Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Жизнеописание архиепископа Иннокентия (Ястребова)

Распечатать

Статья, написанная сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря, посвящена жизненному пути архиепископа Иннокентия (Ястребова), возглавлявшего в 1914–1915, 1917–1918, 1918–1926 годах Полоцко-Витебскую кафедру

Архиепископ Иннокентий (в миру – Илья Иванович Ястребов) родился 16 июля 1867 года в с. Владимировка Енотаевского уезда Астраханской губернии. Он происходил из духовного звания. Родителей его звали Иоанн и Агриппина. В 1888 году Илья окончил Астраханскую Духовную семинарию и в том же году поступил в Казанскую Духовную академию. Спустя четыре года, окончив обучение со степенью кандидата богословия, он был оставлен при учебном заведении профессорским стипендиатом. Через год Илья Ястребов был назначен исполняющим обязанности доцента на кафедру калмыцкого языка в той же академии. В 1898 году, будучи утвержденным в должности доцента на означенной кафедре, был удостоен степени магистра богословия. Его магистерской диссертацией явился труд «Архиепископ Владимир и его миссионерская деятельность». Магистр богословия Илья Иванович Ястребов преподавал в академии историю миссии, этнографию монгольских племен и калмыцкий язык.

За время своей 14-летней ученой деятельности будущий архиепископ Иннокентий проявил себя и как миссионер. Несколько раз он был командирован в калмыцкие улусы Астраханской губернии с миссионерской целью, а также для более совершенного изучения языка, быта и религиозных верований калмыцкого народа. Путешествовал он и в Сибирь, где изучал язык сибирских монголов. В период с 1895 по 1897 год в «Православном Благовестнике» им был опубликован целый ряд статей по миссионерским вопросам, наиболее интересными из которых являются: «Вопрос об устройстве и организации образовательных заведений для приготовления православных благовестников (миссионеров)», «Записки миссионера», «Туземные учебные заведения в Туркестанском крае». Еще в семинарии, основательно изучив калмыцкий язык, Илья Иванович Ястребов занимался переводческими и богословскими трудами. В частности, совместно с ученым-калмыком М. В. Бадмаевым он перевел книги Священного Писания на калмыцкий язык.

В 1902 году Илья Ястребов был пострижен в монашество с именем Иннокентия и в июне того же года рукоположен вначале в иеродиакона, а затем – иеромонаха. Монахиня Сергия (Клименко), постриженница владыки Иннокентия, и близко его знавшая, в своей книге воспоминаний отмечает, что главной особенностью владыки была младенческая чистота, оправдывающая его имя (Иннокентий (лат.) значит «невинный») [2]. Известно, что духовным наставником о. Иннокентия являлся схиархимандрит Гавриил (Зырянов), ныне прославленный Русской Православной Церковью в лике преподобных.

В 1905 году иеромонах Иннокентий был возведен в сан архимандрита, а 12 мая 1906 года было «Высочайше повелено о бытии о. Иннокентия епископом Каневским, третьим викарием Киевской епархии» [7]. Хиротония во епископа состоялась 29 июня 1906 года в Благовещенской церкви Киево-Печерской лавры. Чин хиротонии совершали: митрополит Флавиан (Городецкий), архиепископ Платон (Рождественский) и епископ Агапит (Вишневский).

6 октября 1910 года епископ Иннокентий был назначен ректором Императорской Киевской Духовной Академии и управляющим на правах настоятеля Киево-Братского Богоявленского монастыря. 17 октября того же года владыка был назначен вторым викарием Киевской епархии, а 16 ноября 1911 года – первым викарием той же епархии. За свою многогранную церковную деятельность епископ Иннокентий (Ястребов) был награжден орденами: Св. Анны I степени, Св. Владимира II-III степеней.

