Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Совершение священнодействий

Распечатать

Особое воздействие оказывали на людей совершаемые отцом Иоанном богослужения.

По мысли отца Иоанна, деятельность пастыря в качестве совершителя богослужения является наиболее специальной, таинственной и ответственной. «Поучать и руководить другими может и мирянин, но священнодействовать может только пастырь, который получает для этого благодать при хиротонии» (143, 367).

Отец Иоанн учил, что в священнодействии пастырь предстоит пред Богом. Наиболее полное выражение это предстояние находит в молитве пастыря за богослужением. «В храм люди несут страдания и скорби своего сердца, сознание заблуждения своего ума. Все это они выражают во вздохах и воплях о помощи. Но если все они молятся только за себя, то пастырь призван молиться за всех» (143, 366).

Будучи вдохновенным молитвенником, отец Иоанн опытно познал и учил своих последователей, что лишь при условии пастырской молитвы за всех возможна духовная связь пастыря со всеми молящимися и объединение всего храма в единое духовное тело (134, 366).

Богослужения, совершаемые отцом Иоанном, своей благоговейностью, красотой, духовностью и величием потрясали человеческую душу, влекли ее к Небу. Отношение к священнодействию было у него духовное, благоговейное, святое. Он учил, что «душевность и духовность пастыря паства узнает по дару молитвенности. Когда говорят о священнике, то первый отзыв о нем касается того, хорошо или плохо он служит. Под хорошим служением разумеется не музыкальность голоса и его громкость, а то, что в нем слышится дух искренней молитвы». Те, кто сослужил старцу, всегда бывали потрясены его служением (196, 31-32).

Протоиерей Владимир Кучерявый вспоминает: «Во время совершения Святой Евхаристии своей молитвенностью, истовостью, выразительностью произносимых возгласов отец Иоанн вводил нас, молодых священников, сослуживших ему, в неизреченный мир непостижимой Тайны — принесения в жертву Агнца Божия, в Тайну преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы. «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час Апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящих Ти ся», — звучало в его устах с такой внутренней силой, что всем, кто слышал эти слова, нельзя было оставаться равнодушными». По отзывам сослуживших старцу, в священнодействии он являлся в ореоле всеобщего ходатая и предстоятеля пред Богом (196, 33).

Сам отец Иоанн, ссылаясь на святого св. Симеона Нового Богослова, писал, что истинный пастырь во время богослужения «умом созерцает Бога, сорастворяется в сердце своем с Христом». По молитвам отца Иоанна сослужившим ему также передавалось благоговейное отношение к священнодействиям. Когда они сослужили отцу Иоанну, то опытно познавали, что всякое священнодействие есть великая духовная реальность, воплощение Духа Истины. Открывалось это и молящимся в храме (196, 35).

Дней, когда служил отец Иоанн, всегда особенно ждали. Нельзя было без чувства глубокого умиления присутствовать при совершаемых им богослужениях. Дух молитвы, почивавший на нем, переливался, казалось, в сердца предстоящих, и все находили особое утешение в том, чтобы молиться вместе с ним. Монахиня Серафима (Русанова) говорила: «Когда батюшка читает Евангелие, сердце возгорается».

Все, знавшие отца Иоанна, отмечают, что он был строгим и ревностным исполнителем Устава и всех призывал к этому. Он писал: «Благоговейное, истовое и возможно полное исполнение Церковного устава имеет громадное религиозновоспитательное значение и для паствы, и для пастырей. Оно объединяет их всех, показывает всю высоту и истинность Православия и его богослужения. После таких богослужений все верующие выходят из храма молитвенно-одушевленные и исполненные глубокого назидания» (196, 212).

Вспоминает один из учеников отца Иоанна — протоиерей Сергий (Филонов): «Отец Иоанн не только на уроках и лекциях учил, что литургика — это основа всего богослужения. Своим примером служения батюшка показывал и раскрывал нам, что же это такое — служить. Незабываемо торжественно всегда было появление отца Иоанна на амвоне, особенно когда батюшка становился лицом к алтарю при открытых царских вратах. Никогда никто не вспомнит, чтобы отец Иоанн повернул голову влево или вправо, обернулся на какой-то шорох или даже шум. Его, казалось, непоколебимая фигура на фоне царских врат не забудется никогда. И эти спокойствие и сосредоточенность не были просто выработаны долгим служением. Это шло изнутри, чувствовалось в это время его полное соединение с миром горним. Тут каждый начинал понимать, что идет богослужение, разговор с Богом, с вышними силами. Было очевидно, что когда отец Иоанн стоял пред открытым алтарем, все внимание батюшки было обращено только к Богу, и все существо священника уже предстояло перед Богом. И то, что отец Иоанн стоял не шелохнувшись, без лишних движений, так убеждало, что он Богу служит, а для нас это было столь поучительно, что сейчас, уже сами будучи священнослужителями, мы это помним и даже чувствуем по сей день.

