Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Послания монаха Исаии к благороднейшей монахине Феодоре

Распечатать
Каково зрелище лугов, кои исполнены всякаго рода цветами, такова и настоящая моя книга, священное и сладчайшее чадо. В ней, если захочешь, найдешь ты все цветы добродетелей – внимание ума и поучение сердечное, к уцеломудрению твоему и спасению души твоей. Собрав лучшие духовные цветы безсмертнаго луга или рая, добрая сестра моя и верное чадо, я посылаю тебе сплетенный венец, чтобы, ощутив благоухание его, ты потекла путем добродетелей и усокровиществовала душе своей некрадомое богатство. Господь Славы да будет с тобою.

1) Блаженная Феодора говорила: если хотим непреткновенно пройти предлежащий нам путь жизни, представить Христу душу и тело чистыми от постыдных ран и получить венец победный, то нам должно бдительно за всем смотреть и, ни во что вменяя суетныя удовольствия, быстро миновать их; не должно попускать уму прельщаться чем-либо, но все вменять во уметы, чтобы не лишиться Христа.

2) Блаженная Сарра говорила: трех вещей боюсь я: когда душа имеет выйти из тела, когда имею предстать Богу и когда изыдет последнее о мне определение в день Суда. Помышляя о сем, ужасаюсь и трепещу.

3) Блаженная Синклитикия сказала: велик бывает вначале подвиг и труд приступающим к Богу в безмолвии и молчании; а потом – радость неизглаголанная. Как хотящие возжечь огонь сначала задымляются и слезят, и не иначе достигают желаемой цели, так и желающие возжечь в себе огнь божественный должны возжигать его со слезами и трудами, с безмолвием и молчанием.

4) Опять сказала: день и ночь трудится бодренный монах, с великим безмолвием и кротостию приседя молитвам и сокрушая сердце свое до пролития слез, чтобы получить с неба милость.

5) Спросили сестры блаженную Синклитикию: как можно спастись? И она, глубоко вздохнув и пролив много слез, отвечала: «Дети! Все мы знаем, как спастись, но по собственному нерадению теряем спасение. Прежде всего и паче всего должно сохранять нам то, что сказал Господь: Возлюбиши Господа Бога твоего всею душею твоею и искренняго твоего, яко сам себе (Мтф. 22; 37, 39). Итак, вот где спасение – в двойственной любви».

6) Говорила также: и мирския жены, по-видимому, живут целомудренно, но у них есть вместе и безстыдство, – поелику они грешат всеми другими чувствами: смотрят непристойно, смеются неумеренно. А мы должны быть выше в добродетелях, и для нас непозволительно суетное зрение. Ибо говорит Писание: Очи твои право да зрят (Прит. 4, 25). Мы должны беречь и язык от подобных грехов: поелику беззаконно то, чтобы орган божественнаго песнопения произносил скверныя слова. Мы должны воздерживаться не только говорить это, но и слушать.

7) Еще сказала: хорошо от меньшаго восходить к большему, а от большаго добра нисходить к меньшему – не безопасно. И сему-то научает Апостол, когда говорит: Задняя забывая, в предняя простирайтесь.

8) Блаженная Мелания разсказывала:

– Одному брату, желавшему оставить мир, препятствовала в том собственная его мать; но он не оставил своего намерения и не переставал докучать ей, говоря: «Спасти хочу душу мою». Не могши при всем старании воспрепятствовать ему, мать, наконец, дала ему позволение. Но, удалившись от нея и сделавшись монахом, он в нерадении иждивал жизнь свою. Случилось, что мать его умерла, а чрез год заболел и он болезнию великою, так что врачи отчаялись в жизни его. Тогда, быв в изступлении, он восхищен был на Суд, и увидел мать свою между осужденными. Заметив его, она с изумлением сказала: «Сын мой! что это, и ты осужден в это место? Где же слова твои, кои говорил ты: “спасти хочу душу мою?”» Пристыженный тем, что слышал, в скорби стоял он, не имея что отвечать ей. Но вдруг послышался глас, говорящий: «Возьмите сего отсюда! Я послал вас за другим монахом, одного с ним имени, который живет в такой-то обители». Тем кончилось видение, и брат, пришедши в себя, разсказал предстоящим все. В подтверждение же и уверение в истине сказаннаго уговорил одного брата сходить в обитель, о коей слышал, и посмотреть, почил ли тот брат, который носил одно с ним имя. Посланный нашел, что он точно почил. Больной же, оправясь и укрепясь, пошел в затвор и сидел в безмолвии, заботясь единственно о спасении души своей, – каясь и плача о том, что прежде жил в нерадении. И такое было у него сокрушение, что многие умоляли его послабить себе немного, опасаясь, не приключилось бы ему какого вреда от безмернаго плача. Но он не хотел утешиться, говоря: «Если я не снес укора матери своей, как пред Христом и св. Ангелами снесу я стыд в день суда?»

9) Однажды блаженная Сарра, увидев юную монахиню смеющеюся, сказала ей: «Не смейся, сестра; ибо тем ты отгоняешь от себя страх Божий и подпадаешь посмеянию диавола».

10) Блаженная Феодора разсказывала: одну девственницу, престарелую летами и преуспевшую в страхе Божием, спросила я о причине ея удаления от мира, и она, вздохнув, так начала мне говорить:

– Отец у меня был кроток и тих, но немощен телом, так что всю почти жизнь пролежал в постели. Впрочем, когда бывал здоров, работал смиренно в поле и терпеливо собирал нужное для дома. Вел он такую уединенную жизнь, что в селении нашем редко с кем входил в беседу, и так любил молчание, что тем, кои не знали его, казался немым. Мать же моя была совершенно противнаго нрава: о всем любопытствовала и за пределами отечества; когда говорила, то казалось, все тело ея было языком; со всеми почти ссорилась и бранилась; любила пить вино, водилась с развратниками и разоряла дом. Между тем не знала болезни, во всю жизнь свою была очень здорова. Наконец отец мой, истощенный долговременными болезнями, умер. Вслед за сим возмутился воздух, начались страшные громы и молнии, бури и дожди, так что до трех дней не могло быть предано земле тело его. Тогда все в селении, качая головами, говорили: «Какое зло безвестно крылось между нами! Верно, это враг Божий, когда сама тварь не дает нам предать его земле». Но чтоб не затлело тело его и не причинило вреда, хотя с трудом, под дождем и бурею, решились похоронить его. – Мать моя, после того получив свободу, предалась еще большему разврату. Но когда потом умерла, погода была ясная, и все, кажется, споспешествовало светлости ея похорон. Я осталась в малолетстве. Но когда потом вышла из детскаго возраста, и страсти начали пробуждаться и тревожить мое неопытное сердце, в один вечер я села и начала помышлять о том, какой избрать мне путь жизни? Идти ли путем отца – в кротости, благочестии и чистоте? Но, думала я, что пользы было ему от такой жизни? Всегда болезни и скорби, и по смерти земля как бы не принимала тела его. Если б угодна была Богу такая жизнь, не потерпел бы он столько зол. Жизнь матери, кажется, вернее. Она жила по всем желаниям сердца, и была всегда здорова, и погребения сподобилась светлаго. Так, жизнь матери лучше. Ибо лучше своим глазам верить и следовать тому, что верно и известно. Итак, мне показалось, что лучше идти путем матери. Между тем настала ночь, и меня объял сон. И вот предстает мне в сновидении некто высокий ростом, страшный видом и грозно спрашивает меня: «Скажи мне, – говорит, – какие помыслы в сердце твоем?» Дрожа от страха, я не могла и смотреть на него; а он еще более страшным голосом требовал сказать ему, о чем помышляла я. Отуманенная страхом, я забыла о чем думала и сказала: «Я ничего не помню». Тогда он сам напомнил мне все. Обличенная, я созналась в том и просила прощения, предлагая в извинение причину, побудившую меня так подумать. После сего он сказал мне: «Поди, посмотри, какова участь отца твоего и какова – матери твоей, и тогда избери себе, что хочешь» – и, взяв меня за руку, повел. Ввел он меня в сад, исполненный всякаго рода дерев с плодами, красоты, превышающей всякое повествование. Когда вошли мы в средину, то нас встретил отец мой и обнял меня, называя любезным чадом. Я просилась остаться с ним, но он сказал мне: «Теперь это невозможно, но если пойдешь по стопам моим, то придешь сюда в короткое время». Я опять начала умолять отца, но ангел, введший меня туда, сказал мне: «Иди теперь посмотри, где мать твоя». И ввел меня в жилище, исполненное мрака и зловония. Там показал он мне печь, горящую огнем, и смолу кипящую. Какия-то страшныя лица стояли вокруг печи. Я посмотрела вниз и увидела мать свою в огне по самую шею. Она скрежетала зубами, жегомая огнем и снедаемая червями. Увидев меня, она возопила: «Увы мне, чадо мое! Увы мне от злых дел моих! Смешным казалось мне честное твое целомудрие, и за блуд и невоздержание не думала я быть наказанною. И вот что терплю за кратковременную сладость. Но помоги мне, чадо мое! Вспомни болезни рождения и заботы воспитания и помоги матери своей!» В жалости я протянула было к ней руку, но огнь опалил руку мою, так что от несносной боли я закричала крепко и проснулась. От крика моего проснулись и бывшие со мною в доме и, прибежав ко мне, спрашивали о причине моего испуга. Я разсказала им виденное и, благодаря человеколюбие Бога, избрала путь жизни отца моего.

Вот что разсказала мне честная сестра! Итак, зная, какия страшныя муки ожидают грешников и как отрадны жилища идущих путем заповедей Божиих, положим в сердце своем удаляться от зла и творить благо, да благостию Господа наследуем живот вечный.

11) Преподобная Пелагия говорила о безстыдной вольности или смелости – родительнице всякаго зла: вольность, как огнь пламенеющий, поядает все плоды души. Послушайте теперь и о смехе: смех вон изгоняет блаженный плач; смех не созидает, но созданное разрушает и губит; смех оскорбляет и отгоняет Святаго Духа и вводит в душу свой злой дух; смех, ввергая в блуд, растлевает тело; смех изгоняет добродетели, не помнит смерти и не помышляет о муках.