11 июля 1914 года епископ Иннокентий получил назначение на Полоцко-Витебскую кафедру. (В этом же году он был утвержден в звании Почетного Члена Казанской и Московской академий). Владыка прибыл в Витебск 29 июля 1914 года Весьма радушно, и даже восторженно, встретили Преосвященного витебское духовенство с паствой во главе с епископом Пантелеимоном (Рожновским), губернское начальство, представители земства и жители города. Церковная печать того времени сообщает: «Всем хотелось поскорее видеть нового архипастыря, как лицо, обвеянное академической атмосферой, стоявшее в течение почти 4-х лет во главе старейшей Киевской Духовной Академии, и потому несущее с собою все духовное богатство света и знания» [8]. При первой же встрече всем своим обликом владыка сразу расположил к себе сердца всех витебчан. В тот же день в Свято-Никольском кафедральном соборе г. Витебска настоятелем этого храма была произнесена приветственная речь, в заключении которой отец протоиерей преподнес владыке Иннокентию образ Святителя и Чудотворца Николая. В свою очередь, Преосвященный, поблагодарив настоятеля за ценный дар, сказал: «Небесное предстательство и помощь Святителя Николая были испытаны мною на себе и раньше, когда я был настоятелем Киевского Никольского монастыря, где мирно текла моя жизнь четыре с лишним года, не омрачаемая человеческой злобой и неприязнью…» [8]. Владыка Иннокентий осознавал весь труд и ответственность своего архипастырского служения. Поэтому, будучи великим молитвенником и истинным монахом, он очень часто обращал свой молитвенный взор и к небесной покровительнице Полоцкой земли – преподобной Евфросинии. Об этом свидетельствует поучение владыки, которое он произнес в день приезда в Витебск с амвона кафедрального собора. Тогда Преосвященный отметил, что есть особый Промысл Божий в приезде его сюда, на древнюю Полотчину: «Четыре года тому назад Бог послал на мою долю великое счастье: при перенесении святых мощей преподобной Евфросинии из Киева в Полоцк мне поручено было совершить переложение святых мощей Преподобной из ветхого гроба в новый, в котором она и прибыла в Полоцк. Теперь же Бог привел меня к высокому архипастырскому служению в Полоцкой епархии» [8].

Вскоре, 4 августа 1914 года, епископ Иннокентий посетил Полоцк. В Спасской обители он поклонился святым мощам преподобной Евфросинии, княжны и игумении Полоцкой. Затем, знакомясь с городом, владыка обозрел местные церкви и посетил учебные заведения. Полочане встречали Преосвященного также радушно, с хлебом-солью. Владыка сердечно поблагодарил их и сказал, что «слава и гордость Полоцкой Руси – древняя Полоцкая обитель, где покоятся нетленные мощи преподобной Евфросинии, есть именно то святое место, которого жаждет его душа, и где он вместе с народом будет неустанно молиться Господу Вседержителю о благом успехе в нашем общем святом и правом деле» [9]. Известно, что 31 августа 1914 года во время праздничной вечерни в Спасской обители Преосвященный Иннокентий возвел в сан игумении монахиню Нину (Боянус), начальницу Спасо-Евфросиниевского женского училища. Игумения Нина является подвижницей благочестия XX века. На протяжении 11 лет она исполняла послушание начальницы Полоцкого Спасо-Евфросиниевского епархиального училища и за свою деятельность была отмечена высокими наградами.

19 октября 1914 года владыка Иннокентий принял участие в освящении новопостроенной Свято-Покровской церкви в Полоцке. (Церковь Покрова Божией Матери сгорела в 1900 году, и через 14 лет была заново отстроена ее усердным настоятелем – священником Иоанном Емельяновичем).

Осенью того же года по благословению Преосвященного Иннокентия в Витебске на средства духовенства епархии был открыт лазарет на 26 кроватей для лечения раненных на фронтах Первой мировой войны солдат. Лечебница разместилась в здании Витебской Иоанно-Богословской церковно-приходской школы. Кроме того, к сентябрю 1914 года военное ведомство заняло для размещения своих госпиталей помещение Полоцкого женского духовного училища (в Витебске), новое здание Полоцкого Спасо-Евфросиниевского женского училища, а также здания Витебского и Полоцкого мужских духовных училищ. По данным церковной статистики, в канун Первой мировой войны в Полоцкой епархии насчитывалось 310 церковных приходов, 546 церквей, включая приходские, домовые, приписные, кладбищенские, и 235 часовен. Духовенства насчитывалось 636 человек, из них 359 – священники. Всего в пределах епархии проживало 872 тыс. 384 православных человека. В 1914 году в епархии действовали 422 церковно-приходских школы, при церквях было открыто 297 библиотек [4].

