Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

К истории Полоцкого женского Евфросиниевского монастыря

Распечатать

Статья протоиерея Георгия Шавельского об истории восстановления Спасо-Евфросиниевского монастыря в 1841 году и открытии женского епархиального Спасо-Евфросиниевского училища в 1844 году


К истории Полоцкого женского Евфросиниевского монастыря

В настоящее время, когда внимание всей православной России устремлено на преподобную Евфросинию, торжественно шествующую по Днепру на место своих земных подвигов, в родной свой Полоцкий Спасо-Евфросиньевский монастырь, должно быть интересно всякое сообщение, касающееся как жизни и подвигов великой подвижницы, так и истории основанной ею обители, теперь готовящейся встретить свою первую игумению и постоянную свою небесную покровительницу.

Основав близ Полоцка, на Сельце, обитель во имя Всемилостиваго Спаса, преподобная Евфросиния, как известно, около 40 лет настоятельствовала в ней. После преставления преподобной обитель ее продолжала существовать. Бывали у нее свои радости, бывали и свои печали, но особенно тяжелым для нее оказался 1563 год. В этом году Иоанн IV с большим войском двинулся против литовцев, поставив первой целью взять г. Полоцк, как пункт, очень важный в торговом отношении по связи его чрез Двину с Ригой. Услышав о приближении Грознаго царя, монахини Спасскаго монастыря разбежались и уже не возвращались в монастырь. Между тем 31-го января Полоцк был осажден, а 15-го февраля сдался. Полоцкий воевода Довойна, пользовавшийся большою благосклонностью короля, и Полоцкий епископ были отосланы в Москву; их имущество, казна королевская, именья панов и купцов богатых были отобраны; жиды потоплены в Двине[1]. Спасский монастырь разделил участь города. Грозный захватил монастырское имущество, драгоценности, богатую утварь и денежные вклады, а церковная святыня, крест преподобной Евфросинии, был передан в Софийский собор.

В 1579 году Полоцк перешел в руки Батория. Последний передал Спасский монастырь со всеми его имениями и зданиями иезуитам, которые церковь обратили в костел, а самый монастырь сделали летней резиденцией своих генералов. Монастырь находился в руках иезуитов до самого изгнания их из России, а затем до 1832 года принадлежал пиарам. В этом же году, по представлению князя Хованскаго, Высочайше повелено было передать церковь Спаса от пиар в ведение Могилевскаго и Витебскаго епископа Гавриила, назначить нужную сумму для необходимых в ней исправлений, снабдить ее утварью и ризницею и определить к ней причт, что и было исполнено. Устроенная церковь была освящена 7-го августа 1833 года[2]. С этого времени и церковь и монастырские имения находились в ведении православного епархиального начальства до перемещения в 1839 году центра православной Полоцкой епархии в Витебск.

Когда же, кем и как была восстановлена Спасо-Евфросиниевская обитель?

Преосвященный Василий Лужинский, бывший архиепископ Полоцкий, всецело приписывает себе как идею восстановления обители, так и осуществление этой идеи[3]. Это не совсем верно. В настоящем деле он был только осуществителем задуманного другими. Дело так происходило. По перемещении древле-православной кафедры из Полоцка в Витебск, в 1839 году, Полоцкая консистория представила преосвященному Исидору свое мнение, чтобы церковь и здание в Спас-Юровичах назначить для помещения женской Евфросиньевской обители, вместо поступившаго в Полоцкое епархиальное ведомство для этой цели Побернардинскаго монастыря, а в зданиях этого монастыря поместить уездные и приходские духовные училища с бурсою для них; каменную же церковь его сделать приходскою для задвинских жителей и приписать к ней деревянную Богословскую. Извещенный об этом преосвященным Исидором в конце декабря 1839 года, преосвященный Василий с радостью ухватился за предложение. «Это мнение, – писал он, – вполне согласно с обстоятельствами местными, ибо торжественное возобновление древнейшего и драгоценнейшего памятника богоугодных намерений и целей преподобной Евфросинии, основательницы на сем месте обители, сколько бы послужило бы в честь нашей православной Церкви, столько же и в похвалу от туземцев, возобновляющих священно-религиозную древность»[4].

Весь дальнейший труд открытия и устройства обители и преодоление всех, встретившихся на пути к осуществлению задуманного, препятствий, всецело принадлежали преосвященному Василию. Первое затруднение, с каким он встретился тут, было отсутствие в епархии каких бы то ни было средств на этот предмет, тогда как средства требовались большие. Преосвященный Василий исходатайствовал у Государя себе и ректору семинарии, Филарету (Малишевскому, впоследствии епископу Нижегородскому) отпуск на 11/2 месяца (с 15 июля по 1-е сентября 1841 г.) на поездку в Москву с крестом преподобной Евфросинии[5], для сбора пожертвований на устройство обители.

