Дочь полоцкого князя Святослава (Георгия) Всеславича была пострижена в иночество с именем Евфросиния около 1114–1120 года в возрасте двенадцати лет. Преподобная княжна и игумения Евфросиния, украсившая, по свидетельству древнего жития, «всю землю Полотскую своима благолепныма монастырема»[13], положившая «великое устроение… братии и сестрам»[14], считается основоположницей женского монашества на Руси.

Свидетельством тому, какое влияние оказывало монашество в целом на образ мышления и деятельности самого образованного сословия древнерусского общества, русских князей, являются слова из знаменитого послания Никифора, митрополита Киевского, к князю Владимиру Мономаху: «Что скажу я такому князю, который… спит на сырой земле, избегает дома своего, отвергает светлое платье, по лесам ходит в одежде сиротинской, и только по нужде, входя в город, надевает на себя одежду властелинскую. Что говорить такому князю, который другим любит готовить обеды обильные, а сам служит гостям, работает своими руками… никогда не прячет он своих сокровищ, никогда не считает золота или серебра…»[15].

Поскольку почти все древнерусские монастыри располагались в городах или неподалеку от них, они являлись духовным пристанищем для многих боголюбцев, пользовались величайшим уважением и авторитетом как в княжеской среде, так и в простонародье. Иноческие обители служили миру, ограждая его молитвой, окормляя духовно всех, стремившихся следовать заповедям Христа. Так, известно, что сын князя Ярослава Мудрого Святополк, прежде чем отправиться куда-либо из Киева, приходил в Печерскую обитель и усердно молился у гроба преподобного Феодосия, испрашивая помощи святого и его благословения на предлежащий путь. Возвращаясь из отлучки, Святополк всякий раз благодарил Бога, вновь посещая Печерский монастырь. В житии преподобной Евфросинии Полоцкой говорится о том, что эта святая имела многие дарования духовные. За советом к ней обращались как родственники-князья, так и простые горожане. «Блаженной Евфросинии таков был дан дар от Бога: если кто-либо спрашивал ее о чем-нибудь, она ему говорила, как нужно поступить, и кто слушал ее, тот получал пользу. Не хотела она видеть враждующими ни князя с князем, ни боярина с боярином, ни из простых людей кого со своим другом, но всех хотела видеть единодушными»[16].

Из иноческих обителей, воспитавших многих подвижников благочестия, великих и дивных святых, свет Истины Христовой распространялся по всей Руси. Монастыри становились центрами духовного просвещения и книжной мудрости. Не будет преувеличением сказать, что вся древнерусская литература и искусство вышли из монастырской среды. Зарождение русской иконописи связано с именем инока Киево-Печерской обители Алипия. Известен и еще один иконописец домонгольской Руси – преподобный Григорий Печерский. Своими летописцами Русская земля также имела богомудрых монахов, подвижников и чудотворцев: преподобный Нестор Печерский считается создателем летописи – одного из первых оригинальных жанров древнерусской литературы.

В монастырях издревле существовала традиция книгописания, при них находились богатейшие книжные собрания. Так, преподобная Евфросиния Полоцкая, получившая прекрасное образование в доме своих родителей, занималась переписыванием книг: «издалеча собирающи Божественное богатство, яко далече ходяй корабль, борзописчими персты добре писала еси…»[17]. Святая Полоцкая игумения имела и собственную печать, которой скреплялись официальные документы, грамоты (акты)[18].

Начальный период в истории русского монашества – время поистине удивительное и неповторимое. Ибо позже мы уже не увидим такого обилия благодати и дарований, такого числа подвижников, творящих чудеса. Только в Полоцкой земле за неполные двести лет (XII – первая половина XIII века) просияло четверо угодников Божиих, прославленных Русской Православной Церковью: святители Мина, Симеон, Дионисий и преподобная Евфросиния, и все они достигли духовного совершенства и святости, избрав стезю иноческого подвига.

Один из самых талантливых и образованных русских князей домонгольской поры Владимир Всеволодович Мономах, отличавшийся верностью и глубиной взгляда на монашество как на средоточие христианства, весьма почитавший иноков, в своем «Поучении», адресованном собственным детям, писал: «…принимайте епископов, священников, игуменов с любовью; берите от них благословение; не устраняйтесь от них и по силе любите и снабдевайте их, дабы они молились за вас Богу»[19].

Источники:

1. Глухов, А. Г. Обители мудрости: Монастыри и храмы как центры книжности России. М., 2010.

2. Древнерусские княжеские жития / подгот. текстов, пер. и комм. В. В. Кускова. М., 2001.

3. Житие преподобной матери нашей Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой. Полоцк, 2012.

4. Иаков, монах. Созидатели Руси. [М.], 1999.

5. Киево-Печерский патерик по древним рукописям в переложении на современный русский язык… Киев, 1893.

6. Малков Г., диакон. Русь Святая: очерк истории Православия в России. Симферополь, 2009.

7. Мельников, А. А. Путь непечален: Исторические свидетельства о святости Белой Руси. Минск, 1992.

8. Перхавко, В. Б., Пчелов, Е. В [и др.]. Князья и княгини Русской земли IX–XVI вв. М., 2002.

9. Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века.

10. Повесть жития и преставления святыя и блаженныя и преподобныя Евфросинии… // Памятники старинной русской литературы, изд. графом Гр. Кушелевым-Безбородко. СПб., 1862. Вып IV.