Однако пребывание епископа Иннокентия (Ястребова) на Полоцко-Витебской кафедре было непродолжительным – всего шесть месяцев. 10 января 1915 года вышло постановление Св. Синода о назначении епископа Полоцкого и Витебского Иннокентия (Ястребова) постоянно присутствующим в Святейшем Синоде, с увольнением его от управления Полоцкой епархией, и о бытии епископу бывшему Ковенскому Кириону (Садзегелли) епископом Полоцким и Витебским [10]. Получив архиерейское назначение, епископ Иннокентий с 14 января 1915 года стал также председателем Миссионерского совета при Св. Синоде и управляющим на правах настоятеля ставропигиальным Московским Донским монастырем. 16 января 1915 года, о чем свидетельствует Полоцкая епархиальная хроника того времени, на собрании Витебского городского духовенства, членов Совета Братства Св. Владимира и преподавателей Витебских учебных заведений владыка Иннокентий официально объявил о своем переводе на новое служение. Все присутствующие были весьма опечалены таким сообщением. В последующие дни Преосвященный тепло прощался с духовенством, учащимися духовных школ и остальной своей паствой. 29 января того же года, поклоняясь святым мощам покровительницы земли Полоцкой – преподобной Евфросинии, он испросил у нее напутственное благословение, а 31 января, отслужив прощальную литургию в кафедральном соборе г. Витебска, в 19.00 отбыл в Петроград на новое место своего служения.

9 февраля 1915 года в г. Витебск прибыл на свое архипастырское служение Преосвященный Кирион (Ныне Высокопреосвященный Кирион причислен Грузинской Православной Церковью к лику святых). Но и этому пастырю недолго пришлось управлять Полоцко-Витебской кафедрой. 14 июля 1917 года вышел указ Св. Синода, среди постановлений которого были следующие: «1) Епископа Полоцкого и Витебского Кириона уволить, согласно прошению, от управления Полоцкой епархией на покой с 1 августа 1917 г. … 3) временное управление Полоцкой епархией с 1 августа с. г. впредь до замещения Полоцкой архиерейской кафедры поручить викарию сей епархии епископу Двинскому Пантелеимону…» [12]. Таким образом, Полоцко-Витебская кафедра на некоторое время осталась без правящего архиерея.

Вскоре, по благословению Св. Синода и распоряжению Преосвященного Пантелеимона, была образована предвыборная комиссия для организации выборов правящего епископа на Полоцко-Витебскую кафедру. 12 декабря 1917 года в г. Витебске состоялось заседание Епархиального Собора Полоцкой епархии, на котором большинством голосов в кандидаты во епископа Полоцкого и Витебского был избран Преосвященный Иннокентий (Ястребов) [14]. Члены предвыборной комиссии, сознавая ответственность выборов, посчитали своей необходимой обязанностью представить следующую характеристику епископа Иннокентия (Ястребова): «Владыка хорошо известен в Полоцкой епархии своим благоговейным служением в святых храмах, воодушевленным проповедничеством и введением общенародного церковного пения в кафедральном соборе. Усердный молитвенник, простой в обращении, ласковый в отношении к подчиненным и посетителям, отзывчивый в отношении к просителям, милостиво справедливый в отношении к подчиненным, он принадлежит к числу ученых архипастырей Русской Православной Церкви и считается знатоком миссионерского дела» [13]. Вот еще один отзыв члена комиссии П. М. Красовицкого, взятый из протокола предвыборного собрания, состоявшегося 11 декабря 1917 года: «Преосвященный Иннокентий всей своей деятельностью вызывает к себе самую широкую и глубокую симпатию. Ему признательны наши жены за продолжительное богослужение, благодаря чему всякий имел возможность во всякое время придти в храм и помолиться. Служение его было просто и молитвенно-проникновенно. Оно всегда сопровождалось проповедью. Проповедь обнаруживала глубокую вдохновенность, питавшуюся искренней религиозностью. Мы признательны ему за введение чтений за богослужением святоотеческих творений, всегда оживляющих религиозную настроенность. Преосвященный Иннокентий был весьма прост в обращении, что особенно ценил простой народ. Не в пример прочим архиереям, он и при объезде епархии и при служении в городе часто заходил к простым прихожанам и делил с ними трапезу. Так, на праздники Никольщины в Ильинском приходе он оставил неизгладимое впечатление своей простотой и общением с простыми мирянами. Известно, что Преосвященный Иннокентий стремился повидать всю епархию и, хотя он пробыл у нас очень недолго, однако успел во многих местах побывать. В нем ценно то, что он принял монашество не в силу каких-либо сторонних соображений, а исключительно по внутреннему влечению: ведь он стал монахом после почти