Теперь, когда мы сами служим, когда многие из учеников отца Иоанна стали заслуженными иерархами, нам легко обходиться с тем материалом, который батюшка требовал от нас знать наизусть — от Типикона до каждого праздничного тропаря. Это он особенно любил спрашивать. Это был просто дежурный вопрос: «Тропарь праздника такого-то?» Иногда запнешься, спросишь: «А можно, я спою?» Отец Иоанн охотно на это соглашался, иногда студенты предлагали спеть на несколько голосов, мы выходили к доске, батюшка мог и сам подпевать нам. Но, будучи очень музыкальным и обладая прекрасным голосом, отец Иоанн нас никогда не перебивал, не «заглушал», а тихонечко как бы вел мелодию. Но главным в этом вопросе для него было убедиться, что студент знает и понимает суть праздника, его духовную значимость.

Очень серьезно относился отец Иоанн к крестному знамению. Крестился широко, медленно, с внутренней молитвой. Он поистине творил крестное знамение, высоко занося руку на лоб, а то и надо лбом, затем опускал ее на самое чрево, а потом тщательно доносил до каждого плеча — и правого, и левого. Каждый раз это был воистину Голгофский крест, напоминавший об искуплении и спасении нашем.

Незабываемы для всех нас возгласы батюшки во время службы, они шли изнутри, и ощущалось, что тут же достигают мира горнего. Да, каждый раз это была служба Богу.

С величайшим трепетом относился отец Иоанн к Пресвятой Богородице. Акафист Божией Матери всегда читал так, будто беседовал с Самой Царицей Небесной или рассказывал присутствующим о чем-то особенно важном. Читал проникновенно, каждое слово произнося нараспев» (196, 213).

Очевидно, что отец Иоанн своей жизнью и служением подтверждал каждое слово того учения, которое он проповедовал.

Но вернемся к воспоминаниям его учеников.

«Педагогический дар отца Иоанна, — пишет один из них, — выражался не только в заботе о нравственном устроении своих учеников. Образование ума, расширение кругозора знаний, повышение эрудиции также были основными задачами его педагогической деятельности. «Православное богослужение» — основная дисциплина для будущего пастыря Церкви, и знать ее он должен в совершенстве. И действительно, знания литургики так глубоко укоренились в нашем сознании, так органично впитались в нашу плоть и кровь, что прошло почти 20 лет, а чинопоследование двунадесятых праздников до сих пор свежо в памяти, как будто изучено вчера. Его педагогические методы прошли испытание временем и принесли отличные результаты» (196, 124).

И еще воспоминания о голосе отца Иоанна: «Это был поразительный голос, он поражал глубиной религиозных переживаний, широтой эмоционального спектра, горячностью веры. Голосом служащий священник выражает свой молитвенный настрой, глубину проникновения в тайну богослужения. Вот почему глубоко молящийся батюшка так захватывает верующих своими глубоко прочувственными возгласами. Голос отца Иоанна, музыкально-мелодичный, помимо своей человеческой красоты, содержал в себе мощный духовный заряд, который пробивал косное, черствое, нерадивое сердце, заставлял его гореть остротой религиозных переживаний. Через голос отца Иоанна передавалась вся атмосфера праздничного богослужения, в нем чувствовалось и пение хора, и возгласы дьякона, и тихое моление священника в алтаре. Мне кажется, голос отца Иоанна может быть сравним с голосом кронштадтского пастыря, святого праведного отца Иоанна Сергиева по силе молитвы, дерзновению, ревности по Боге и пророческому вдохновению, которые слышались в нем» (41, 104).

Таким образом, живой пример молитвенного церковного духа отца Иоанна заставлял паству ценить богослужение, прививал усердие к посещению его, внушительнее слов увлекал пасомых на добрый спасительный путь. В то же время своим высоким примером совершения Святой Евхаристии отец Иоанн вводил сослуживших ему молодых священников в непостигаемый мир величайшего из таинств.


Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

8/21 сентября, четверг

Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и

Приснодевы Марии.

6.30 Часы. Ранняя Божественная Литургия

9.30 Часы. Поздняя Божественная Литургия

16.45 Вечернее богослужение.

Смотреть все

Православный календарь

8 / 21 сентября, четверг

Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Прпп. Иоанна (1957) и Георгия (1962), исповедников (Груз.).

Иконы Софии, Премудрости Божией (Киевской). Чтимые иконы Рождества Пресвятой Богородицы: Сямская (1524), Глинская (XVI), Лукиановская (XVI), Исааковская (1659). Икон Божией Матери: Холмской, Курской-Коренной «Знамение» (1295), Почаевской (1559), Леснинской и Домницкой (1696).

Смотреть все

Каталог TUT.BY