12) Она также говорила: начало падения монаха есть смех и вольность.

13) И еще преподобная Пелагия учила: подпадши телесным страстям, да не нерадим каяться и плакать о себе, прежде нежели застанет нас плач суда.

14) Одна монахиня пришла к преподобной Пелагии и говорит ей: «Что мне делать, госпожа моя, с грехами моими?» Преподобная отвечала: «Желающий избавиться от грехов, сестра, безмолвием, молчанием и плачем избавляется от них».

15) Опять сказала: плач, молчание и безмолвие есть путь, который показали нам отцы и Писание. Итак, в безмолвии плачьте о грехах своих; ибо другого пути, кроме сего, нет.

16) Блаженная Феодора сказала: люби молчание больше, чем беседу; ибо молчание есть сокровище монахов, беседа же иждивает богатство их.

17) Блаженная Сарра сказала: знаю, что скудость хлеба и пост утончают тело, но бдение измождает плоть более поста.

18) Блаженная Сарра сказала: ничем так не смиряется душа, как скудостию хлеба и воды. Когда неприятель хочет взять город, то наперед задерживает съестные припасы и воду, – и граждане предаются ему нехотя; так и монах, если не стеснит чрева своего алчбою и жаждою, не может избавиться от злых помыслов.

19) Опять сказала: если человек будет помнить слово Писания: от слов твоих оправдишися, и от слов твоих осудишися, – то изберет лучше молчать.

20) Сказала также: как дым отгоняет пчел, и тогда берут сладость их делания; так и телесный покой отгоняет страх Божий от души и губит все благое делание ея.

21) Св. Синклитикия говорила о преподобной Феодоре, что всю Четыредесятницу она довольствовалась семью литрами чечевицы и одним кувшином воды.

22) Она же говорила: будем мудры в хождении: ибо в чувства наши, против воли нашей, влезают воры. Как может не закоптиться внутренность дома, окруженнаго дымом, когда окна его отворены? Посему нам необходимо воздерживаться от выхода на публичныя места. Если мы почитаем за стыд смотреть на обнаженных братьев или родителей, то не более ли предосудительно смотреть на улицах на людей, до непристойности обнаженных, к тому же и дерзкия слова произносящих? От сего обыкновенно рождаются безпокойныя и вредныя представления. – Но и сидя дома не должно дремать, а нужно бодрствовать, как написано: Бодрствуйте (Мф. 25, 13).

23) Сказала также: ты победила любодеяние грубое и вещественное, но враг влагает любодеяние в чувства твои. Когда воздержишься и от сего любодеяния, то он воздвигает невещественную брань, припоминая пригожия лица, непристойныя одежды, нелепые разговоры.

24) Говорила еще: дело врага одеваться в чуждое платье и свои оружия держать под покровом. Он показывает хлебныя зерна, а под ними скрывает тенета. Итак, должно смотреть за его хитростями, должно бодрствовать во всякое время, так как он сражается и внешними вещами, и внутренними помышлениями, и более последними. И ночью и днем подходит он без вещества.

25) Блаженная Феодора сказала: нам, принявшим звание сие, должно хранить крайнее целомудрие: ибо и из мирян многие будто держат целомудрие, но сие нисколько не пользует им; потому что у них не целомудрствуют другия чувства.

26) Опять сказала: как ядовитых животных отгоняют острейшие яды, так и нечистые помыслы отгоняет молитва с безмолвием и постом.

27) Блаженная Феодора сказала: как лев страшен для диких ослов, так монах, пребывающий в безмолвии и молчании, для помыслов сладострастия.

28) Опять сказала: пост у монаха есть узда против греха. Кто бросит его, тот становится конем женонеистовым.

29) Еще сказала: сухое от поста тело монаха извлекает душу из глубины страстей и изсушает потоки сластолюбия.

30) Сказала также: целомудренный монах почтен будет на земле и на небе увенчается славою пред лицем Всевышняго.

31) Она же сказала: монах, не удерживающий языка своего, во время смерти познает срамоту свою.

32) Опять сказала: чревоугодие есть матерь блуда, а удерживающий чрево может удержать и блуд, и язык, и все страсти.

33) Блаженная Феодора подвизалась не пить воды сорок дней; и если случался жгучий жар, она вымывала свою чашку и, наполнив ее водою, вешала напротив себя. «Когда я спросила ее, – говорит Мелания, – для чего ты так делаешь?» Она отвечала: «Для того, чтоб во время жажды более потрудиться и большую за то получить от Бога награду».

34) Опять сказала: богатство души составляют безмолвие, молчание и воздержание. Стяжем сии три добродетели, чтобы спаслась душа наша.

35) Блаженная Синклитикия сказала: если в мыслях твоих родится представление красиваго лица, то выколи глаза у образа сего, отними полноту щек, отрежь губы, и после смотри на отвратительный состав голых костей. Будь уверена, что вместе с тем отбежит всякая прелесть. Хорошо также представлять тело любимаго предмета в смердящих ранах и гное или подобным мертвому трупу. Но более всего должно укрощать чрево.

36) Блаженная Сарра сказала: пресыщающийся и говорящий с отроком уже соблудил в помысле своем. Если же так, то как мы, монахини, дерзаем говорить, есть и сидеть с лицем мужеским? Христос говорит: Аще не бых пришел и глаголал им, греха не быша имели, ныне же вины (извинения) не имут о гресе своем. Так и мы, искушенныя во многом таком, видевшия и пострадавшия то, завещаваем вам, молодым монахиням, всячески блюстись от мужеских лиц, хотя бы то были братья. Те же, кои не послушают нас, во время исхода своего познают обличение своего блуда и в день суда нас будут иметь обличительницами.

37) Опять сказала: человек не должен принимать следующих двух помыслов: блуда и осуждения ближняго. Но когда враг подложит какой из них, то должно встать на молитву и с плачем молиться против них Богу. И Бог избавит его.

38) Говорили о блаженной Сарре, что она 15 лет сильно была борима демоном блуда и никогда не молилась об отступлении от нея сей брани, но только говорила: «Боже, укрепи мя!»

39) Сказывали также о ней, что однажды весьма сильно напал на нее дух блуда, подлагая ей суеты мирския, – она же вдала себя в большее подвижничество: пост, бдение, долулегание и молитву. Когда, в продолжение еще сей брани, взошла она на кровлю свою, дух блуда явился ей телесно и сказал: «Победила ты меня, Сарра». Она говорит ему: «Не я победила тебя, но Владыка мой – Христос».

40) Блаженную Феодору возмутил дух блуда – и была брань, как огнь пламенеющий, день и ночь, в продолжение семи лет. Блаженная подвизалась против него, приседя постам и бдениям, безмолвию и молчанию и молитве. Когда исполнилось 7 лет, дух блуда отбежал от нея благодатию Христовою, и более уже никогда не возмущал ее.

41) Касательно помысла блуднаго св. Синклитикия сказала: ужели ты лежа хочешь спастись?! – Нет, – безмолвствуй, молчи, бди, постись, плачь, и, может быть, Бог помилует тебя. Ибо кто не трудится здесь, тот имеет страдать там, в неугасаемом огне вместе с демонами.

42) Блаженная Феодора сказала: безпопечение, безмолвие, молчание и сокровенное поучение рождают страх Божий и целомудрие. Сокровенное же поучение есть непрестанная в уме молитва: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! Сыне Божий, помоги мне!»

43) Одна сестра пришла к блаженной Матроне и спросила ее: «Что мне делать, меня смущает блудный помысл?» – Блаженная отвечала: «Прости мне, я никогда не была борима демоном блуда». Сестра соблазнилась тем, ибо это выше естества, и вышла не простясь. Потом пошла к блаженной Феодоре и разсказала ей о том, прибавив: «Я весьма тем соблазнилась, ибо она сказала то, что выше естества». Говорит ей блаженная: «Не просто сие сказала тебе раба Божия; но поди, поклонись ей и проси изъяснить тебе силу слова своего». Монахиня встала и пошла к блаженной Матроне. Сотворив ей метание, она сказала: «Прости мне, что я неразумно сделала, вышедши не по чину. Но прошу тебя, госпожа моя, изъясни мне, как ты никогда не была борима демоном блуда». Блаженная Матрона, улыбнувшись, сказала ей: «Прости мне! С тех пор, как я стала монахинею, не пресыщалась ни хлебом, ни водою, ни сном, и забота о сих трех помыслах, отягощая меня, не попускает мне чувствовать брани блудной». И монахиня отошла с назиданием.

44) Блаженная Матрона говорила: «Господь мой сказал мне: Делай дело Мое, и Я буду питать тебя; но откуда, не испытывай. Дело же Божие есть, во-первых, безмолвие, во-вторых, молчание, в-третьих, молитва, псалмопение и коленопреклонение, в-четвертых, чтение, в-пятых, слезы, в-шестых, память о Боге и смерти, в-седьмых, блаженное смирение. Сих же добродетелей ты не можешь стяжать, если не убезмолвишься от всех мирских забот, хотя бы ты и мертвых воскрешала».

45) Она же сказала: терпение монахини обнаруживается в безмолвии и молчании. Ибо претерпевый до конца, той спасется, сказал Господь.

46) Говорила также: впадающие в проступки в мире – и нехотя ввергаются в темницу, железа и цепи. Заключим и мы сами себя в темницу, наложим сами на себя узы, да сим произвольным наказанием избежим будущих мук. Темница же для монаха есть его келлия, в коей он безмолвствует ради Господа.

47) Еще говорила: начни доброе дело безмолвия, и не слушайся врага – выйти когда-нибудь из келлии своей, кроме великой нужды и крайности. Ибо терпением своим ты победишь диавола.

48) Блаженная Матрона говорила о св. матери нашей Сарре, что она показала такое дивное и славное терпение, что ея трепетали демоны и славили Ангелы. Ибо тогда, как келлия блаженной, в коей она безмолвствовала, стояла на берегу реки, она, во все 60 лет жизни своей там, ни однажды не наклонилась, чтоб посмотреть в нее.