10-летнего пребывания в профессорском звании. Как вышедший из сельского духовенства – он близок к народу, как представитель духовной среды – он является убежденным носителем и ценителем духовной культуры, чем особенно надо дорожить в наше время» [6]. Протоиерей Кирилл Зайц на том же собрании также свидетельствовал о Преосвященном Иннокентии, как глубоко религиозном архипастыре и ревностном проповеднике [6].

Согласно указа Святейшего Патриарха Тихона и Св. Синода с 13 по 19 июня 1918 года в г. Витебске проходил Съезд духовенства и мирян Полоцкой епархии, на котором епископом Полоцким и Витебским и был избран Преосвященный Иннокентий (Ястребов). Вот как описывает это событие «Витебское церковно-общественное слово» (1918 г., № 3): «На древнюю Полоцкую кафедру 14 июня (ст. ст.) избран Епархиальным Собранием преосвященный Иннокентий, бывший епископ Полоцкий, ныне управляющий Московским Донским монастырем. Преосвященный Иннокентий отлично известен всей епархии, не смотря на его кратковременное служение в ней, как ревностный совершитель церковных богослужений, человек высшей честности, необычайной доброты и простоты в своей жизни и в общении со своими пасомыми. Полоцкая епархия искренно полюбила своего архипастыря; любовно платил и он ей. Вынужденный уход Преосвященного Иннокентия из епархии вызвал слезы сожаления о нем, не мог долго примириться с ним и сам владыка… От души пожелаем Преосвященному Иннокентию сил на совершение многотрудного, особенно при настоящих условиях жизни, архипастырского служения». И действительно, в смутное время становления нового государственного строя Церковь Христова нуждалась в мудром и стойком архипастыре, который мог бы возглавить самую древнюю епископскую кафедру на Белой Руси. И Господь послал ей такого пастыря «овец словесных» в лице епископа Иннокентия (Ястребова). Надо отметить тот факт, что из всего списка кандидатов на Полоцкую архиерейскую кафедру Святейший Патриарх Тихон утвердил только 4 кандидатуры, среди которых первым значился епископ Иннокентий (Ястребов) [6].

И вновь владыка Иннокентий принимает управление Полоцко-Витебской епархией. Его архипастырская деятельность в этот период была ознаменована многими благими начинаниями и добрыми делами. Так, по благословению Преосвященного и с разрешения гражданских властей, в 1919 году при Свято-Никольском кафедральном соборе Витебска начала действовать пастырская школа под руководством священника Николая Околовича. В 1920 году владыка был возведен в сан архиепископа, и уже весной 1922 года он оказался в центре событий, происходивших в Витебске в связи с изъятием властями церковных ценностей. Известно, что 19 февраля 1922 года Святейшим Патриархом Тихоном было опубликовано воззвание, в котором говорилось: «Желая усилить возможную помощь умирающему от голода населению Поволжья, мы нашли возможным разрешить церковно-приходским советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления» [3]. Также в своем послании Святейший Патриарх запретил изъятие священных предметов, «употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается ею как святотатство» [3]. Получив воззвание Святейшего Патриарха Тихона от профессора Московского Археологического института А. И. Успенского, владыка Иннокентий прочел его на собрании духовенства и затем предложил пастырям поступать каждому в согласии со своей совестью. Есть сведения, что еще до опубликования воззвания Святейшего Патриарха архиепископ Иннокентий 11 февраля 1922 года разослал по вверенной ему епархии свое воззвание, призывая православных к добровольному пожертвованию в пользу голодающих [15].