С великою радостью встретила древнеправославная Москва святой крест преподобной Евфросинии. Преосвященному Василию и его спутнику много было оказано почета и уважения и со стороны митрополита и со стороны московских граждан, но пользы для дела получилось немного: так как вопрос о восстановлении монастыря не был еще решен окончательно высшею властью, то вся сумма (около 40 тысяч рублей), собранная от совершения молебствий у креста преподобной, когда тот находился в Московских соборах, поступила в пользу духовенства тех соборов, на дело же Полоцкой епархии достались крохи, – всего четыре тысячи ассигнациями[6]. Из Москвы преосвященный Василий направился в Петербург. Здесь ему посчастливилось. Собрано было, кроме множества разных церковных вещей[7], 9.495 рублей 92 к.[8] и все это, по Высочайшему повелению, поступило на восстановление обители[9]. Скоро затем, 18 октября последовало Высочайшее соизволение на восстановление монастыря, а затем 14 ноября и синодальный указ, которым определялось именоваться этой обители Полоцким Спасо-Евфросиниевским монастырем и «при будущем распределении воссоединенных монастырей иметь оный в виду для первого класса»; вместе с этим разрешалось устройство зданий на пожертвованные деньги[10]. Немедленно же после этого были отремонтированы старые и отстроены новые здания, отделаны церкви[11], и весною Полоцкия базилианки были переведены в новую обитель, а 23 мая 1842 г. состоялось перенесение главной святыни – креста преподобной из Софийскаго собора в монастырскую церковь. Богослужение, начавшееся в 11 часов утра и закончившееся в 8 часов вечера было обставлено редкою торжественностью: в нем участвовало, кроме преосвященнаго Василия, 2 архимандрита и 50 священников[12]; присутствие при богослужении властей гражданских и военных, воспитанников и преподавателей всех учебных заведений, наконец, множество народа дополняло торжество. Торжество произвело большой подъем духа в народе. «Некоторые военные и статские чиновники г. Витебска со своими семействами, – доносил преосвященный Василий Синоду, – приезжали и приходили пешком в Полоцк на назначенный день; исповедовались и приобщались Святых Таин и многие другие. Даже раскольники г. Полоцка и окрестностей его не только присутствовали в соборе при богослужении и сопровождали крестный ход, но и поклонялись святому кресту»[13].

Устроив монастырь с внешней стороны, преосвященный Василий занялся внутренним его устройством. Для занятия должности настоятельницы он пригласил монахиню Можайскаго Спасо-Бородинскаго монастыря Евфросинию Дегтяреву и, когда та согласилась, испросил ей разрешение и благословение митрополита Филарета. Вместе с новою настоятельницею прибыли 2 послушницы – Филарета и Мефодия и были приняты в число сестер обители[14]. Новая настоятельница, пробыв не более года, скончалась. Преосвященный Василий избрал на ее место известную своим добрым поведением и добрым влиянием на воссоединенных монахинь, настоятельницу Оршанского монастыря Клавдию Щепановскую, и она была назначена по его ходатайству[15]. Заботясь об устройстве в монастыре хора, преосвященный Василий упросил в 1843 г. преосвященного Исидора, епископа Могилевского, отпустить из Оршанского монастыря известных своим знанием церковного и итальянского пения и всего чина богослужения трех монахинь – Филарету, Феофанию и Евдокию Быковскую, которые скоро и прибыли в Полоцк[16]. Чтобы создать лучший контингент монахинь, он запретил принимать в число сестер лиц крестьянского сословия[17]. Наконец, чтобы во всех мелочах урегулировать жизнь восстановленного монастыря, преосвященный Василий выработал для него особый устав. При составлении последнего преосвященный руководился и тем соображением, что в новом монастыре как одном из воссоединенных, должна соблюдаться та же дисциплина, какая соблюдалась в подобных ему обителях до воссоединения, и в то же время она не должна противоречить общим правилам, существующим для всех девичьих православных монастырей, – словом, в своем уставе он примирил и совместил два устава для женских монастырей – униатский и православный[18].

Жизнь новой обители, таким образом, была урегулирована, обитель продолжала пользоваться постоянным вниманием своего восстановителя и быстро развиваться; вскоре после воссоздания своего, она стала центром женского духовного образования в Полоцкой епархии.