49) Блаженная Феодора говорила одной сестре: «Да будет известно тебе, дщерь моя, что монахиня, дружащаяся с мирянами или монахами, лишается дружества с Богом и находится на стороне демонов. Потому и называется она монахинею, что имеет любовь и стремление к единому только Богу».

50) Однажды монахиня пришла к преподобной и блаженной Феодоре и спросила ее о безмолвии. Блаженная, глубоко вздохнув и прослезясь, сказала ей: «О сестра! Об ангельском житии ты спросила меня! Безмолвствовать – значит сидеть в келлии своей с сокрушенным сердцем и страхом Божиим, удерживаясь от злопамятства и тщеславия. Таковое безмолвие рождает все добродетели и хранит любящую его от разжженных стрел врага». Потом, еще вздохнув, продолжала: «О безмолвие и молчание – мать сокрушения! О безмолвие и молчание – родительница покаяния! О безмолвие и молчание – зерцало грехов! О безмолвие и молчание – свобода для слез и вздохов! О безмолвие и молчание – сожительница смирения! О безмолвие и молчание – просветительница души! О безмолвие и молчание – родительница кротости! О безмолвие и молчание – собеседница ангелов! О безмолвие и молчание – вводительница в мирное состояние! О безмолвие и молчание – световодительница ума! О безмолвие и молчание – зрительница помыслов и сотрудница разсуждения! О безмолвие и молчание – супружница страха Божия! О безмолвие и молчание – твердыня поста, узда языка и препона чревоугодия! О безмолвие и молчание – матерь молитвы, школа чтения, тишина помыслов и необуреваемое пристанище! О безмолвие и молчание – докучательница Богу, ограда юнейших, подательница нераскаяннаго мудрования, охранительница от смущений всех, искренно возлюбивших тебя! О безмолвие и молчание – благое иго и легкое бремя, упокоевающее и носящее носящаго тебя! О безмолвие и молчание – радование души и веселие сердца! О безмолвие и молчание – себя одно испытывающее и о себе одной пекущееся, со Христом денно-нощно беседующее и непрестанно пред глазами имеющее смерть! О безмолвие и молчание – день и ночь ожидающее Христа и хранящее надежду свою неугасимою! Желая Его, ты непрестанно поешь: готово сердце мое, Боже мой, готово сердце мое! О безмолвие и молчание – истребительница сластолюбия и вместо смеха в плач приводящее стяжавшаго тебя! О безмолвие и молчание – враг безстыдства и ненавистница дерзости! О безмолвие и молчание – всегдашнее приятелище Христа! О безмолвие и молчание – узилище страстей! О безмолвие и молчание – село Божие и древо жизни, приносящее благие плоды! Видишь ли теперь, сестра моя, каково величие и как дивны дела честнаго безмолвия и молчания!» Сестра в слезах пала ей в ноги и сказала: «Вижу, и дивлюсь данной тебе от Бога премудрости и силе языка твоего. Тобою ныне спасена душа моя, узревши прямой путь к Богу». Блаженная опять сказала ей: «Так, сестра моя! Если хочешь спасти душу свою, стяжи сии две добродетели, и – верую щедротам ради нас распеньшагося Бога и Спаса нашего – спасешься. Без сих же добродетелей едва ли возможно спастись принявшим обет наш, хотя бы кто молитвою своею останавливал самое солнце».

51) Авва Антоний говорил блаженной Феодоре: имея пред очами страх Божий, будем всегда помнить о смерти, возненавидим мир и все, что в мире, возненавидим всякое плотское упокоение, отречемся от жизни сей, чтобы жить по Богу; ибо сего Он взыщет от нас в день суда. Будем безмолвствовать, молчать, алкать, жаждать, бдеть, нагствовать, плакать, поститься, воздыхать от сердца; испытаем, соделались ли мы достойными Бога, возлюбим скорбь, да обрящем Бога, презрим плоть, да спасется душа наша.

52) Блаженная Феодора спросила великаго Антония: «Скажи мне, отче, как можно спастись мне – жене?» Старец сказал: «Бог один знает, как кому спастись. Впрочем, говорю тебе, что не только жены, но и мужи, если не убезмолвятся от всех похотей мирских и не подвигнутся на молчание, не могут угодить Богу и спастись. Поди же, если хочешь послушать меня, и сиди в келлии своей, собери ум свой, помни о дне смерти, зри тогдашнюю мертвость тела, восприими труд, презри суетность мирскаго, прилежи посту, бдению и молитве, да возможешь сретить Христа со всяким видом добродетелей. Помни также и о низвержении во ад и помышляй о том, каково там душам! В какой они горести и безответственности, в каком страшном стенании, в каком страхе и труде, в каком безотрадном ожидании! Помни и помышляй о страшном и ужасном Суде и носи в помысле своем ожидающия грешных злострадания, стыд пред Богом, Ангелами и всеми людьми, те мучения – огнь вечный, червь неусыпающий, тьму над всем, тартар, скрежет зубов, страхи и терзания. Помышляй и о благах, отложенных праведным – дерзновение к Богу, сожитие с ангелами, архангелами, властями и всеми святыми, Царствие с дарами его, мир неизреченный и упокоение всецелое. О том и другом носи память в сердце своем, и о судьбе грешников стени, плачь, скорби сердцем, боясь за свою душу, чтоб и тебе самой не обрестись в числе их, о блаженстве же праведных радуйся и веселись. И таким образом возгревай ревность – сподобиться благ и избегнуть зол. Смотри, никогда не забывай о сем. Сидишь ли в келлии, или стоишь в церкви, или идешь куда по крайней нужде – память о всем этом всегда имей в сердце своем и не отрывай от того ума своего, чтобы хотя таким образом избежать тебе нечистых и вредных помыслов».

53) Святая Синклитикия сказала: как сокровище открытое раскрадают воры, так над монахинею, выходящею из своей келлии, посмеваются демоны, влеча ее туда и сюда, пока не ввергнут и не погрузят в какую-нибудь страсть; пребывающая же в келлии своей, как сокровище сокрытое, не боится кражи: ибо таковую душу хранит Сладчайший Иисус Христос и Бог наш. – Если делаешь что доброе в келлии своей, не думай, что то угодно Богу, и не дерзнешь осуждать ближняго.

54) Она же говорила: как невозможно на песке расти траве, так занятому мирскими развлечениями и беседами невозможно творить плода небеснаго. Ибо говорит Господь: Никтоже может двема господинома работати.

55) Говорила еще: миряне чем более приобретают, тем усерднее скрывают то, и уверяют, что бедны. Мы же, коль скоро получим какой успех в делах добрых, тотчас превозносим себя, тщеславимся и разглашаем то. Посему тотчас и ту искру добра, которую почитали своею, уносит враг. Итак, хорошо, делая добро, никому о том не говорить. Те, кои делают напротив, терпят великий ущерб. Ибо у тех отнимается и то, что они думают иметь (Лк. 8, 18).

56) И еще говорила: как воск тает от лица огня, так и душа растаевает от похвал и лишается твердости. Но если теплота растопила воск, то холод застудит его: если похвала отнимает твердость у души, то поношение и безмолвие приводят добродетель ея в большую силу.

57) Одна монахиня-сестра пришла к блаженной Сарре и говорит ей: «Помолись о мне, госпожа моя». Говорит ей блаженная: «Ни я не помилую тебя, ни Бог, если ты сама не будешь миловать себя, творя добродетели, как предали нам отцы».

58) Одна монахиня спросила блаженную Сарру: «Скажи мне, госпожа моя, как мне спастись?» Святая сказала ей: «Будь как мертвая, не заботясь ни о безчестии человеческом, ни о чести мирской, но, убезмолвясь в келлии своей, помни всегда только о Боге и смерти – и спасешься».

59) Пришла однажды сестра к блаженной Сарре и принесла с собою из мира снеди и вино. Сотворив метание, она подала ей, что принесла съестного, а равно подавала и вино. Блаженная все взяла, кроме вина, присовокупив: «Возьми от меня смерть». Потом, посмотрев на принесшую, сказала: «Как ты, юная, дерзаешь касаться вина или даже обонять запах его? Не знаешь ли, что пострадали от вина Ной и Лот?» Монахиня говорит ей: «Госпожа моя, если не пью вина, тяготится чрево мое». Говорит ей блаженная: «А если не отяготится чрево, если не поболишь им, если не утончится тело твое и не станет как древо сухое, то как вселится в душу твою благодать Духа? Побойся Бога: как ты, юная, дерзаешь пить вино? – Вот уже 59 лет я в келлии сей, и благодатию Христовою я никогда не вкушала вина. Хотя в начале диавол, желая пресечь доброе намерение мое, столько налегал на меня, чтоб склонить на питие вина, что я не могу не разсказать тебе того: ибо трехгодичную навел на меня болезнь и другия безчисленныя употреблял козни, чтобы отклонить меня от добраго намерения; но, несмотря на трудность и болезненность, я победила помысл свой, при содействии мне Господа моего. Знай, что кто не злопостраждет здесь ради Бога, в день суда как помилует его благи й Владыка?» Тогда монахиня, поклонившись ей, сказала: «Вот, госпожа моя, отныне даю слово Богу пред тобою, что никогда более не буду пить вина, хотя бы надлежало мне умереть, только поминай меня в молитвах своих». Блаженная встала и, сотворив молитву, отпустила ее.

60) Пришла однажды монахиня к блаженной Сарре и говорит ей: «Госпожа моя! почему не отступают от меня помыслы и страсти?» Блаженная отвечала: «Сосуды их внутрь тебя; отдай им залог их, и они отойдут».

61) Некогда два великих и святых старца, отшельники из стран пелусийских, приходили к блаженной Сарре. Отходя от нея, они сказали друг другу: «Смирим старицу сию», – и говорят ей: «Смотри, мать, не вознесись помыслом и не скажи в себе: вот отшельники приходили ко мне – жене». На это блаженная со смирением и слезами сказала им: «Я жена, отцы, естеством; помыслом же я муж».

62) Одна монахиня работала в день памяти мученика; увидев ее, другая сестра сказала ей: «Можно ли ныне работать?» Та сказала ей: «Ныне раб Божий истаявал в муках и страданиях: не должна же ли и я немного потрудиться ради Бога, чтоб, имея чем питаться, не тяготить других или, подав то неимущему, облегчить скорбь его?»

