Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Русский врач-гомеопат Карл Карлович Боянус. К 195-летию со дня рождения

Распечатать

Доклад  Ольшанецкой Натальи Васильевны врача-гомеопата МГЦ, старшего преподавателя кафедры гистологии МГМСУ, который был зачитан на конференции, проходившей в культурном центре святого ап. Фомы в Страсбурге, посвященной 60-летнему юбилею со дня кончины игумении Нины (Боянус)


Ваше Преосвященство, досточтимые отцы, уважаемые участники и гости конференции!

Приветствую вас от имени Российского Гомеопатического Общества и от имени Московского Гомеопатического Центра!

С большой радостью было принято мною приглашение участвовать в мероприятиях, посвященных памяти игумении Нины (Боянус), или, как изумительно звучит по-французски, 60-летию начала ее небесной жизни.

Повествуя о человеке, мы обязательно упоминаем о его родителях. Говоря о такой незаурядной личности, как матушка Нина, нельзя не рассказать о ее достойных родителях, своей жизнью и деятельностью приумноживших славу рода Боянус. Благодаря изысканиям господина Филиппа Эделя, стало известно о глубоких, многовековых корнях семьи Боянус, которые находятся в Буксвиллере, во французской провинции Эльзас. Но потомки древнего рода прижились на российской земле и прекрасными плодами украсили Россию.

Принимая эстафету от господина Филиппа, почтим память отца матушки Нины – Карла Карловича Боянуса. 5 сентября исполнилось 195 лет со дня его рождения.

Родился он в Санкт-Петербурге в 1818 году в семье представителя гессенского торгового дома, уже обрусевшего немца Карла Людвига Боянуса, предки которого, как теперь стало известно, поселились в России в конце 70-х годов XVIII века. Боянусы были христианами-лютеранами и, проживая в Санкт-Петербурге, посещали Петрикирхе – лютеранскую церковь Святых Петра и Павла. В этой церкви не только крестили маленького Карла Генриха, но с трехлетнего возраста, после смерти матери, он жил в воспитательном доме для мальчиков, а позже и учился в гимназии при этой церкви. В стенах Петрикирхе он получил первоначальное образование и основательное христианское воспитание. К месту будет заметить, что немцев так воспитывают, что они не меняют свою религиозную принадлежность. Даже живя среди других народов: православных ли, католиков ли, они сохраняют верность Лютеранской Церкви. В том же духе воспитывают своих детей. (В подтверждение этого относительно семьи Боянус следует сказать, что сын от первого брака Карл похоронен на лютеранском кладбище города Одессы). Чтобы правильно понять и по достоинству оценить жизнь и деятельность Карла Карловича Боянуса, необходимо подчеркнуть, что в основу, в фундамент его личности с детства была заложена вера во Христа, христианское устроение жизни.

Когда Карл стал уже подростком, не обошла их семью бедность, из-за которой он не успел окончить гимназию и вынужден был работать, совмещая службу в торговом доме и учение. Учил его бесплатно в течение двух лет хороший знакомый семьи выдающийся преподаватель доктор прав Бессон.

В 1838 году, выдержав экзамен зрелости, Карл поступил в Санкт-Петербургскую Медико-Хирургическую Академию. Почему он выбрал медицину? Скорее всего, по склонности души, а, возможно, и по примеру своего дяди, старшего брата отца, Людвига Генриха Яковлевича Боянуса (1776–1827), который был доктором медицины и хирургии Виленского (Вильнюсского) университета, основал при университете зоологический и зоотомический кабинеты и подарил университету свою обширную библиотеку. В течение двадцати лет (1807–1827) был членом Санкт-Петербургской Медико-Хирургической Академии. Умер в 1827 году в Дармштадте, когда Карлу было девять лет.

Так или иначе, проучившись в Академии три года, Карл из-за царствующей там, невыносимой для него суровой военной дисциплины перевелся на медицинский факультет Московского Университета. В 1845 году 26-летний Карл Боянус окончил Университет и получил степень лекаря.