Положение духовенства Полоцкой земли в отношении воспитания своих дочерей в пору униатства было положительно печально. Духовной женской школы в крае не было. Священникам поэтому приходилось избирать одно из двух: или дома учить своих дочерей, или отдавать их в светские пансионы и училища, находившиеся в руках католиков. Первое было очень затруднительно, второе – далеко небезопасно. Воспитание, получаемое в девичьих монастырях римского обряда, часто оказывало самое нежелательное влияние на духовных девиц: последние, вышедши из школы, нередко стыдились своего звания и, гнушаясь прародительским исповеданием, принимали латинский обряд. Между тем, они должны были стать помощницами пастырей не только в частной жизни, но и во влиянии на народ. Помочь такому горю решились в 1837 году инспектор семинарии Малишевский и учители Ив. Слиборский, Андрей Копацынский и Ильдефонс Говорский. Составив устав для женского духовного училища, с четырехлетним курсом, и представив его преосвященному Василию, они просили последнего ходатайствовать об открытии девичьего пансиона при монастыре Полоцких базилианок. Составители проекта обязывались при этом назначенные для преподавания предметы: катехизис, священную историю, русскую историю, русский и французский языки, географию, арифметику, чистописание и рисование, читать на русском языке, причем добавляли, что «внушать в нежные сердца воспитанниц любовь к своему греческому вероисповеданию и истинную приверженность к престолу они считают священнейшим своим долгом». Преосвященный Василий с восторгом отозвался на предложение, но ходатайство его о разрешении открыть пансион, и отпустить средства, хотя бы на содержание в нем десяти девиц, было отклонено греко-униатскою коллегией «по невозможности отделить нужные суммы для покрытия издержек по означенному предложению»[19]. Осуществить задуманное хотя и в гораздо меньших размерах, преосвященному Василию удалось только спустя семь лет после этого, по восстановлении Спасской обители. В 1843 году он поручил ректору семинарии архимандриту Филарету выбрать из среды монахинь новой обители способных для преподавания наук применительно к правилам, изложенным в Именном Высочайшем указе об учреждении образцового училища для девиц духовного звания в С.-Петербурге, и, когда такие были избраны, 17-го июля 1844 года, в 12 часов дня, после благодарственного молебна, училище было открыто архимандритом Филаретом и начато учение при 13 ученицах, из коих только три пользовались пособием по 15 р. в год[20].

1-го октября того же года преосвященным Василием поручено было преподавание Закона Божия духовнику[21], русской всеобщей истории и географии – Евфросиния Сербинович, чтения и пения на русском языке, русской грамматики, арифметики, чистописания и рисования – Аркадии Тейкер и церковного пения – Филарете и Феофании, а для усовершенствования в нотном пении велено было ходить на один час в каждую неделю воспитаннику семинарии[22]. В 1845 году здесь воспитывалась уже 21 девица; тесное монастырское здание уже не вмещало всех, желающих получить образование. На собранные жертвы преосвященным Василием был выстроен для училища дом; Синод же назначил ежегодную субсидию в 500 рублей[23]. Было положено, таким образом, прочное начало дальнейшему развитию училищной жизни. Конечно, оно было недостаточно, чтобы вместить всех, ищущих школьных плодов, духовных девиц Полоцкой епархии, но важно было и то, что оно могло приютить хотя некоторых из них.

Теперь Спасо-Евфросиньевская обитель накануне своей славы. Имя преподобной Евфросинии было тем именем, которое никогда не сходило с уст западно-русских верующих людей. Последние видели в ней свою небесную покровительницу, к ней спешили мысленно и в горе и в радостях. Любовь к преподобной переносилась и на основанную ею обитель: доселе Спасо-Евфросиньевская обитель в известные дни собирала в своих стенах тысячи богомольцев, спешивших приложиться к Кресту преподобной и помолиться на месте ее земных подвигов. С того же времени, как преподобная почиет в обители, обитель сосредоточит на себе взоры и думы всех верующих людей. И станет она для края благодатным источником, к которому бесконечною цепью потянутся все жаждущие обновиться духом у раки с нетленными мощами сильной верой, духом и молитвой великой подвижницы и укрепиться исходящею чрез нее Божественною благодатию.

Прот. Г. Ш.

Шавельский Г., прот. К истории Полоцкаго женскаго Евфросиньевскаго монастыря // Прибавления к церковным ведомостям. 1910. №18. С. 772–777.



[1] «История России» С. М. Соловьева кн. II стр. 191. Спб. Изд. Товар. «Обществ. польза».