63) Спросили блаженную Сарру: «Что есть тесный и прискорбный путь?» И она сказала в ответ: «Тесный и прискорбный путь есть сей: сидеть в безмолвии, поститься, молчать, совершать бдение, заниматься чтением, творить множество поклонов, если есть сила, совершенно никуда не выходить из келлии, кроме церкви, отсекать волю свою ради Бога – ибо это последнее собственно значат слова Апостола ко Господу: Се мы оставихом вся и вслед Тебе идохом».

64) Св. Синклитикия сказала: ни давай, ни бери, (не имей сношений) с мирянином, не беседуй с мужчиною, не шути с отроком – и страсти твои вскоре усмирятся.

65) Говорила также: должно беречь язык и слух, чтобы не говорить пустых и осудительных речей и не слушать их с пристрастием. Не слушай пустого, и не будешь вместилищем чужих пороков. Если примешь в себя смердящую нечистоту речей, то чрез помышление положишь пятна на молитву твою. Наслушавшись безжалостных поносителей, на всех будешь смотреть косо, подобно глазу, который, насмотревшись прежде на яркий цвет, после защурясь смотрит на предметы.

66) Блаженная Феодора спросила блаженную Сарру: «Что мне делать? Меня борет множество помыслов». Святая отвечала ей: «Не борись со всеми, но с одним: ибо все помыслы имеют над собою один, как главу. Воюй против сей главы, и все другие помыслы смирятся. Брань же с главою помыслов составляют: безмолвие, пост, долулегание, жажда, всенощное стояние, преодоление сна, чтение, слезы от сердца, множество поклонов, биение в грудь, смирение. Вот брань и орудия, кои должно употреблять против главы помыслов! Сим победишь помыслы, благодатию Христовою; иначе же победить их нельзя».

67) Опять сказала: пока душа любит тело свое, не может любить Бога, ибо Господь сказал: Любящий Меня погубит душу свою ради Меня.

68) Пришла монахиня к блаженной Матроне и спросила ее: «Если случится мне отяготиться сном и пройдет час моего молитвеннаго правила, то душа от стыда уже не хочет более исполнять правила». Блаженная сказала ей: «Если случится тебе проспать и до утра, вставши, затвори келлию свою и исполни свое правило без смущения и неспешно, ибо написано: Твой есть день и Твоя есть ночь».

69) Блаженная Сарра говорила: хотя и потрудились здесь святые, но получили и часть успокоения. Так говорила она потому, что они были свободны от заботы мирской.

70) Говорила также: если взыщем Господа притрудно, посредством добродетелей, Он явится нам, и если пребудем в безмолвии, Он пребудет с нами.

71) Она же опять говорила: отгоняет память Божию от души следующее: многословие, услаждение чем-нибудь, смех, блуждание вне келлии, обращение с мужчиною, гнев, оставление чтения и размышления, попечение о суетности мирской, непамятование о смерти. Все сие отгоняет память Божию. Но мудрая монахиня, заметив в себе какое-нибудь из сих зол, спешит исправиться, как усердная раба Божия, и избегает, таким образом, всех сетей лукаваго.

72) Говорила также: пока живешь в теле, не возносись в сердце своем, как бы совершившая что-нибудь доброе, чтобы враг, нашедши чрез то доступ к тебе, не вверг тебя в страсть безчестную.

73) Еще сказала: почтим Единаго, и все почтут нас. Если же презрим Единаго, т.е. Бога, то все презрят нас – и пойдем в огнь кромешный.

74) Опять говорила: слова Господа в темнице бех, и приидосте ко Мне значат: сидеть в келлии и с трезвением памятовать о Боге до последняго издыхания.

75) Одна сестра просила блаженную Матрону сказать ей, как спастись, и она говорила со слезами: «Ныне, сестра, спастись весьма трудно, потому что мы оставляем свои келлии и блуждаем там, где велит нам диавол. Если же хочешь спасти душу свою, послушай меня: поди, сиди в келлии своей в молчании и молитве со многими слезами, предав душу свою и тело Богу – и Он, научающий человека разуму, научит и тебя, как спастись».

76) Св. Мелания спросила преподобную Матрону: «Хочу хранить сердце свое и не могу». Говорит ей преподобная: «Удивляюсь словам твоим: хочу и не могу. Или не знаешь, что небезмолвствующему невозможно стяжать ни одной добродетели? Как можно хранить сердце, когда отверсты двери языка, слуха и очей? Если хочешь и сердце свое сохранить, и преуспеть в добродетелях, сиди, безмолвствуя в келлии своей, и келлия научит тебя всему».

77) Св. Синклитикия сказала: все мы знаем, как спастись, но по нерадению своему идем на пагубу. Ибо диавол изобрел для монахов разныя прелести, выманивает их из келлии и заставляет блуждать туда и сюда, пока не наведет на то, что они или соблазнят кого, или сами соблазнятся чем, или впадут в блуд. И не только с монахами сие бывает, но и с нами бедными. Что же пользы, дочь моя, блуждать вне келлии, если это бывает причиною многих грехов, за кои будет вечная мука?

78) Она же говорила: да будет память твоя всегда в Царствии Небесном, и ты вскоре наследуешь его.

79) Говорила также: жизнь монаха, подобно раю, должна быть ограждена пламенным мечом – молитвы и памяти Божией.

80) Одна монахиня спросила блаженную Феодору: «Что мне делать, госпожа моя? Меня озлобляет язык, и я не могу удержать его, когда нахожусь среди людей». Преподобная отвечала ей: «Если не можешь удерживать языка своего, беги в уединение и, пребывая в безмолвии, храни ум свой в страхе Божием и в молчании славословь Господа своего. Поступая таким образом, ты обуздаешь не только язык, но и все страсти, и благодатию Божиею спасешься».

81) Блаженная Феодора сказала: вспоминай о добре, и расположишься творить его. Помысл человека не скрыт от Бога; потому да будет помысл твой всегда чист от всякаго зла.

82) Она же говорила: монаху должно поститься с трудом, петь с разумом, молиться с трезвением, просить Бога со страхом, не делать ничего земного, но все духовное, паче же всего всегда безмолвствовать: ибо в сем – монах.

83) Опять сказала: монах должен каждое утро и вечер давать себе отчет в том, что не сделал он из того, чего хочет Бог, и что сделал такого, чего Он не хочет. Если, таким образом, он будет сидеть в безмолвии и утруждать себя, то Бог, видя его доброе расположение, подаст ему силу и крепость победить страсти и всегда пребудет с ним, если и он всегда будет безмолвствовать.

84) Говорила блаженная Феодора: если кто потеряет золото или серебро, то может на место его приобресть другое; но кто потеряет время в суете жизни сей, тот не может уже найти его. В час смерти много будет раскаиваться таковой, потому что часть его с демонами.

85) Она же опять говорила: как никто не может обидеть стоящаго близ царя, так и сатана ничего не может нам сделать, если память о Боге всегда будет в сердце нашем. Ибо Бог говорит: приблизьтесь ко Мне, и Я приближусь к вам. Как мы, часто оставляя свои келлии, разсееваемся в пустых беседах и взаимообращениях, то враг находит свободу расхищать души наши и помыслы, чем и успевает губить нас всеокаянный. Кто же не верит его внушениям и, всегда безмолвствуя в келлии своей, молчит и молится, тот избавляется от сетей вражиих благодатию Христовою.

86) Говорила также: «Сатана есть вервеплетец, и сколько доставляешь ему нитей, столько и плетет он». Это говорила она о помыслах. Значит, если мы перестаем воспоминать о мирских вещах, то диавол не столько вредит нам.

87) Блаженная Феодора говорила еще: если Бога ради отреклась ты от плотских свойственников, для чего клятвопреступно опять имеешь к ним чрезмерную привязанность? Или не слышишь, что говорит Господь: Любяй отца, или мать, или другое что от мира, паче Мене, несть Мене достоин? Кто же не окажется достойным Христа, того часть во аде с демонами. И – горе таковому!

88) Она же говорила: «Есть два основных делания – великих и крепких, и сохранивший их, благодатию Божиею, избавится от всех страстей». Это говорила она о безмолвии и молитве.

89) Блаженная Феодора спросила св. Синклитикию: «В чем состоит возделывание души?» И она отвечала ей: «По-моему, возделывает душу безмолвие с молчанием и постом. Кто будет постоянно держать сии три подвига со страхом Божиим, тот, благодатию Христовою, скоро обогатится всеми добродетелями».

90) Блаженная Феодора говорила: безмолвие, молчание и молитва скоро приводят ум в исправность. И как невозможно видеть своего лица в мутной воде, хотя оно и весьма красиво, так и душа без безмолвия, молчания и многаго воздержания не может увидеть грехи свои и не может спастись.

91) Сказала также: как нельзя построить корабля без гвоздей, так невозможно спастись без молчания, безмолвия и смирения.

92) Блаженная Феодора спросила св. Синклитикию: «Почему так сильно борят нас демоны?» – «Потому, – отвечала святая, – что мы отвергаем мать всех добродетелей, т.е. безмолвие с молчанием и терпением».

93) Св. Синклитикия говорила: если скажешь со смирением в каком бы ни было падении: прости, – будет тебе прощено.

94) Она же говорила: если стяжешь какия добродетели благодатию Христовою, не возносись сердцем своим и не говори: такия и такия я совершила добродетели. Но хотя бы ты сотворила их и все, говори: как раба, я исполнила то, что повелено. Если будешь всегда так помышлять в сердце своем, то Господь пошлет тебе помощь от святаго жилища Своего и избавит от сетей вражиих.