Мы знаем, что в ходе изъятия церковных ценностей советскими властями с их стороны наблюдались всевозможные бесчинства. Владыка Иннокентий, духовенство епархии и верующие ревностно стали на защиту церковных святынь. Однако, несмотря на сопротивление, власти произвели запланированное изъятие. Наряду с конфискацией церковного имущества в Полоцко-Витебской епархии, как и по всей стране, проводились массовые аресты верующих. Так, 6 апреля 1922 года за распространение воззвания Святейшего Патриарха Тихона Витебским губревтрибуналом был арестован и архиепископ Иннокентий (Ястребов). Арестованный в 1931 году протоиерей Витебской Спасо-Преображенской церкви Александр Григорович впоследствии (во время допросов) дал такую характеристику своему некогда правившему архиерею: «…По своему духовному складу Иннокентий (Ястребов) производил на паству впечатление только молитвенника, ревнителя монашеской дисциплины, в силу которой повиновение Патриарху – долг епископа…».

Владыку Иннокентия посадили в Витебскую тюрьму, где он вскоре заболел паратифом. Тюремный врач и следователь приняли его за сумасшедшего, и тогда владыка был переведен в Витебскую губернскую психиатрическую больницу. Монахиня Талида (в схиме – Евфросиния), сестра архиепископа Иннокентия, сопровождавшая его в ссылках, впоследствии своим сподвижникам приводила рассказ самого врача-очевидца: «Мы были потрясены, когда увидели на Владыке вериги (тяжелый серебряный параман и тяжелый серебряный крест). И прекрасно поняли, что это не психическое заболевание, а тиф. Когда температура спала, то из тюрьмы приехали ночью явно взять Владыку на расстрел. А мы говорим: “Что вы, он в клетке, он буйно помешанный, в смирительной рубашке, мы боимся подойти”. Один раз приехали, другой раз, а тут волна расстрелов спала, приезжать перестали. А психически больные утром выстраивались в очередь за благословением, как они выражались, “к Великому”. И один больной написал даже книгу: “Что мы пережили, когда к нам приехал Великий”» [2].

Таким образом, с Витебска начался скорбный путь архиепископа Иннокентия по тюрьмам. Всего их в его жизни было семь. Последней, в которую перевели владыку, была Калининская (Тверская). Она располагалась в Отрочем монастыре. По свидетельству монахини Сергии (Клименко), владыка Иннокентий говорил, что он имел счастье пребывать в той келье, в которой принял мученическую кончину святитель Филипп (Колычев) от руки опричника Малюты Скуратова, когда царь Иоанн Грозный проезжал Тверь.

После ареста и удаления из Витебска Преосвященного Иннокентия в Полоцко-Витебской епархии возникли большие церковные нестроения. Все больше и больше с поддержки советской власти укрепляло свои позиции обновленчество. Так, 10 июля 1922 года в Витебской Петро-Павловской церкви собралась группа городских священников и подписала акт о признании обновленческого ВЦУ высшей церковной властью.

10 сентября 1922 года на Витебскую обновленческую кафедру был назначен епископ Константин Запрудский. Однако в Витебске он столкнулся с непримиримой оппозицией духовенства и мирян. Во главе оппозиции тогда стояла община городского Свято-Николаевского собора, настоятелем которого был протоиерей Николай Околович. 15 октября 1922 года Соборный Совет этого храма постановил не признавать епископом Полоцким и Витебским Константина Запрудского, так как законным правящим архиереем епархии является архиепископ Иннокентий (Ястребов). Совет также постановил не признавать самочинное Витебское Епархиальное Управление и

не подчиняться его требованиям. Такую же резолюцию приняло и Общее Собрание верующих г. Полоцка, состоявшееся 24 января 1923 года, в которое входило около 500 человек. Верность Святейшему Патриарху Тихону и архиепископу Иннокентию подтвердили прихожане большинства приходов г. Полоцка и Полоцкого уезда.

Тем временем, владыка Иннокентий был освобожден из Тверской тюрьмы, получив «минус шесть». Это означало, что владыка мог жить на свободе, исключая 6 городов. Есть сведения, что в марте 1923 года архиепископ Иннокентий по вызову в суд приехал из Москвы в Витебск. Верующие встречали своего владыку с цветами. Однако Полоцко-Витебская епархия находилась в то время в духовном запустении, так как многие приходские храмы приняли обновленчество. Прослужил владыка Иннокентий в Витебске менее, чем полгода. Богослужения он совершал в Свято-Николаевской (бывшей военной) церкви. Тогда это был единственный в Витебске храм, сохранивший верность Св. Патриарху Тихону, при котором существовала крепкая православная община. В этот период в лоно Православной Церкви из обновленчества вернулись многие клирики епархии. Также известно из исторических документов, что большое сопротивление обновленческому движению оказывали насельницы Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. Владыку Иннокентия поддержал и простой народ, который противился нововведениям обновленцев [15]. Однако в ноябре 1923 года власти снова арестовали владыку и затем выслали из Витебска в Москву без права выезда. Здоровье архиепископа Иннокентия к тому времени уже было сильно подорвано. В связи с этим он получил назначение правящим архиереем в Кисловодск, но местные власти не допустили его к служению.