Еще будучи студентом, он впервые услышал о гомеопатическом методе лечения и об авторе нового метода – немецком ученом и враче Самуиле Ганемане (1755–1843). Мнение сокурсников и большинства преподавателей было едино: гомеопатия – это лжеучение корыстного Ганемана. Находились профессора, которые, допуская шутовство и глумление, безжалостно бичевали учение Ганемана перед толпой студентов, а те в простоте сердца верили им на слово. Но Карл недоумевал: «Как же так? – Ведь истинный ученый должен всегда уважать чужое мнение». Он считал недопустимым такое поведение. Истинный ученый, прежде чем критиковать, обязан был разобраться в сути нового учения. Справедливости ради надо сказать, что, когда Боянусу, будущему убежденному гомеопату, который даже слово «гомеопатия» нередко потом писал с большой буквы, впервые разъяснили этот метод лечения, он тоже счел его бессмыслицей.

Первым, кто по-настоящему познакомил Боянуса с гомеопатией и, по признанию самого Карла Карловича, определил его жизненный путь, был учитель музыки Леопольд Федорович Лангер, с которым он познакомился в Москве в 1841 году, когда еще учился в университете. Случайное знакомство с умным, начитанным, образованным человеком, поклонником Ганемана и гомеопатии, переросло в дружбу, продолжавшуюся до самой смерти Лангера в 1884 году. Важно отметить, что в XIX веке в России гомеопатию признали и часто занимались лечением и не-врачи, а умные, образованные, здравомыслящие люди – учителя, сельские священники, помещики. К таким людям принадлежал Леопольд Федорович.

Но самым убедительным фактом в пользу гомеопатии для Боянуса послужил случай из его жизни, который он описывает в своем произведении «Как и почему я сделался гомеопатом?» (1888). Итак, весной 1845 года в период сдачи выпускных экзаменов Карл сильно занемог – жар, пот, ознобы, головные боли. Как тогда говорили, злокачественная и упорная лихорадка, а, точнее, малярия. Пришлось даже лечь в клинику. Сначала назначено было слабительное, на следующий день – открылось носовое кровотечение, и все обрадовались, думая, что это приведет к улучшению состояния, уменьшению болей. Но к вечеру кровотечение не прекратилось, и студент-медик стал ослабевать, терять сознание. Ни пузырь со льдом, ни тампонада носовой полости, ни горчичники на ноги не помогли, только появилась еще нестерпимая жгучая боль от горчичников. Ведущие врачи, хирурги и терапевты обступили постель больного, советовались, что предпринять, и было предписано… кровопускание из ноги. (Заметим, что слабительные, рвотные средства, кровопускание – были основными методами и приемами медицины того времени). Тут Боянус возмутился: «Как? Я и так терял сознание из-за кровотечения! Это варварство! Этому не бывать!». Тогда было назначено растительное лекарство (амигдалин) в миндальном молоке. Кровотечение постепенно прекратилось, приступы лихорадки стали короче, но головная боль не проходила. Затем стали давать больному хинин, и вскоре Карл как будто поправился. Он продолжил сдавать пропущенные из-за болезни экзамены, получил диплом врача. Но время от времени приступы лихорадки возобновлялись.