95) Одна из сестер спросила блаженную Синклитикию: «Произвольная нищета есть ли совершенная добродетель?» И она отвечала: «Есть, но только для людей крепких. Как суровое платье, если его стирать и выжимать, становится чистым и белым; так и душа крепкая от произвольной нищеты более и более утверждается. Слабые же духом, подобно ветхой одежде, разоряются в сердце, не имея потом сил сносить более тяготу сей добродетели. Надобно наперед отвергнуть орудие плотоугодной жизни, т. е. сластолюбие и всякий покой плоти, и утвердиться в начальных добродетелях, как-то: посте, долуспании, труде телесном, терпении и прочих, – а потом решаться и на сию добродетель. И Спаситель не вдруг велел богатому оставить имение, но наперед спросил: исполнил ли предписанное законом? Он как бы так говорил ему: если ты выучил азбуку, если научился складывать буквы, если привык складывать слова, то приступи, наконец, к совершенному чтению, т. е. иди, продаждь имение твое и даждь нищим, – и тогда гряди вслед Мене» (Мф. 19, 21).

96) Блаженная Феодора спросила преподобную Матрону: «Укажи мне такой подвиг и добродетель, чрез кои я могла бы исполнить все добродетели и спасти душу свою». Преподобная сказала ей в ответ: «Если будешь безмолвствовать, молчать, никогда не входить в беседу с мужчиною и терпеливо пребудешь в сем с воздержанием, уповая на милость Божию, то в день суда часть твоя будет со спасенными». – Блаженная Феодора еще спросила: «Если перестану есть вожделенныя яства и пить вино, – хорошо ли?» И та отвечала: «И весьма хорошо. Или не слышишь ты, дочь моя, что отцы славные и великие вкушали только хлеб и пили воду, и чрез то победили страсти, и соделались святыми? Как же ты, юная, дерзаешь пить вино и пресыщать чрево? Поди, чадо, и твори, как слышала».

97) Блаженная Феодора говорила: крест Христов видим и о страстях Его читаем, а между тем и малаго оскорбления не переносим, несчастные.

98) Блаженная Синклитикия говорила: победное знамя наше есть крест. Ибо звание наше не что иное есть, как отречение от жизни и обречение себя на смерть. Как мертвые не действуют, так должно держать себя и нам. Станем жить душею и в ней покажем добродетели.

99) Она же сказала: нам надобно стараться об обновлении души не наружном и обманчивом, но обращать особенное внимание на внутренность. Мы остригли волосы – снимем и шелуди с головы. Волосы суть: мирское украшение, чести, слава, имение, сладкия яства и другия утехи; а шелуди – худые помыслы, недобрыя чувства и расположения; голова же есть душа наша. Снимем же с нея сии шелуди, да будет чиста и благообразна.

100) Говорила также: должно непрестанно вычищать дом души и осматривать, не заседает ли какое ядовитое животное – грешный помысл или расположение – во внутренних покоях души, и окуривать его божественным фимиамом молитвы.

101) Еще сказала: я знала одного раба Божия, который, сидя в келлии своей, наблюдал за приходом мыслей и считал, какая первая, какая вторая, сколько времени оставалась каждая из них, после ли она пришла или прежде, чем в прошедший день, и то же ли имела действие, как и прежде. Таким образом он ясно различал в себе и доброе и худое, и то, что от Бога, и то, что от врага, и благодатию Божиею преуспел в чистоте сердечной, открывающей умное око для зрения Бога.

102) Одна сестра спросила блаженную Феодору: «Хочу спасти душу мою». Говорит ей святая: «Как нам спасти душу, добрая сестра, когда отверста дверь языка нашего? Если не понудим души своей на безмолвие, молитву и молчание, то не можем спастись».

103) Она же опять говорила: злой навык истребляется большим трудом, особенно навык устаревший. Если кто потрудится искоренить его, возлюбив безмолвие и молчание, то спасется; а если останется с ним, то погибнет. И горе таковой душе!

104) Она же еще разсказывала:

– Некто из отцев говорил, что был один брат, который, живя в безмолвии и молчании, непрестанно молился, ничего не делая; но каждый вечер находил на трапезе хлеб, который и съедал по молитве, благодаря Бога. К нему пришел однажды другой брат и, поселясь подле него, делал свое рукоделие. Взял тоже рукоделие и безмолвник и начал работать вместе с тем братом. Но когда потом настал вечер, он не нашел уже хлеба на трапезе, как бывало обыкновенно, и опечалился, оставшись без пищи. Ночью же услышал голос, сказавший ему: «Пока ты весь был занят Мною одним, Я питал тебя; а теперь, взявшись за работу, ею снискивай и потребности свои». Зная сие, сестры, матери и чада, предадимся безмолвию, молчанию и молитве, да спасем души свои от стрел лукаваго.

105) Одна сестра сказала преподобной Феодоре: «Госпожа моя! душа моя жаждет смерти». Говорит преподобная: «Это потому, что ты бегаешь скорби честнаго безмолвия и не знаешь, что будущая мука и скорбь несравненно жесточе. Потерпи в молчании, безмолвии, воздержании и труде ради всякой другой добродетели, ибо близко утешение Сладчайшаго Иисуса. Потому-то и демоны столько нападают на тебя, чтоб, уныв от труда, ты погубила все свое делание, и горе тебе – бедной, если ты изыдешь из жизни сей в разслаблении и разленении хотя малом». От сих слов монахиня получила великую пользу и вышла, славя Бога и благодаря преподобную.

106) Говорила также: горе тебе, тело, что, познав то, что подвергает тебя осквернению и делает повинною огню кромешному, ты всегда ищешь того, т. е. насыщения чрева, и никогда не заключаешь языка своего! Горе тебе, душа! Ибо сотворившему грех, и тем оскорбившему Бога, приличен непрестанный плач и сокрушение сердца; а ты, столько нагрешив пред Богом, желаешь еще жить весело и безпечно! Горе тебе, душа, что иждиваешь день за днем, всегда говоря Богу: завтра покаюсь, – не зная, доживешь ли до завтра! Горе тебе, душа, что столько раз Бог хотел обратить тебя и помиловать, а ты всегда противилась тому! Столько раз Бог просвещал тебя, а ты упорствовала! Столько раз утешал тебя в безмолвии, а ты все тяготилась им! Столько раз укреплял тебя, а ты опять разленивалась! Столько раз научал тебя, а ты не слушала! Итак, бедная душа, если, наконец, совершенно не покаешься, хотя отныне, уверяю тебя, что огнь вечный будет жилищем твоим. Так блаженная Феодора всегда сокрушала и поражала душу свою.

107) Еще говорила: если желаешь в теле служить Богу, подобно безтелесным, имей непрестанную молитву в сердце своем, возлюби всею силою безмолвие и молчание, – и душа твоя прежде смерти будет как ангел Божий. Если же будешь блуждать вне келлии и смехотворствовать там и здесь, то, поверь словам моим, вскоре постигнет тебя гнев Божий великий. И горе тебе, бедной, если постраждешь сие, и с диаволом будешь предана вечному огню!

108) Опять она же сказала: хорошо воздевать руки свои на молитве и умолять Бога о том, чтобы, по исходе своем, душа безбедно миновала всех покушающихся преградить ей путь на небеса.

109) Еще сказала: пост смиряет тело, бдение очищает ум, молитва с Богом соединяет.

110) Блаженная Синклитикия говорила: души, посвятившия себя Богу, никогда не должны послаблять себе и предаваться безпечности: ибо враг, скрежеща зубами, назирает за ними, чтобы напасть на них, коль скоро они задремлют хотя на короткое время.

111) Она же говорила: и враг внушает подвижничество, и у него есть ученики-подвижники. Как же отличить подвижничество Божественное и царское от тиранскаго и демонскаго? Ничем лучше, как умеренностию.

112) Еще говорила: должно со всем искусством управлять душею и, живя в обители, не искать собственнаго и не угождать своей воле, но повиноваться матери по вере. Мы сослали себя в ссылку, т.е. стали вне пределов мира. Итак, мы изгнанники – не будем же искать прежняго.

113) Говорила еще: приступая к истинному Жениху – Христу, должно нам прилично украситься, чтобы понравиться Ему. Вместо драгоценных камней возложим на главу тройственный венец – веру, надежду и любовь. Шею перевяжем драгоценным ожерельем – смиренномудрием; чрево препояшем целомудрием; убожество да будет у нас вместо светло тканых одежд; на пире предложим нетленныя снеди – молитву и пение.

114) Она же говорила: мы живем на сей земле, как во второй утробе матерней, чтобы родиться для неба. Младенцы, образовавшись совершенно во утробе матерней, выходят на свет, а праведники, усовершась здесь трудами при помощи благодати Божией, переходят на небеса. Грешники же, как младенцы, умершие во чреве, переходят из мрака во мрак. Они умирают на земле от яда греховнаго и по смерти низвергаются в темныя и преисподния места.

115) Одна блаженная старица разсказывала о себе, что, пришедши к одному старцу, она спросила его о пути спасения, и он сказал ей: «Шатаясь туда и сюда, ты хочешь спастися, как делают блудныя жены! Или не знаешь, что ты – жена? Или не знаешь, что диавол чрез жен борет и прельщает святых? Или не слышишь, что говорит Господь: Воззревый на жену ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем? Не знаешь разве, что всякий такой грех взыскан будет от души твоей? Для чего не безмолвствуешь ты в келлии своей?» Сими и другими подобными словами научив меня, старец благословил и отпустил. И я, пребедная, в страхе, облитая потом от стыда, пришла в сию келлию, и вот ныне исполнилось 33 года, как благодатию Христовою не выходила я из келлии своей. Так, сестры мои, я советую вам не от своего ума, но как слышала и научена великим святым: возлюбите безмолвие и молчание – матерь всех добродетелей, да избавит Бог вас безмолвствующих от всех сетей вражиих.

116) Блаженная Феодора говорила к приходившим к ней: подвигнемся, сестры и матери, не только противоборствовать помыслам, но и воевать против них. – Если падем, возстанем. Но есть такие, кои всегда обращают демона в бегство. Победивший страсти поражает демонов, а подверженный страстям посмеваем бывает от демонов.

117) Еще говорила: та, которая хочет сохранить тело свое в целомудрии и ум свой представить Богу чистым, должна проводить дни свои в блаженном безмолвии, сидя в келлии своей; мужчин не принимать и не беседовать с ними; ибо только таким образом она может убезмолвиться. И на меня, в начале моего безмолвия, три года налегал демон похоти, побуждая к видению одного мужа и беседованию с ним, так что каждый почти день я была в скорби и унынии. Но молитвою и молением, постом и безмолвием противоборствуя треокаянному демону похоти, я, наконец, благодатию Христовою, изгладила всякую память о том лице. Разсказываю вам сие, матери и сестры, для того, чтоб и вы крепко блюлись от сего и хранили души свои: ибо сильны козни доброненавистника – диавола.