[2] Арх. Св. Cин. Рукоп. № 267, л. 93 – 95.

[3] «Записки» преосв. Василия Лужинскаго, стр. 201 – 218.

[4] Арх. канц. еписк. Полоц. Проток. № 31, 1841 г.

[5] Арх. Пол. дух. конс., дело № 153, нач. 12 июля 1841 г.

[6] «Записки» пр. Василия, стр. 206.

[7] Кроме церковных облачений, сосудов и пр., тут были чайныя и столовыя ложечки, кресты, жемчуг, цепочки, орденские знаки и пр.

[8] Указанная сумма пожертвований затем увеличилась новыми, которыя посылались в последующее время благотворителями из Москвы и Петербурга. Кроме того, в 1842 г. ректор семинарии снова путешествовал в Москву за сбором и собрал там 3.152 р. 34 к. серебром (Арх. канц. еп. Полоцк. Книга входящих бумаг за 1842 г., № 448).

[9] II. д. к. Дело № 84. Нач. 29 октября 1841 года, л. 1 – 2.

[10] Там же, лист 10 – 11.

[11] В «Записках» пр. Василий подробно говорит об этом.

[12] Канц. еп. Полоц. Книга входящих бумаг за 1842 г. 26 мая. В «Записках» преосвящ. Василий говорит, что было всего 26 духовных лиц.

[13] Там же.

[14] II Д. К. № 377, нач. 30 октября 1842 г.

[15] «Записки» м. Иосифа Семашки, т. II, стр. 217.

[16] Канц. еп. Полоц. Наст. реестр 1843 г., 10 февраля, № 304.

[17] Там же.

[18] По составленному преосвященным Василием уставу требовалось: 1) чтобы учреждена была в обители кляузура во всей ея строгости, как она существовала ранее в монастырях возсоединенных; 2) чтобы ни под каким видом не было дозволяемо посетителям, и особенно мужескаго пола, входить к монахиням в их кельи, – да и женскому полу дозволять вход только с осмотрительною разборчивостью со стороны настоятельницы, без ведома коей никто не должен посещать монахинь, – а иметь для сего общую комнату; 3) чтобы воспрещен был всем городским посетителям вход в монастырские сады, огороды и на двор, за церковь; 4) чтобы отделен был внутри обители двор церковно-монастырский от двора хозяйственно-монастырскаго для наблюдения опрятности, приличной столь святому месту; 5) чтобы все без изъятия монахини не выходили из монастыря ни по своим, ни по монастырским надобностям и не увольнялись бы самою настоятельницею куда-либо на сторону без особаго на то разрешения епископа; 6) чтобы для большаго благолепия в богослужениях усовершенствован был хор певческий из самих же монахинь; 7) чтобы не дозволялось священникам, без ведома и согласия местнаго духовника, совершать в монастырской церкви божественныя литургии, петь молебнов и отправлять прочия молитвословия, также строго наблюдать; 8) чтобы издержки по монастырю делаемы были настоятельницею по утвержденному Св. Синодом расписанию; 9) чтобы все монахини, и особенно возсоединенныя, довольствуемы были пищею в достаточном количестве и добраго качества; 10) чтобы за общею трапезою читались поучительныя беседы свв. Отец или жития Святых, для чего и выписать на счет остатков от штатной суммы Христианское Чтение, Воскресное Чтение, Творения свв. Отец (первое стоит 7 р. 64 к. с., второе 20 р. ассиг., третье 5 р. сер.), 11) чтобы Св. Крест всегда оставался на верху за замком и не был выносим вниз иначе, как разве по особому предварительному разрешению благочиннаго, и то самим священником-духовником, в случае тяжкой болезни которой -либо из монахинь, для ея духовнаго утешения, на краткое время; 12) чтобы наблюдаемо было непрерывно, особенно ночью, заботливое хранение Креста и монастыря; 13) чтобы по поводу хранимой в церкви монастыря столь великой святыни всякое, даже и малейшее, покушение на воровство в монастыре было не медля доводимо до сведения благочиннаго с строгим взысканием за противное; 14) чтобы доносили благочинному о пожертвованиях; 15) чтобы вид древней церкви не был ни в чем нарушаем, ни внутри, ни снаружи, и чтобы соблюдались в ней и ея утвари величайшая чистота и опрятность; 16) чтобы монахини наблюдали в церкви особенное и примернейшее благоговение, не допуская ни разговоров, ни оглядований, ни шатательств, но молились бы все с довлеющею всем отшельницам набожностию, стояли неподвижно и клали поклоны, особенно во время самых важнейших действий божественной литургии; 17) чтобы учреждена была надлежащая отчетность в свечной и книжной продаже и самая продажа вверена была бы благонадежному лицу под личною ответственностью настоятельницы. Для успеха же в продаже книжек с рисунками Креста пр. Евфросинии сбавить цену оных, согласно с волею издателя, до 1 р. за экземпляр; 18) чтобы никакая в монастыре переделка и приобретения для монастыря не начинались и не предпринима­лись без разрешения благочиннаго; 19) всего же более, чтобы настоятельница безпрекословно исполняла всякия приказания благочиннаго и была бы ему также во всем покорна, как вправе требовать от своих подчиненных; 20) чтобы она сама назидала монахинь и делом и словом на мирные монашеские подвиги так, чтобы все они находили в ней достойный подражания образ кротости, иноческой простоты, воздержания и благородства в поступках; 21) чтобы все требуемое 124 – 127, 135 пунктами консисторскаго устава было бы в точности исполняемо; 22) чтобы без ведома архипастыря никто настоятельницею не был принимаем как из мирянок в число послушниц или резиденток, ни из приезжающих из других монастырей монахинь на долгое пребывание в Евфросиньевской обители; 23) чтобы, наконец, сделан был теперь же отчетный выбор монахинь и послушниц для воспитания и обучения малолетних девиц чтению, духовному пению, Закону Божию, географии, истории и рукоделиям при том монастыре, при котором скоро и непременно имеет открыться девичья школа, в коей на первый раз будут содержаться сироты духовнаго звания на счет сумм, имеющихся в распоряжении Полоцкаго Попечительства. (Арх. Канц. Еп. Пол., реестр № 20, 1843 г. 26 апр., № 800).