Летом Боянус переселился в подмосковное село. Здесь, посреди большого хвойного леса, он надеялся избавиться от своей лихорадки, но не тут-то было. Прошло два месяца, Карл Карлович ослаб, исхудал, на него нашло уныние. В таком состоянии застал его Лангер. Леопольд Федорович и раньше предлагал Боянусу «бросить всю эту латинскую кухню и лечиться по-новому», но в этот раз «сильным натиском убедительных доводов обезоружил» Карла, и тот сдался. Еще сомневающийся в гомеопатическом методе Карл Боянус сожалел о том, что «по слабости духа и отсутствию энергии согласился на новое лечение». Но на самом деле в «слабости духа» ни тогда, ни потом никто его упрекнуть не мог. Он был честным, порядочным, скромным, очень ответственным человеком и, если давал слово, то держал его. Так было и на этот раз: дал Лангеру слово и покорился ему. Первый приступ лихорадки, последовавший после принятия средств, отличался от предыдущих приступов тем, что началось обильнейшее потоотделение. По словам Боянуса, «под кроватью оказалась лужа от просочившегося сквозь толстый матрац пота». Второй приступ сопровождался небольшим подъемом температуры и также сильным потом, хотя и не столь обильным, как в первый раз. Третьего пароксизма не было вовсе. Боянус вспоминал: «Появился громадный аппетит, я начал быстро поправляться и в течение какой-нибудь недели избавился от лихорадки, мучившей меня шесть месяцев кряду. Нужно ли говорить еще о том, почему я сделался Гомеопатом?». Больше не надо было убеждать Боянуса в силе и благодетельном влиянии гомеопатии. Он испытал его на своем собственном теле.

В основе гомеопатического метода лечения лежит принцип: «подобное лечится подобным». Еще в V веке до нашей эры «отец медицины» Гиппократ признавал два подхода к лечению: лечение противоположным и лечение подобным. Принцип или закон подобия образно отражен в таких выражениях: «от чего заболел – тем и лечись!» (А. П. Чехов), в русских пословицах: «клин клином вышибают», «врага бьют тем же оружием», «кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет!», а в притче о Люцифере Святителя Николая Сербского сказано: «Древом победишь, но древом и побежден будешь!». В молитвенном обращении к главному Врачевателю душ и телес наших звучит тот же закон подобия: «Владыко Христе Боже, Иже страстьми Своими страсти моя исцеливый и язвами Своими язвы мои уврачевавый…». Вспомним торжественное пасхальное пение:

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ,

И сущим во гробех живот даровав».

То есть Христос своей смертью смерть победил и воскрес! И, подобно Ему, воскреснут все.

Это ли не убеждает во всеобщности и истинности закона подобия?!

Гомеопатический метод лечения поддерживали, а нередко и практиковали в России подвижники Православия, ныне причисленные к лику святых: святитель Игнатий Брянчанинов (1807–1867), святитель Феофан Затворник (1815–1894), святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829–1908), священномученик митрополит Серафим (Чичагов) (1856–1937).

В наше время гомеопатия официально признана, а в XIX веке шла непримиримая борьба сторонников гомеопатии с ярыми противниками нового учения.

Карл Боянус, воспитанный на принципах высокой морали, всегда обдумывал и выверял каждый свой поступок и шаг. Как видим, он не сразу, а после длительных размышлений и сомнений отрекся от господствующего учения в медицине. При этом он знал, что «для него, как гомеопата, не торгующего своими убеждениями, навсегда закрыты врата государственной службы, а потому о почестях мира сего и речи быть не может». Он знал, что, «как гомеопату – коллега не подаст ему руки, не станет советоваться, консультироваться с ним, и в глаза или за глаза осыплет его бранными словами…».

Итак, Карл Боянус сделал свой выбор, и началось его служение Гомеопатии. Изречению Мартина Лютера «На этом стою и буду стоять» он следовал всю свою жизнь.

Молодой врач начал работать в Подмосковной деревне. Открыл лечебницу, применяя гомеопатические средства для лечения прихожан, накапливал практический опыт. Этот период знаменателен еще и тем, что Карл женился. Как стало известно из материалов уважаемого Филиппа Эделя, женой его стала Шарлотта Молленауэр, немка из Прибалтики.