В Кисловодске владыка поселился на частной квартире со своей сестрой монахиней Талидой, бывшей насельницей Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. Здесь, в Кисловодске, владыку часто посещали две его постриженницы – монахиня Сергия и монахиня Серафима, которыми он духовно руководил. В скором времени владыку Иннокентия выслали снова: на этот раз он уехал на Новый Афон. Но из-за тяжелого заболевания сердца Преосвященный нуждался в серьезном лечении. Владыке необходимы были нарзанные ванны, и по этой причине ему позволили вернуться в Кисловодск. Однако служить архиепископу Иннокентию здесь власти так и не разрешили.

О жизни владыки Иннокентия в Кисловодске подробно описывает в своих воспоминаниях монахиня Сергия (Клименко). В этот период у архиепископа Иннокентия было духовно близкое общение с известным старцем о. Стефаном (Игнатенко), приезжавшим к владыке из Второ-Афонского Успенского монастыря, который находился у подножия горы Бештау, неподалеку от Пятигорска. Часто посещал владыку в Кисловодске Владимир Алексеевич Лебедев (из духовного звания). Будучи преданным учеником архиепископа Иннокентия, Владимир под влиянием своего духовного наставника впоследствии принял монашество в Московском Покровском монастыре с именем Иеремии и стал архимандритом.

До 1926 года за архиепископом Иннокентием сохранялся титул «Полоцкий и Витебский». Есть сведения, что в марте 1926 года Преосвященный Иннокентий (Ястребов) вместе с другими архиереями Русской Православной Церкви подписал «Суждение 25 архипастырей» по поводу раскольнической деятельности архиепископа Григория (Яцковского), тем самым выразив свою поддержку Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому). В этом «Суждении» он именует себя архиепископом Полоцким и Витебским.

Все годы ссылок, когда владыка был вдали от Витебска, он заочно управлял Полоцко-Витебской епархией. Его мудрые советы во многом помогли витебчанам и полочанам противостоять обновленческому расколу и сохранить церковное единство. Есть сведения, что владыка Иннокентий в том же, 1926, году вернулся на Витебскую кафедру, но уже в начале 1927 года он получил назначение в Астраханскую епархию. Однако разрешение на въезд владыки в Астрахань не последовало, и он был вынужден остановиться в Ставрополе. Из Ставрополя Преосвященный управлял своей паствой через викария, епископа Енотаевского Стефана (Гнедовского). В 1927 году митрополит Сергий (Страгородский) пожаловал владыке Иннокентию бриллиантовый крест на клобук.

Между тем, здоровье владыки ухудшалось. Болезнь (гипертрофия сердца) прогрессировала. По свидетельству монахини Сергии, примерно в ноябре 1927 года, когда архиепископ Иннокентий находился уже в Кисловодске, у него на ноге лопнула вена. Случилось это по дороге в церковь. Поскольку владыка проходил мимо дома своих духовных чад, ему сумели вовремя помочь. Благодаря хлопотам и содействию митрополита Сергия, в конце 1927 года владыку Иннокентия перевезли в Москву и положили в клинику Первого мединститута на Пироговской улице. Приведем рассказ м. Сергии о последних днях архиепископа Иннокентия (Ястребова): «Владыка проболел весь пост; на Страстной сказал матери Талиде, что ему очень хочется причаститься из Чаши, как священнослужителю. Мать Талида считала это невозможным – ведь это клиника Первого мединститута, кругом студенты-практиканты!! Кто разрешит? И вдруг, в Великий Четверг, приходит в палату к Владыке седая сестра милосердия, с красным крестом на груди фартука. И говорит, что сейчас из соседней церкви придет причастить Владыку священник. Действительно, вошел иерей, в полном облачении, с Чашей. Причастил Владыку, ушел. Сколько потом ни искала мать Талида эту сестру, так и не нашла. Батюшка тоже видел ее, она за ним пришла в храм. Никто из служащих клиники ничего не заметил, ничего не спрашивал.

