Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Чудо преподобной Евфросинии

Распечатать


В обитель преподобной Евфросинии Полоцкой приезжает множество людей: верующих и неверующих, крещенных и некрещенных, воцерковленных и не очень. Кто-то едет помолиться Полоцкой княжне, кому-то важно познакомиться с архитектурным комплексом обители, кто-то просто интереса ради посещает монастырь как одну из достопримечательностей города Полоцка. Так получается, что многие из этих людей потом возвращаются в обитель снова и снова, с сердцем, наполненным любовью и благодарностью к преподобной Евфросинии. Один из таких людей – Титовец Александр Антонович, историю которого мы приводим ниже.

«Мое имя Титовец Александр Антонович. По профессии преподаватель ВУЗа, доцент Белорусского Государственного Университета. Мне исполнилось 67 лет, из них 15 лет я являюсь воцерковленным человеком. Что же произошло?

Почти до 60 лет, когда мне было 56–57, я был абсолютно неверующим, более того, некрещенным. Еще более того, я был атеистом. Еще более того, был профессиональным атеистом, который защитил диссертацию по религиоведению. И в этом качестве я часто выступал на конференциях, где меня однажды услышал владыка Полоцкий и Глубокский Феодосий. Я благодарен этому человеку. Он пригласил меня, независимо от моих убеждений, в Полоцк и мы группой приехали на микроавтобусе в Полоцк.

Дело было в феврале. Я особо акцентирую внимание на этой ситуации, потому что я на протяжении 20 лет до этого страдал тяжелейшей формой радикулита. Мне неоднократно предлагали хирургическое вмешательство, но я отказывался. Заболел я еще на Северном Ледовитом океане, где несколько лет ходил в море. Это профессиональная болезнь всех рыбаков, моряков-северников. Ледяная вода, шторма, металл… В общем, это поголовное профессиональное заболевание.

Окончив аспирантуру, я остался преподавать в Минске. Болезнь была настолько тяжелой, что я годами не мог передвигаться самостоятельно. Собственно и сюда, в Полоцк, в храм Евфросиньюшки, который тогда еще начинали реставрировать, меня привели под руки. Владыка собрал очень представительную делегацию: были народные артисты, заслуженные артисты Советского Союза, всевозможных республик, композиторы, писатели, оперные певцы, но все – религиозные люди. Я, наверное, один был атеист. И вот они меня из сочувствия, из сострадания приводили под руки и за трибуну, за которой я выступал, и в эту церковь, которую построила святая Евфросиньюшка.

И вот я наблюдал: пронзительный холод, дверь, открытая настежь, идут работы. Поднимаясь на второй этаж, я видел, в каких спартанских и аскетичных условиях она жила. Буквально пропитался сочувствием, состраданием. Я сам занимался спортом, боксировал, боролся, но не был таким сентиментальным человеком. Слезу выдавить – это надо было выкрутить или сломать руку. А тут вдруг слезы умиления полились. Я стал подходить к раке. Это была обычная конструкция, сделанная из дерева и стекла, стоявшая на обычных табуреточках. И поверх стекла лежали ее вериги, чудесным образом, как я узнал впоследствии, обретенные. Люди, с целью получить исцеления, дар какой-то от Евфросиньюшки, ползали на четвереньках под этой ракой. Но я в силу своих габаритов, конечно, не смог бы это сделать, да и болезнь помешала бы этому. Поэтому я стоял рядышком. Мое внимание было сконцентрировано на веригах. Эти вериги были очень значительные по весу, наверное, килограммов восемь-полпуда, а то и больше. И слезы почему полились? Я представил, как она с целью укрощения своей княжеской гордыни надевала эту цепь с крестом, тяжеленную, и ходила в зной и в лютый холод. А от холода, от металла (это передается организму) образуются радикулитные патологии, прострелы, ущемления нервов, которые лишают человека подвижности. Это все мне было знакомо. И поэтому появилось необыкновенное сострадание. Я даже сейчас, вспоминая об этом, не могу удержаться от тех чувств, которые у меня тогда возникли.