Вскоре Карл Карлович получил приглашение работать в качестве домашнего и деревенского врача и лечить исключительно по правилам гомеопатии в Черниговское имение графа Василия Александровича Перовского (1795–1857), большого приверженца гомеопатического метода. В марте 1846 года семья Боянус приехала в Черниговскую губернию. Карлу пришлось сразу же с головой окунуться в работу: в это время в шести селах началась эпидемия тифа, и практика показала эффективность применения при этой инфекции гомеопатических средств. Жена Шарлотта помогала в приготовлении лекарств. Спустя два года, в 1848, Россию охватила эпидемия холеры. Мобилизованы были все медицинские кадры. Губернатор возложил на Боянуса обязанности уездного врача, а «холерный комитет» предписал отвечать за 96 деревень и сел, которые нужно было объезжать, и ежедневно подавать ведомости о количестве заболевших, выздоровевших и умерших. Нам, современным людям, невозможно представить, как можно было все это успевать делать при отсутствии связи и гужевом транспорте! Врач К. Боянус, разъезжая по деревням, в том числе и верхом, по два-три дня и больше не бывал дома и не мог иметь сведений о состоянии жены и двух маленьких детей. Нелегко пришлось семье Карла Карловича. К тому же поменялся хозяин имения, и отношения с новым не сложились.

В 1852 году Боянус принял приглашение от господина А. Д. Желтухина переселиться к нему в Казанскую губернию. Семья Карла Боянуса, состоящая из четырех человек, в ожидании пятого, переехала на стекольный завод, находящийся в 100 верстах от Казани. Там была небольшая больница и фельдшер, привыкший к гомеопатическому лечению, так как его практиковал и сам Желтухин. И точно так же, как шесть лет назад, Боянусу сразу же пришлось столкнуться с тифом. Но народ здесь был более развитый, и условия жизни его лучше. Эпидемия длилась не более двух месяцев (август и сентябрь). Хотя больных было много, но смертность была небольшой. Прием гомеопатических препаратов в самом начале заболевания предотвращал развитие тифа. После суровой зимы, длившейся с 1 октября до апреля 1853 года, началась дружная весна, а вместе с ней… эпидемия оспы. Но это были еще не все испытания, выпавшие на долю жителей завода: в июне появилась холера. Подводя итоги своей бурной практики на стекольном заводе (три эпидемии за один год!), Боянус пришел к следующим выводам: для успешного лечения больных важно постоянно и внимательно наблюдать за ними, что возможно только в условиях больницы, и важно, чтобы больной и прислуга строго исполняли все данные врачом приказания.

Больше года проработал Боянус на стекольном заводе, но был поставлен в необходимость отказаться от дальнейшей службы и в начале октября 1853 года решил переселиться в Нижний Новгород. После многих трудностей и лишений наступал, как напишет в своих воспоминаниях Карл Карлович, «самый счастливый, а для науки самый богатый период его жизни и деятельности».

Нижний Новгород был избран для переезда, потому что там жил Владимир Иванович Даль (1801–1872), управлявший Удельной конторой. По образованию он был врачом, хотя к тому времени не практикующим, но высоко почитающим гомеопатию.

Итак, с женой Шарлоттой и тремя сыновьями – Максимилианом, Николаем и Карлом – 35-летний Карл Боянус приехал в большой губернский город Нижний Новгород, надеясь найти здесь благоприятную почву для осуществления задуманных им предприятий.

В Нижнем Новгороде Боянусу предстояло прожить почти 10 лет. Вначале он работал вольнопрактикующим врачом. Спустя некоторое время был представлен В. И. Далю, до того не знавшим Карла Карловича. Владимир Иванович принял Боянуса весьма ласково. Они беседовали о медицине и, конечно, о гомеопатии. Карл очень нуждался в таком собеседнике и с огромной радостью принял приглашение бывать в доме Даля, человека разносторонне образованного, будущего автора «Толкового словаря живого великорусского языка».