118) Говорила также: внимайте, сестры мои, чтобы не восполнять скудости в пище многоспанием, потому что это дело неразумное. Да будет всегда добродетель наша с разсуждением.

119) Она же опять говорила: кто исполнит весь духовный закон, а падет в одну страсть блуда, тот становится повинным всем страстям.

120) Еще говорила: неленостная душа раздражает против себя демонов; но с умножением браней умножаются и венцы. Не вступавший в брань и не боровшийся с противником своим как увенчается от Небеснаго Царя венцем нетленным и многочестным? Демоны всячески изыскивают нашей погибели, стараясь или разсеять нас, как пшеницу, по слову Господню, или покрыть ранами, как Иова, или искусить нас злыми помыслами, слухом, зрением и языком, чтобы только соделать нас грешниками пред Богом и возыметь власть – делать с нами, что ни захотят. Сие попускается им над нами бедными, как скоро мы хотя мало разслабеем и вознерадим о духовном нашем деле, т. е. молитве, посте, безмолвии, молчании, бдении, поучении в Божественных Писаниях и непрестанной памяти о Боге.

121) Преподобная Феодора говорила: безмолвие соделывает добрыми и нравы и чувства и научает со вниманием творить все добродетели. Любящий безмолвие бывает любим Богом, Который бывает ему помощник во всех добродетелях и во время является во всеоружии на защиту его. Кто же бегает безмолвия, о том я не знаю что сказать: ибо с демонами часть его. И горе такому в день суда!

122) Опять говорила: безмолвник владеет умом и не попускает ему блуждать в суетных помыслах и скверных пожеланиях. Безмолвник есть образ ангела земнаго. Безмолвствующий для Бога всегда желает читать, петь, молчать, молиться и сими добродетелями избавляет душу свою от разленения и малодушия. Безмолвник от всей души вопиет ко Господу: Готово сердце мое, Боже. Безмолвник говорит: Аз сплю, а сердце мое бдит.

123) Опять говорила блаженная Феодора: желающий безмолвствовать для Господа, затворив двери келлии своей, равно должен затворить уста и ум, чтобы не говорить и не мыслить о суетном, должен терпеть все прискорбное ради Господа. Кто не потрудится и не поборется с духом уныния, тот никогда не может и освободиться от него. Сидя внутри своей келлии, блюди помыслы, если умеешь, и тогда познаешь, как и откуда, когда и сколько, и какие воры хотят войти и украсть плод добродетели твоей. Если будешь безмолвствовать несмущенно и соблюдешь все сие – хорошо; если же ум твой обратится к чему-нибудь земному, то ты все погубишь. И что тебе пользы? Желающий безмолвствовать ради Господа должен убегать всех равно, как чужих, так и своих.

124) Еще говорила: вот признаки, по которым можно узнать, безмолвствует ли кто как следует: ум, исполненный тишины, жаждание Господа, всегдашняя память о смерти, непрестанное воспоминание о муках, ненасытная молитва, множество поклонов, неотлучная мысль о Боге, смерть для мира, победа над чревоугодием, любовь к чтению и псалмопению, обилие слез, отчуждение от многословия, глубина молчания, бодренность бдения. Все сие, матери и сестры мои, свидетельствует об истинном рвении желающаго безмолвствовать ради Господа и за великие грехи свои. А имеющий какое-либо развлечение мирское и хотящий при нем безмолвствовать прельщает сам себя.

125) Однажды пришли к блаженной Феодоре 7 сестер и спросили ее о неподобных и скверных помыслах. Блаженная прослезилась и сказала: «Не слышите ли, что говорит Господь: вам же и власи главнии изочтени суть. Власы суть помыслы, а глава их – ум. Всякий помысл, сопровождаемый соуслаждением и согласием, подлежит суду, и Бог вменяет вожделение жены в блуд, гнев – в убийство, ненависть – в человекоубийство. Ибо говорит: Всяк, гневаяйся на брата своего всуе, повинен есть суду, и: Ненавидяй брата своего человекоубийца есть. Также великий Павел говорит: Откроет Господь советы сердечные и объявит сокровенная тмы; и еще: Помыслом осуждающим и отвещавающим в день суда. Итак, не говорите, добрыя мои сестры, что помыслы не вредят нам, когда одно сосложение с ними судится, как дело». Слыша сие, монахини удивились и прославили Бога, даровавшаго такую благодать и такое разсуждение блаженной Феодоре. И, изъявив ей свое благодарение, удалились с великою пользою.

126) Блаженная Феодора разсказывала:

– Была в одном городе блудница, которая с детства материю своею отдана была в служение диаволу. Однажды, пришедши ко мне, она открыла все свои беззакония и желала узнать от меня: есть ли ей покаяние? Я разсказала ей о евангельской блуднице, спасенной Господом и Богом нашим. Она пришла в сокрушение от сей повести и сказала мне: «Могу ли я спасаться при тебе?» Я согласилась, и она, поспешно возвратясь в город, предала огню все свое имущество, стяжанное блудом, в 500 литр золота, и в глубокую ночь опять пришла ко мне и просила келлии. Запершись в келлии, она сказала мне только такое слово: «Господа ради, госпожа моя, пусть никто не знает о мне до кончины моей». Потом блаженная, взяв работу, работала для пропитания своего, ни с кем никогда не беседуя и не видя лица даже жены, ибо для мужей и совсем было недоступно место то. Подвиг же наложила она на себя такой, что в 5 дней съедала только 6 унций хлеба и выпивала одну литру воды, а о слезах ея, плаче и рыдании кто может разсказать по достоинству? Ибо она не только ночью, но и днем не переставала проливать слезы, бия в грудь и томя себя всячески. Проведши так в келлии своей 15 лет, она отошла ко Господу, и Господь в исходе ея сотворил много чудес. Ея молитвы да спасут и нас, немощных и еще обуреваемых волнами жизни сей многомятежной.

127) Она же разсказывала, что одна знатнаго рода девица, увидев некоего юношу, разжглась сатанинскою к нему страстию и пала с ним. Потом, спустя несколько дней, пришедши в себя, раскаялась во грехе своем и тайно от всех ночью вышла из города, переодевшись в мужеское платье. Пришедши к моей бедности, с большим трудом и потом, она разсказала мне все и просила келлии. Я дала ей оную с радостию, и она заключила себя в ней. Пищу вкушала она чрез два дня, кроме воскресения и субботы, и в сии два дня беседовала только со мною; она никогда уже потом не видала лица человеческаго и предала себя такому строгому подвижничеству, что только по голосу можно было узнавать в ней человека. Прожив таким образом 20 лет с моим недостоинством, она в мире отошла ко Господу.

128) Блаженная Феодора сказывала об авве Исаии: пришел к нему один брат. По беседе с ним авва омыл ему ноги и, положив горсть чечевицы в горшок, подержал его немного на огне, потом тотчас снял и принес. Брат говорит ему: «Авва! она еще не вскипела». Но авва отвечал: «Не довольно ли для тебя и того, что ты видел огонь? – И это, брат, не малое утешение!»

129) Она же сказывала:

– Некогда авва Исаия с учениками своими пришел на гумно одного земледельца с финиковой ветвию в руках и говорит ему: «Хозяин, дай мне пшеницы!» Земледелец говорит ему: «А ты жал, авва?» – Авва отвечал: «Нет». Земледелец говорит ему: «Как же ты хочешь взять пшеницы, не жавши?» – Авва спросил: «Разве кто не жнет, тот не получает награды?» – Земледелец говорит: «Или ты не слышишь, что говорит Господь: Достоин делатель мзды своей? – а ты, авва, не трудившись, требуешь мзды». После сего старец удалился. Ученики, видевшие то, пали к ногам его и просили сказать им, для чего он так поступил? Старец говорит им: «Дети! это сделал я для вас, в пример, что если кто не будет работать в веке сем, то в будущем не получит награды от праведнаго Судии. И говорю вам: никто да не прельщает вас, будто в час смерти можно получить от кого помощь. Всякий снест плоды трудов своих во время исхода из тела сего. Потому, пока есть день делания, не унывайте, но мужественно противостойте лукавому, и он убежит от вас».

130) Сказывала блаженная Феодора:

– Авва Исаия говорил мне: что вначале диавол делал с праотцем нашим Адамом, то же делает он и с нами. Когда, по падении, желаем обратиться к покаянию, он говорит всякой душе: Нет тебе спасения в Боге твоем. И горе тому, кто поверит ему – лукавому! Он всячески старается отдалить ум наш от Бога и от памяти смертной, чтобы пожрать его, подобно дикому вепрю, и погубить душу. Потому никогда не должно отдалять ума от Бога и памяти смертной, ибо от сего великая ему помощь, и во всегдашнем к Богу восхождении ум более и более просвещается нисходящими от Него лучами, пока наконец сделается жилищем Божиим. Тогда уже треклятый не может нападать на такого человека, – не ради человека, как бы боясь его, но ради Бога, обитающаго в нем; ибо он бывает всегда весь и всецело с Богом, с Богом беседует, в Боге пребывает, и Бог в нем, как уверяет Сам Спаситель: Аз и Отец к нему приидем и обитель у него сотворим. И если немного потрудимся здесь, госпожа моя, там, в Царствии Небесном, обретем великую радость и покой.

И я потрудилась, сестры мои, сколько есть сил, по слову аввы моего, котораго святая молитва да будет всегда с нами!

131) Еще сказывала: однажды пришли воры в келлию аввы Исаии. Двое держали его, а один выносил, что было в келлии. Когда понес он и книги, авва сказал им: «Все, что есть в келлии, возьмите, только книги оставьте»; но они не хотели. Тогда, махнув руками, он отбросил их, как пшеничную солому, и сказал: «Идите с миром»; и они в страхе вышли и убежали.