[19] Арх. II. Д. К. № 66, 1837 г.

[20] Преосвященный предписал епарх. попечительству оказать остальным пособие, а в 1845 г. просил Синод назначить из духовно-училищных капиталов штатный оклад на полное содержание 20 сирот, для каждой по 30 руб. и для 10 – половинный, по 15 руб.

[21] В помощь ему была назначена Евфр. Сербинович.

[22] Арх. II. Д. К. № 547, нач. 25 октября 1843 г.

[23] Арх. Св. Син. рукоп. № 267, л. 97 – 98.

Встреча крест. хода с мощами прп. Евфросинии

Икона прп. Евфросинии

Спасо-Евфросиниевский монастырь

Крестный ход с мощами прп. Евфросинии

Крестный ход с мощами прп. Евфросинии

Софийский собор в г. Полоцке

Мощи прп. Евфросинии в Киеских пещерах

 Спасо-Евфросиниевский монастырь

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

12/25 августа, воскресенье

Неделя 10-я по Пятидесятнице. Глас 1-й.

Попразднство Преображения Господня. Мчч. Фотия и Аникиты.

6.30 Часы. Ранняя Божественная Литургия.

8.30 Молебен у мощей прп. Евфросинии с акафистом.

(Кресто-Воздвиженский собор)

9.30 Часы. Поздняя Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение с полиелеем.

Смотреть все

Православный календарь

12/25 августа, воскресенье

Неделя 10-я по Пятидесятнице. Глас 1-й.

Мчч. Фотия и Аникиты и многих с ними (305–306).

Сщмч. Александра, еп. Команского (III). Мчч. Памфила и Капитона. Собор Валаамских святых (переходящее празднование в 1-е воскресенье после 6 августа). Собор Кемеровских святых (переходящее празднование в воскресенье перед 18 августа).

Прмчч. Белогорских: Варлаама Коноплева, Антония Арапова, Сергия Вершинина, Илии Попова, Вячеслава Косожилина, Иоасафа Сабанцева, Иоанна Новоселова, Виссариона Окулова, Михея Подкорытова, Матфея Банникова, Евфимия Короткова, Варнавы Надеждина, Гермогена Боярышнева, Аркадия Носкова, Евфимия Шаршилова, Маркелла Шаврина, Иоанна Ротнова, Сергия Саматова, Димитрия Созинова, Саввы Колмогорова, Иакова Старцева, Петра Рочева, Иакова Данилова, Александра Арапова, Феодора Белкина, Алексия Короткова и Петра (1918); сщмч. Василия Инфантьева пресвитера (1918); сщмчч. Леонида Бирюковича, Иоанна Никольского и Николая Доброумова пресвитеров (1937).

Смотреть все

Каталог TUT.BY