Даль и Боянус в своих устремлениях как будто шли навстречу друг другу. В течение 1853–1854 годов они очень сблизились. Через некоторое время Владимир Иванович предложил Боянусу поступить на службу удельным врачом. О таком предложении можно было только мечтать! Конечно, он согласился. Приняв русское подданство, Карл Карлович Боянус получил место главного врача при Нижегородской удельной больнице. «О, это ли не радость! Быть полным хозяином больницы при начальнике-единомышленнике во всех вопросах медицины! Когда начальством предустановлено гомеопатическое лечение!» – ликовал он.

На протяжении почти девяти лет Карл Карлович возглавлял больницу с бесплатным обслуживанием пациентов. Организовал в Нижнем Новгороде гомеопатическую аптеку. Он был не только врачом, но и экономом: продовольствие для больных, ремонт всех принадлежностей – все было на нем. Он также обучал шесть фельдшеров при больнице в течение трех лет, чтобы после сдачи экзамена они могли бы самостоятельно заменить отсутствующего врача. Кроме того, под его ответственностью, под медицинским наблюдением были все имения уездов губернии. Как врач участвовал Боянус и в рекрутских наборах. А однажды исполнял даже должность батальонного врача вновь формирующегося из крестьян стрелкового полка. Вот что писал Карл Карлович об этих людях, спустя 33 года: «С особенным удовольствием вспоминаю я об этом красивом, стройном и кротком народе, о песельниках с отличными голосами, о хоре. Жив ли кто-либо из них? Бог весть, но я их не забыл и не забуду».

Кроме терапевтической деятельности, Карл Боянус проявил себя и как искусный хирург, проделав множество разнообразных операций. Подробности тогдашней хирургической деятельности описаны им в известном труде «Опыт приложения гомеопатии к хирургии Карла Боянуса (с таблицами и тетрадью литографических рисунков)». Этот труд, о котором весьма одобрительно отозвалась критика в немецких и французских журналах, вышел в печать в 1861 году и сделал имя его известным в Европе и Америке. Но отзыв о его первой книге в российской печати был… у-ж-а-с-е-н! Этот бесчестный отзыв всколыхнул Боянуса до глубины души, вызвал у него такую волну негодования, что он написал ответ, где упрекал автора отзыва в пристрастии, несправедливости, в отсутствии честности, основанных на вражде к гомеопатическому учению, о котором тот понятия не имеет. Так честный благородный Карл Боянус вступил на путь активной борьбы с противниками, вернее сказать, с врагами Гомеопатии. Борьба предстояла трудная, длительная. Боянус защищал и отстаивал истину, в которую уверовал и познал.

В 1861 году, после отмены крепостного права в России, последовало закрытие всех удельных больниц. Карл Карлович вынужден был переселиться в Москву. С тяжелым сердцем расставался он с Нижним Новгородом и, особенно, с больницей.

С 1863 года (Боянусу – 45 лет) начинается Московский период его жизни и деятельности.

Произошли изменения и в личной жизни Карла Карловича: умерла жена Шарлотта. Почти 20 лет она была рядом с ним, родила и воспитала трех сыновей. Выносила тяготы и лишения их жизни: с надеждой на лучшее будущее трижды меняли они места жительства, переезжая с маленькими детьми на руках, каждый раз не зная определенно, что их ждет. Только представьте себе: на лошадях по российским дорогам, очаги эпидемий – тиф, холера, оспа, муж постоянно занят работой: то лечит, то что-то пишет. Вспомним, как она помогала мужу приготавливать гомеопатические лекарства. Итак, первая жена Шарлотта была спутницей Карла Карловича Боянуса на его трудном пути становления как врача, как исследователя.

Второй раз Боянус женился в 1867 году, когда ему было 49 лет. Он уже был признанным врачом и ученым. Печатались его статьи, книги. Вторая жена Карла Карловича – Ольга Семеновна Давыдова (1837–1910), урожденная Хлюстина, дворянка, была вдовой Дениса Денисовича Давыдова, имела дочь – Екатерину Денисовну. На редкость умная и образованная женщина, высоко духовная и благочестивая, она была Карлу Карловичу не только женой, но другом и незаменимым помощником. Чета Боянусов пополнилась еще пятью членами семьи: три сына – Алексей, Александр, Семен и две дочери – Любовь и Вера. А всего под их попечением было девять детей. Вера Карловна – младшая из них, родившаяся в 1876 году, станет в будущем игуменией Ниной.