11. Подвижницы благочестия земли Русской: История женской русской святости X–XX веков. [М.], 2002.

12. Послание святителя Симона, епископа Владимирского и Суздальского, к блаженному Поликарпу, черноризцу Печерскому // Жития и подвиги святых Киево-Печерской Лавры. Минск, 2005.

13. Поучение Владимира Мономаха // Древнерусская духовная литература: в 3 т. М., 2004. Т. 1: XI–XII вв.

14. ПСРЛ: в 43 т. М., 2001. Т. 1: Лаврентьевская летопись. (Репринт. воспр. изд. 1926 г.).

15. ПСРЛ: в 43 т. М., 1965. Т. 15: Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью. (Репринт. воспр. изд. 1863 г.).

16. Слово о законе и благодати митрополита Илариона // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века.

17. Слово Святой Руси. М., 2002.

18. Служба на преставление преподобныя матере нашея Евфросинии, игумении и княжны Полотския, месяца мая, день 23 (5 июня). Полоцк, 2008.

19. Татищев, В. Н. История Российская: в 7 т. М.–Л., 1963.

20. Трофимов, А. Святые жены Руси. М., 1993.

21. Федотов, Г. Святые Древней Руси. СПб.. 2004.



[1] Житие преподобной матери нашей Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой. Полоцк, 2012. С. 7–8.

[2] Слово о законе и благодати митрополита Илариона // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века. С. 47.

[3] Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века.

С. 195.

[4] Речь идет о святителе Ефреме, епископе Переяславском (†1098), подвизавшемся и принявшем иноческое пострижение в Печерском монастыре.

[5] Послание святителя Симона, епископа Владимирского и Суздальского, к блаженному Поликарпу, черноризцу Печерскому // Жития и подвиги святых Киево-Печерской Лавры. Минск, 2005. С. 340.

[6] Цит. по: Святитель Мина, епископ Полоцкий // Мельников, А. А. Путь непечален: Исторические свидетельства о святости Белой Руси. Минск, 1992. С. 21.

[7] Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века.

С. 201.

[8] ПСРЛ: в 43 т. М., 1965. Т. 15: Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью. С. 113.

[9] ПСРЛ: в 43 т. М., 2001. Т. 1: Лаврентьевская летопись. С. 301.

[10] Служба на преставление преподобныя матере нашея Евфросинии, игумении и княжны Полотския, месяца мая, день 23 (5 июня). Полоцк, 2008. С. 5–6.

[11] Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси: в 12 т. СПб., 2004. Т. 1: XI–XII века.

С. 315.

[12] Там же. С. 293.

[13] Повесть жития и преставления святыя и блаженныя и преподобныя Евфросинии… // Памятники старинной русской литературы, изд. графом Гр. Кушелевым-Безбородко. СПб., 1862. Вып IV. С. 177.

[14] Там же.

[15] Второе послание Никифора, митрополита Киевского, к великому князю Владимиру Мономаху о посте и о воздержании чувств. Цит. по: Слово Святой Руси. М., 2002. С. 32.

[16] Житие преподобной матери нашей Евфросинии, игумении и княжны Полоцкой. Полоцк, 2012. С. 19.

[17] Служба на преставление преподобныя матере нашея Евфросинии, игумении и княжны Полотския, месяца мая, день 23 (5 июня). Полоцк, 2008. С. 25.

[18] Впервые одна из таких печатей была обнаружена в Новгороде на берегу реки Волхов в 1968 году. Впоследствии были найдены еще две печати, принадлежавшие преподобной Евфросинии Полоцкой, но уже другого типа. Одна из них была обнаружена в 1977 году в Новгороде, а вторая в 1998 году в Полоцком Спасо-Евфросиниевском монастыре.

[19] Поучение Владимира Мономаха // Древнерусская духовная литература: в 3 т. М., 2004. Т. 1: XI–XII вв.

С. 13.

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

3/16 июля, вторник

Мч. Иакинфа.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение с полиелеем.

Частицы св. мощей свт. Филиппа, митр. Московского, блгвв. кнн. Василия и Константина Ярославских и прпп. Анатолия, в Ближних пещерах, и Анатолия затворника, в Дальних пещерах Печерских, имеются в мощевиках обители. 

Смотреть все

Православный календарь

3/16 июля, вторник

Мч. Иакинфа (108). Перенесение мощей свт. Филиппа, митр. Московского и всея России, чудотворца (1652).

Прпп. Анатолия, в Ближних пещерах (XII), и Анатолия затворника, в Дальних пещерах (XIII), Печерских. Блгвв. кнн. Василия и Константина Ярославских (XIII). Свт. Василия, еп. Рязанского (1295). Прпп. Иоанна и Лонгина Яренгских (1544–1545). Блж. Иоанна, Христа ради юродивого, Московского (1589). Прп. Никодима Кожеезерского (1640). Мчч. Диомида, Евлампия, Асклипиодота и мц. Голиндухи (II). Мчч. Мокия и Марка (IV). Прп. Александра, обители «Неусыпающих» первоначальника (ок. 430). Свт. Анатолия, патриарха Константинопольского (458).

Сщмч. Антония, архиеп. Архангельского (1931). Обретение мощей сщмч. Сильвестра, архиеп. Омского (2005).

Смотреть все

Каталог TUT.BY