132) Она же говорила:

– Авва Исаия разсказывал об одном великом старце, что прежде вступления в безмолвие видел он в изступлении некоего юношу страшнаго, у котораго лице сияло паче солнца и который, взяв меня за руку, говорил тот старец, сказал мне: «Иди, – тебе предлежит борьба», – и ввел меня в зрелище, исполненное людей, – с одной стороны облеченных в белыя одежды, а с другой – в черныя. Когда вывел он меня на место борьбы, я увидел пред собою человека – эфиопа, страшнаго и высокаго, котораго голова досязала облаков. Державший меня Ангел хранитель мой сказал мне: «С этим ты должен бороться». Увидев такое страшилище, я в испуге начал весь трепетать и просить хранителя моего избавить меня от сей беды, говоря: «Кто из имеющих смертное человеческое естество может бороться с ним?» Ангел Божий сказал мне: «Можешь, вступи только в борьбу со всем рвением: ибо, коль скоро ты схватишься с ним, я помогу тебе и доставлю тебе победный венец». И действительно, как только мы схватились и начали бороть друг друга, Ангел Божий подошел и помог мне одолеть эфиопа. Тогда все черные эфиопы с ропотом и бранью исчезли, а хор Ангелов восхвалил помогшаго мне и даровавшаго мне победу.

Так и нам, матери и сестры, должно оставить все вещественное, да возможем благодатию Христовою в крепости и силе противоборствовать мрачному ефиопу, возделывателю всех страстей – диаволу. Если же прельстимся и падем, то соделаемся достоянием врага нашего – диавола. Ибо великий апостол Павел говорит: кто чего вожделевает, тот тому и раб есть, – доброму или худому. Потому Бог и дал нам ум и разсуждение – для того, чтобы, различая доброе и худое, мы держались добраго.

133) Сказывала опять блаженная Феодора:

– Авва мой Исаия говорил о последнем дне всякаго христианина: какой страх и трепет и какую нужду увидим мы, когда душа будет разлучаться с телом! Тогда приступят к нам воинства противных сил, – начальники тьмы, миродержители зла, и, как бы по какому праву, будут покушаться взять душу, представляя все грехи, соделанные ею от юности в ведении или неведении; напротив же сих злых сил будут стоять Ангелы Божии и выставлять ея покаяние и добрыя дела. Разсуди же, в каком страхе и трепете будет душа, стоя посреди их, пока кончится суд и изыдет последнее о ней определение! Если она окажется достойною, то демоны посрамятся, и Божественные Ангелы восхитят ее в небесныя селения на нескончаемое веселие, по писанному: Яко всех веселящихся жилище у Тебе. Тогда исполнится слово Писания: Отбеже печаль и воздыхание; тогда внидет она, избыв от страха, в неизреченную славу и радость, как повелит праведный и великий Судия. Если же окажется, что душа та жила в нерадении, то – о горе! – она услышит страшный оный глас: Да возмется нечестивый, да не узрит славы Господней. Тогда-то постигнет ее день гнева, день скорби и нужды, день тьмы и мрака, день злый и лютый, о коем говорит Давид: В день лют избавит его Господь. Но душу, живущую в нерадении, не избавит Господь в день тот лютый. Тогда предана будет бедная душа та во тьму кромешную и в огнь вечный, где и будет мучиться во веки нескончаемые.

Так говорил мне авва мой Исаия со многими слезами и великою болезнию сердца.

134) «Спросила я однажды, – говорила блаженная Феодора, – авву моего Исаию о слове Апостола: Искупующе время, яко дние лукави суть, и он сказал мне: “Апостол научает нас духовному торгу, именно: предстоит тебе время поношения? – искупи его, – смирением и терпением искупи сие время поношения. Настанет время безчестия? – незлобием искупи сие время, и получишь прибыль. Коснется ли тебя ложное обвинение? – терпением и упованием приобрети и купи его. И все противное, если хотим, будет нам в прибыль”».

135) Опять говорил мне добрый отец: подвизайся войти тесными враты. Как деревья не могут приносить плодов, если не испытают зимы и дождя; так и мы, для коих век сей есть зима, не можем принести плодов, достойных Царствия Небеснаго, если не пойдем сквозь всякия скорби и искушения. И что нам пользы, если, проживши здесь в довольстве и утехах хотя бы сто лет, там безконечные веки будем мучиться в огне, по слову Господню?

136) Она же, блаженная Феодора, разсказывала, что один монах спросил авву Исаию: «Как живущии в мире, при нерадении о посте, небрежении о молитве, бегании от бдений и недостатке всякаго смирения, при услаждении яствами, хождении по похотям своим, снедании друг друга, провождении большей части дней в клятве и клятвопреступлениях, – как они не падают, и не говорят даже: согрешили; а мы, монахи, при постах, бдениях, долулегании, сухоядении, не пия вина, не вкушая елея и воздерживаясь от всякаго вообще телеснаго упокоения, с плачем и рыданием говорим: погубили мы души свои, лишились Царствия Небеснаго и стали повинны муке? Или не всем равно дан закон и заповеди?» – И добрый отец, прослезясь и вздохнув из глубины души, сказал: «Хорошо сказал ты, сын мой, что миряне не падают: ибо, падши однажды страшным и горьким падением, они ни встать не могут, ни имеют, откуда бы еще падать. Диаволу нет заботы бороться и воевать протих тех, кои всегда лежат долу и никогда не востают. Монахи, то побеждая, то побеждаемые, нападая и терпя нападения, противоборствуют диаволу; а миряне, по неразумию и неведению, по любви к миру и житейским вещам, остаются в первом падении, не видя даже и не зная того, что пали. – Но дабы ты уразумел, что не только я и ты, кажущиеся монахами и далеко отстоящие от монашескаго жития, имеем нужду всегда плакать и стенать, но и великим отцам, т. е. истинным подвижникам и отшельникам, потребно непрестанно плакать, – послушай разумно и разсуди. Ложь от диавола есть, как говорит Господь: воззрение на жену, ко еже вожделети ея, Он поставил наравне с блудом, гнев на ближняго сравнил с убийством и объявил, что должно будет отдать отчет в каждом праздном слове. Но кто же есть, и где найдем такого, который бы ни ложью не был искушен, ни похотию на жену не был запятнан, или не гневался бы на ближняго и не испустил празднаго слова, чтобы не иметь нужды в покаянии? Все мы согрешили и лишились славы Божией. Впрочем, знай, что монах ли кто или мирянин, архиерей или царь, если совершенно не предаст себя на крест, т.е. на подвижничество в смиренномудрии, то не может быть истинным христианином. И Господь наш Иисус Христос и Бог ублажает таковых, говоря: Блажени нищии, яко ваше есть Царствие Небесное. Не сказал: богатые, но: бедные. И опять: Блажени алчущии и жаждущии, яко насытитеся… блажени плачущии, яко возсмеетеся. Итак, где же будут те, кои, как бы под власть свою взявши светлыя трапезы и все мирское, живут блудно и неподобно и всем наслаждаются до сытости со смехом, сквернословием и безстрашием к Богу? Есть даже такие из несчастных мирян, кои говорят, на разврат слышащим с легковерием, что только одним монахам дан пост, всякое злострадание и тяжкий ярем, а мирянам – наслаждение, покой и всякия утехи. О несмысленные и косные сердцем! Или не слышите, что говорит Господь: Блажени алчущие, яко насытитеся, и: Горе вам богатым, яко отстоите утешения вашего, и: Горе вам насыщенным, яко взалчете, и: Внидете узкими враты, яко пространная врата и широкий путь, вводяй в пагубу, и мнози суть входящии ими; тесен путь, вводящий в живот, и мало тех, кои обретают его. Сие и сему подобное не к монахам сказано; ибо их еще не было, когда учил сему Сладчайший Иисус и Бог наш, но к мирянам и житейским, проводившим жизнь суетную и веществолюбивую. Если монахов одних учил Господь, то миряне жалостнее и несчастнее самых животных, будучи лишены божественных заповедей и таких блаженств. Если же закон общ, то, конечно, общи и ярем и блаженство, и суд и ад». Монах, выслушав сие от аввы, моего добраго учителя, поражен был удивлением и изумлением и, глубоко воздохнув, пал к честным ногам его и сказал: «Так, святый отче, потребен большой труд, пот и подвиг. Помолись же о мне, отче святый». И авва, благословив его, отпустил.

137) Блаженная Феодора сказывала еще:

– Авва мой Исаия говорил мне: Муж же мудр безмолвие водит (Притч. 11,12), и особенно хорошо это юным. Но знай, дочь моя, что когда кто хочет безмолвствовать, тотчас приходит лукавый со всем своим демонским воинством и отягчает душу безмолвствующаго ради Господа унынием, малодушием, скверными и нечистыми помыслами, поражает и тело изнеможением, разслаблением колен и всех членов, – и вообще разстраивает все силы души и тела. Тогда помысл говорит безмолвствующему, или лучше, нашептывает чрез помысл сам диавол: я немощен, не могу совершить правила и положить по обычаю поклонов. Но если будешь бодрствовать, то все сие исчезнет. Скажу тебе об одном мудром монахе: когда стал он однажды на правило, то его бросило в зноб и в жар, и в голове сделался большой шум. Монах говорит сам себе: «Вот я теперь болен и, может быть, умру: встану же пред смертию, совершу мое правило». Сею мыслию он принудил себя прочитать молитвы. Когда кончилось молитвословие, кончилась и огневица. Брат сей и после противоборствовал этому помыслу, читая правило, и таким образом победил искушение.

138) Вот наставления, какия давала блаженная Феодора приходившим к ней сестрам:

а) Старайтесь, сестры мои и матери, соделать внутренняго человека монахом, а не внешняго только.

б) Возлюбите Господа нашего Иисуса Христа и упражняйтесь в подвигах добродетелей. Пребывание в трудах с терпением отгоняет уныние.

в) Если хотите избавиться от всех страстей, убегайте матери всех зол – самолюбия.

г) Любите безмолвие. Непристрастный к суетам мира укрепляется душею посредством безмолвия, воздержания и молчания; а молитва и чтение очищают ум.

д) Затворите чувства свои в сторожке добраго безмолвия, чтоб они не увлекали ума к похотям своим.