Поскольку никто не обращал на меня внимания, я тихонечко и осторожно взял в руку эти вериги и стал поднимать над стеклом, с одной стороны опасаясь, что они упадут, потому что меня могло парализовать от лютого холода, а с другой стороны, потихонечку, чтобы ощутить этот вес, как это делают дети исподтишка. Когда я поднял их примерно на полметра, случилось чудо: вдруг исчезла острая боль. Мои коллеги и друзья меня привели под руки, а тут боль исчезла, и я почувствовал необыкновенный комфорт, будто я очутился в ином плане бытия. Не скажу, что это был рай, но это был необыкновенный и необъяснимый физический комфорт. Впервые за 20 лет исчезла острая боль, которая доходила почти от поясницы до колена. Не веря этому, я осторожно стал класть вериги на место. Не веря себе, я сделал шаг, другой – боль не возвращалась. Тогда потихоньку вышел из храма, где уже столпились мои друзья и коллеги, и смотрю: от крыльца, где сейчас брусчатка, ведет наезженная детьми скользкая ледяная дорожка. Что со мной случилось – не знаю и, сам не понимая, почему-то сделал два шага разбега и заскользил по этой дорожке, что привело в изумление, замешательство и недовольство моих коллег. Они спросили: «Александр Антонович, Вы что нас, мистифицируете? Мы же Вам уважение оказывали, сострадали Вам, а вы тут дурачите нас». Я говорю: «Люди добрые, да похоже, я исцелился». А тут владыка Феодосий стоит. Я говорю: «Владыка, вот такое возможно?» – «Эка невидаль, – говорит владыка Феодосий, – у меня в кабинете лежит куча медицинских справок о том, что люди болели и исцелились здесь».

Я тут же попросил владыку, чтобы меня крестили. Такое желание возникло. Владыка говорит, что не так это все просто, надо трудником поработать. Вот я и воду потаскал, и снег чистил. А потом владыка меня благословил (я молюсь о нем каждое утро), и меня отвезли в церковь, в то время пустую. Уборщица была крестной матерью, крестным был настоятель храма отец Владимир. Меня крестили, и я уехал здоровым и исцеленным человеком. 15 лет я все хотел вернуться сюда, как-то поблагодарить нашу святую Евфросиньюшку. И вот сегодня я привез документы о моем исцелении, о том, сколько я болел, что с того времени я не обращаюсь к врачам. Я 15 лет вообще не ходил в поликлинику, практически не принял ни одной таблетки серьезной (от простуды были). Радикулит ко мне не возвращается. Раньше я ползал по квартире на четвереньках, а сегодня могу посадить на спину трех-четырех человек и походить.

Титовец Александр Антонович

Записано сестрами Спасо-Евфросиниевского женского монастыря 27 июля 2016 года

Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

9/22 сентября, пятница

Попразднство Рождества Пресвятой Богородицы.

Праведных Богоотец Иоакима и Анны.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение с полиелеем.

Частица св. мощей свт. Феодосия, архиеп. Черниговского, имеется в обители. 

Смотреть все

Православный календарь

9 / 22 сентября, пятница

Попразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Праведных Богоотец Иоакима и Анны. Мч. Севериана (320). Прп. Иосифа, игумена Волоцкого, чудотворца (1515). Обретение и перенесение мощей свт. Феодосия, архиеп. Черниговского (1896).

Прп. Феофана исп. (ок. 300). Мчч. Харитона и Стратора (Стратоника). Блж. Никиты в Царьграде (XII). Воспоминание III Вселенского Собора (431). Прп. Онуфрия Воронского (1789) (Румын.).

Сщмчч. Григория Гаряева пресвитера и Александра Ипатова диакона (1918); сщмчч. Захарии, архиеп. Воронежского, Сергия Уклонского, Иосифа Архарова, Алексия Успенского пресвитеров, Димитрия Троицкого диакона и мч. Василия Шикалова (1937); прмч. Андроника Сурикова (1938); сщмч. Александра Виноградова пресвитера (1942).

Смотреть все

Каталог TUT.BY