Карл Карлович Боянус наряду с врачебной деятельностью в этот период активно занимался литературной работой. Он печатал статьи во многих гомеопатических журналах: в немецких с 1854 года, в русских с 1861 года, французских, американских, английских. Он знал четыре иностранных языка. В 1876 году по предложению американского общества «New-American Institute of Homeopathy» им был написан огромный труд (скромно названный очерком) по истории развития гомеопатии в России. В сборе и подготовке материалов активное участие принимала Ольга Семеновна. Сначала труд был написан на немецком языке под заглавием: «Geschichte der Homeopathic in Russland», и, как отмечалось в отзывах, выполнен с редким знанием дела и добросовестностью. За эту работу, за заслуги перед гомеопатией Боянус был удостоен почетного диплома Американского доктора медицины. «Гомеопатия в России. Исторический очерк» – самый значительный его литературный труд. В нем излагается учение великого С. Ганемана, открывшего «новую благодатную эру в истории медицины». Рассказывается о трудностях становления и развития гомеопатии в России, об ожесточенной борьбе с ее многочисленными противниками. По сути – о борьбе людей, ищущих правды, с людьми власти, ищущими выгод, не желающими понять и принять новое. Автор отмечал, что гомеопатия, встреченная криками негодования и ожесточенной бранью, должна была вынести на своих плечах участь всякой новой идеи, нового открытия. И Ганеман с его последователями должны были пережить то, что раньше выпало на долю Галилео Галилея, доказавшего, что Земля вращается, Лютера Гарвея, открывшего два круга кровообращения, и других носителей света истины. А во главе их из тумана веков выделяется божественный образ Того, Кто принес в мир любовь и спасение и научил нас страдать и умереть за истину. Боянус в своем труде перечислил имена тех, кто отстаивал позиции нового знания. Он и сам был на передовом крае борьбы, но со свойственной ему скромностью умалчивает о своих замечательных сочинениях и заслугах перед русским обществом, потому что главным двигателем всей его жизни было не самолюбие и утверждение себя, а стремление к истине. Итоговая мысль произведения связывает, объединяет гомеопатию и учение Христа: «будущность принадлежит гомеопатии, пока человечество не перестанет стремиться к истине и добру…»

«Гомеопатия в России. Исторический очерк» был переведен и издан на русском языке лишь шесть лет спустя. Что говорить? Этот факт только подтверждает отношение к гомеопатии и положение гомеопатии в России того времени.

В 1884 году, более двадцати лет прожив в Москве, Карл Карлович вместе с Ольгой Семеновной и дочерьми: Любовью и восьмилетней Верочкой переехал в Самарскую губернию, в имение «Ключи», принадлежавшее Ольге Семеновне.

За годы жизни в имении он написал немало статей, в том числе большой труд-воспоминание «Как и почему я сделался гомеопатом» (1888). С большим удовольствием занимался земельным хозяйством, приходилось и лечить больных. В 75-летнем возрасте (1893) Карл Карлович Боянус побывал на второй родине гомеопатии, в США. Он отправился в дальний путь за океан, не смотря ни на преклонный возраст, ни на разные старческие недуги. Заветная мечта его посетить Соединенные Штаты Америки осуществилась на закате лет.

В мае 1895 года судьба нанесла семье Боянусов жестокий удар, как бы напоминая о бренности всего земного: сгорел дотла дом со всей любимой библиотекой, состоящей из многих тысяч томов, которую он собирал всю свою жизнь. К осени успели построить новый каменный дом. Карл Карлович старался сохранить бодрый дух, но его стали одолевать болезни: то воспаление легких, то экзема. Поездка в Тифлис несколько укрепила его здоровье, и они с Ольгой Семеновной вернулись в Самарское имение «Ключи».