После выписки, в день Святой Троицы, Владыку соборовали семь архиереев, а на другой день, день Святого Духа, 22 мая 1928 года, владыка Иннокентий тихо скончался. Отпевал его сам митрополит Сергий с собором иерархов в Донском монастыре, где Владыка одно время был настоятелем. Похоронили на Даниловском кладбище, близко от храма» [2].

Могила Высокопреосвященного Иннокентия (Ястребова) сохранилась до настоящего времени. Сюда, на Даниловское кладбище, приходят многие почитатели истинного архипастыря-исповедника, чтобы почтить его светлую память и прибегнуть к его молитвенной помощи и заступлению.

Источники

1. Нина (Боянус), игум. Наши беседы о жизни. Жизнеописание, письма, воспоминания. М., 2004.

2. Сергия (Клименко), мон. Минувшее развертывает свиток…. М., 1998.

3. Цыпин, В., прот. История Русской Православной Церкви, 1917–1990. М, 1994.

4. Шейкин, Г. Полоцкая епархия: историко-статистичекое обозрение. Минск, 1997.

5. Шиленок, Д., свящ. Из истории Православной Церкви в Белоруссии (1922–1939). М., 2006.

6. Витебская церковно-общественная жизнь. 1918, № 8.

7. Полоцкие епархиальные ведомости. 1914. № 28.

8. Полоцкие епархиальные ведомости. 1914. № 31.

9. Полоцкие епархиальные ведомости. 1914. № 34.

10. Полоцкие епархиальные ведомости. 1915. № 3.

11. Полоцкие епархиальные ведомости. 1915. № 6.

12. Полоцкие епархиальные ведомости. 1917. № 39.

13. Полоцкие епархиальные ведомости. 1917. № 47.

14. Полоцкие епархиальные ведомости. 1917. № 49–50.

15. Православная церковь на Витебщине (1918–1991): документы и материалы / сост. В. П. Коханко и др. Минск, 2006.

 Архиепископ Иннокентий (Ястребов)

Архиепископ Иннокентий (Ястребов)

 Епископ_Каневский_Иннокентий

 Могилка архиепископа Иннокентия (Ястребова)

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

27/10 декабря, понедельник

Иконы Божией Матери, именуемой «Знамение».

Вмч. Иакова Персянина.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия. 16.45 Вечернее богослужение.

Смотреть все

Православный календарь

27 / 10 декабря, понедельник

Седмица 29-я по Пятидесятнице (ев. чтения 28-й седмицы). Иконы Божией Матери, именуемой «Знамение». Знамение Пресвятой Богородицы, бывшее в Новгороде Великом в 1170 году. Вмч. Иакова Персянина (421). Прп. Палладия (VI–VII). Свт. Иакова, еп. Ростовского (1392). Обретение мощей блгв. кн. Новгородского Всеволода, во Святом Крещении Гавриила, Псковского, чудотворца (1192). Блж. Андрея Симбирского (1841). Собор новомучеников и исповедников Радонежских.

Прмчч. монахов 17-ти в Индии (IV). Прп. Романа (V).

Сщмчч. Николая, архиеп. Владимирского, Василия Соколова, Бориса Ивановского, Феодора Дорофеева, Николая Андреева, Алексия Сперанского, Иоанна Глазкова, Сергия Аманова, Иоанна Хрусталева, Сергия Бредникова, Николая Покровского, Димитрия Беляева, Владимира Смирнова, Иоанна Смирнова пресвитеров, прмчч. Иоасафа Боева, Кронида Любимова, Николая Салтыкова, Ксенофонта Бондаренко, Алексия Гаврина, Аполлоса Федосеева, Серафима Крестьянинова, Никона Беляева и мч. Иоанна Емельянова (1937).

Икон Божией Матери «Знамение»: Курской-Коренной (1295), Абалацкой (1637), Царскосельской, Серафимо-Понетаевской (1879), Верхнетагильской (1753) и именуемой «Корчемная» (XVIII).

Смотреть все

Каталог TUT.BY