Но 28 мая 1897 года на 79 году жизни он сравнительно здоровый лег спать, чтобы более не проснуться. Тихо и спокойно перешел он из здешней временной жизни в жизнь вечную…

Карлу Карловичу Боянусу по праву принадлежит первое место среди русских деятелей медицины на ниве научного распространения гомеопатии в России. Он был очень известной личностью и не только как врач-гомеопат, но и как автор книг, многочисленных статей, публикаций в различных гомеопатических журналах, российских и иностранных, являясь их постоянным сотрудником. Он состоял Почетным членом Санкт-Петербургского общества врачей-гомеопатов, членом-корреспондентом Американского гомеопатического общества, пользовался признанием среди приверженцев гомеопатического метода не только в России, но и за ее рубежом.

Почему мы называем Карла Карловича Боянуса русским врачом-гомеопатом? Не только потому, что он родился, учился в России, принял российское подданство, но потому, что в России на протяжении всей своей долгой жизни он трудился «для пользы нации и для больных», отдавая свои духовные силы, знания и талант. Известность, почет, слава – все это результат огромного самоотверженного труда, раздумий, наблюдений, поисков, результат его сильного целеустремленного характера, способного преодолеть трудности жизни и не изменять раз и навсегда избранному пути.

Десять лет назад трудами сестер Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря была восстановлена могила Карла Карловича и Ольги Семеновны Боянус, находящаяся на территории бывшего имения «Ключи» в Самарской области.

Тогда же состоялась первая конференция на тему: «Семья Боянус в Кинель-Черкасском районе и в истории России».

В прошлом месяце мы снова побывали в имении «Ключи», чтобы еще раз поклониться праху этих необыкновенных людей и по возможности восприять то драгоценное духовное наследие, которое они оставили нам. По словам святителя Луки (Войно-Ясенецкого), духовная энергия, энергия любви, симпатии действует вне времени и пространства.

Семья Боянус являет собой пример того, как кровными узами связаны Православие и гомеопатия, в какой прекрасный союз сплетены деятельность на поприще гомеопатии Карла Карловича и подвижническое служение и преданность Православию Ольги Семеновны и матушки Нины.

В заключение разрешите поблагодарить организаторов конференции, лично игумена Филиппа и господина Филиппа Эделя, пожелать всем здоровья, душевной радости и неуклонного продвижения на духовном пути! 

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

3/16 ноября, пятница

Мчч. Акепсима епископа, Иосифа пресвитера и Аифала диакона.

Обновление храма вмч. Георгия в Лидде.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение.

17.00 Акафист Божией Матери (Кресто-Воздвиженский собор).

В Кресто-Воздвиженском соборе, имеется икона с частицей св. мощей вмч. Георгия Победоносца. 

Смотреть все

Православный календарь

3 / 16 ноября, пятница

Мчч. Акепсима епископа, Иосифа пресвитера и Аифала диакона (IV). Обновление храма вмч. Георгия в Лидде (IV).

Мчч. Аттика, Агапия, Евдоксия, Катерия, Истукария, Пактовия, Никтополиона и дружины их (ок. 320). Прп. Акепсима (IV). Прав. Снандулии (IV).

Сщмч. Николая Динариева пресвитера и мч. Павла Парфенова (1918); сщмчч. Василия Архангельского, Петра Орленкова, Василия Покровского, Александра Зверева, Владимира Писарева, Сергия Кедрова, Николая Пятницкого, Викентия Смирнова, Иоанна Кесарийского, Петра Косминкова, Александра Парусникова, Павла Андреева, Космы Петриченко пресвитеров и Симеона Кречкова диакона (1937); мц. Евдокии Сафроновой (1938); сщмч. Сергия Станиславлева диакона (1942).

Смотреть все

Каталог TUT.BY