е) Сильнейшее оружие для безмолвствующаго с терпением – воздержание и молчание, молитва и чтение, и непрестанная память о всеблагом Боге.

ж) Когда безмолвствуете, не попускайте уму быть на стороне тела, чтоб иначе не собрать себе похотей и скорбей.

з) Удерживайте чрево, сестры мои и матери, язык и гнев, и не преткнутся о камень ноги ваши.

и) Стремление похоти обуздывайте воздержанием, а гнев – молчанием и безмолвием. Безмолвие и молитва суть лучшия орудия добродетели; ибо, очищая ум, они соделывают его острозорким.

й) Похоти плотския и душевныя изсушает воздержание с терпением и молчанием, безмолвием и мужеством.

к) Обуздывают похоть воздержание и труд, а истребляют ее безмолвие и память о смерти.

л) Терпение есть труд души; а где труд, оттуда изгоняется сластолюбие с блудом.

м) Всякий грех бывает чрез сласть, и всякое прощение чрез злострадание, безмолвие и молчание.

н) Возстание плоти бывает от нерадения о молитве, воздержании и добром безмолвии.

о) Добрыя порождения добраго безмолвия суть – молчание и воздержание, чтение и чистая молитва.

п) Чтение и молитва, безмолвие и молчание, воздержание и коленопреклонения очищают ум от всякаго греха.

р) Зло, застаревшее в сердце человека, или нечистая страсть требуют долговременнаго и великаго злострадания: ибо привычка, укоренившаяся в сердце, с трудом изменяется.

с) Тот недолго будет чувствовать труды подвижничества, кто все делает с разсуждением, мерою и вниманием.

т) Совесть соделывают чистою безмолвие и труды в подвижнических добродетелях с терпением и великодушием.

у) Пост и бдение, безмолвие и молчание, воздержание и коленопреклонения, псалмопение и чтение усмиряют возносливую душу и сокрушают крепкую плоть.

ф) Венцем для терпеливо пребывающих в безмолвии будет скорая помощь от Господа. Если будете иметь в чем недостаток в келлиях своих, потерпите немного, и Господь Бог пошлет вам помощь Свою. Ибо грядый приидет и не закоснит – к терпящим Его в день скорби.

х) Если обуздаете чрево, скоро заморятся страсти, и тогда ум ваш не будет рабствовать помыслам блудным. Ибо ум постящагося бывает храмом Духа Святаго, а ум чревоугодника жилищем демонов.

ц) Вот что спасает душу: злострадание и смирение, безмолвие и молчание, пост и бдение, чтение и псалмопение, молитва и коленопреклонения, память о смерти и Боге! Если вы, безмолвствуя, стяжете с помощию Божиею сии добродетели, то вы недалеко будете от Царствия Божия, матери мои и сестры!

ч) Если желаете, матери мои и сестры, чтоб ум ваш был не безплоден и совершенно исчезла для вас прелесть страстей, наиболее упражняйтесь в чтении. Только, когда садитесь за чтение, совершайте его во всяком безмолвии, безпопечении ума и молчании, чтоб ум ваш уразумел прочитанное. Ибо мы осуждены вкушать хлеб знания с великим трудом и в поте лица.

ш) Знайте, сестры мои и матери, что нерадение и разслабление ввели Адама в преступление, и вместо рая сладости он осужден был на смерть. Блюдитесь же, Господа ради, и вы, да не впадете в нерадение, чтоб не пострадать подобно прародителю.

щ) Берегитесь вина, матери мои и сестры, сколько есть у вас сил. Пить вино совершенно несвойственно монахам, и еще более монахиням. Кто не послушает сего совета, легко впадет в диавольския сети. Испытайте Писания и несомненно найдете там то, что я вам говорю.

ъ) Знак терпения есть любовь к безмолвию и молчанию, на которыя дерзая, ум надеется улучшить будущия блага и избежать вечнаго мучения.

ы) Если подчините себе тело воздержанием, то будете возлюблены Богом и вашими ангелами хранителями: ибо Бог много любит злостраждущих ради Его.

ь) Не знаете ли, матери мои и сестры, что Устрояющий все к нашему спасению прозрительно заповедал, говоря: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин. Не он Мой ученик, а тот, кто презирает все видимое любви ради Моей; ибо кто погубит душу свою Мене ради, тот спасет ее и живот вечный наследует. Как же можете вы, добрыя матери мои, совершать богоугодныя дела среди мира? Ибо Бог говорит: изыдите от среды их и отлучитеся. Верите ли сему? – Но как не верить, когда Сам Господь говорит: Небо и земля мимоидут, словеса же Моя не мимоидут? Скажите мне, матери мои, ангелы на небесах золото и серебро собирают или славят Бога? И мы, сестры мои, приняли сей ангельский образ затем ли, чтоб собирать золото, серебро и другия вещи суетнаго мира сего? Не знаете ли, матери мои, что Бог хочет восполнить чин падших с неба чисто, свято и самоотверженно живущими? Для чего отреклись мы от мира? Конечно, для Бога и для своих несчастных душ. Зачем же вознерадели о том и попустили диаволу опять совратить нас с пути смирения? Или не знаете, матери мои и сестры, что вино, мирския дела, плотския утешения и влаяние среди мирян – все сие отдаляет монахов от Бога? И если монахов отдаляет, то не тем ли паче нас несчастных, имеющих удобопрельстимое естество? Не слышите ли, что говорит Иоанн Богослов: Не любите мира, ни яже в мире. Аще кто любит мир, несть любви Божией в нем. То же говорит и Апостол Иаков: Аще кто друг мнится быти миру, враг Божий бывает. Итак, бегайте мира, сестры мои, и возлюбите безмолвие. Бегайте мира, как бегают от змия: ибо змий, когда ужалит, едва ли можно исцелиться; так и мир. Потому, если желаете быть чадами Божиими, бегайте мира и мирских мужей и храните души свои в безмолвии. Скажите мне, матери мои и сестры, св. отцы наши где стяжали добродетели: в мире, среди мирян и жен, или в пустынях и безмолвии? – Как же вы хотите стяжать добродетели среди искушений мирских, пия вино и обращаясь с мужчинами? Если не взалчете, если не вжаждете, если не потерпите мраза, если не убезмолвитесь и не умрете телу, как будет жить душа ваша для будущаго века? Как хотите вы наследовать Царствие Божие способом, каким никто не достигал его? О, перестаньте, чада мои, делать такия дела и обратите весь взор свой на Солнце правды – Господа нашего Иисуса Христа, на Коем почивает вся надежда наша! И воин, если не будет воевать, если не получит ран и не прольет крови, не удостоивается земной и привременной славы; как же вы, пресыщаясь, пия вино, беседуя с мужчинами и обращаясь среди мирян, хотите спастись и наследовать вечную жизнь? Нет, сестры мои, не заблуждайтесь так. Оставьте всякую заботу и попечение, и даже за рукоделием не сидите излишне под предлогом подаяния милостыни. Все сие есть дело мирян. Бог не хочет, чтоб мы, монашествующия, имели золото или какия лишния вещи, отрекшись от мира и всего, что в мире. Ибо Господь заповедал: Воззрите на птицы небесныя, яко ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец Небесный питает их.

э) Образ, который мы носим, матери мои и сестры, есть ангельский – не соделаем же его демонским. Бегайте мира и миродержителя – диавола. В пустыне и безмолвии трудно спасаться – как же спастись среди мира, обращаясь с мирянами и мужчинами? Нет, так не спасетесь, когда Сам Господь наш Иисус Христос говорит: Кто не отречется мира и всего, что в мире, еще же и души своей и не возьмет креста своего, т. е. умерщвления плоти, и не последует Мне, тот не достоин Меня. Живу Аз, глаголет Господь, изыдите от среды их, и убезмолвитесь. Покайтеся в беззакониях ваших, и помилую вас, глаголет Господь Вседержитель.

Вот, добрая сестра моя, я потрудился написать для тебя, в настоящей книге, жития и подвиги св. жен-подвижниц, чтобы, избрав житие одной какой-либо святой, ты старалась подражать ей до конца жизни своей, – напр., св. Мелании, или св. Феодоре, которой и имя носишь. Итак, вообразив житие ея, день и ночь содержи деяния ея в памяти своей и ревнуй подражать им, моляся и о мне: ибо знает Бог, с каким трудом я собрал все сие для любви твоей. Боюсь, впрочем, не найти бы осуждения в людях, что еще никто от века не составлял женской книги, как я для тебя. Но я презираю всякий укор, имея в виду одно твое спасение, и Господь Бог, в Троице покланяемый, да управит стопы твои.

Видишь, госпожа моя и сестра, сколько потерпели св. жены и как прославил их Господь в сем веке и в будущем, и не говори, что только мужчинам можно проходить строгия добродетели, по крепости естества их. Возревнуй же и ты на подвиг; паче же всего храни чистоту и святыню, ихже кроме никтоже узрит Бога, чистоту не тела только, но и паче сердца. Ибо в день тот обличится все сокровенное смиреннаго и беднаго человека. Люди, жившие до потопа, не были ни идолопоклонники, ни сребролюбцы, ни вина не пили, ни мяса не ели; однако ж, несмотря на такое их воздержание, потоп поглотил весь род их за один Богу ненавистный блуд, и спасся один только Ной с семейством своим, коего одного благий Бог нашел непричастным сей скверне, среди стольких тысяч людей. И смотри, как дивно Он спас их. Всех совершенно заключил, чтоб, ничего не видя, они созерцали умом и чтили словом единаго Бога. Очевидно, что и нас Он не помилует в день тот, хотя мы и носим имя христиан, если не будем иметь при сем и дел христианских. Ибо истинно, Владыка всех Христос скажет и нам, что некогда сказал иудеям, когда они в тщеславии говорили: Мы чада Авраамля есмы. Как им сказал Он: Аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля творили бысте убо; так скажет и нам: если б вы были христиане, то творили бы и дела, приличныя христианам. Не сомневайся в сем и не не верь, госпожа моя и сестра. Ибо тем всемирным потом и огненным потреблением содомлян Бог ясно показал, какой конец будут иметь живущие в блуде и нечистоте. Не помилует Бог в день суда блудящих здесь и не приносящих совершеннаго покаяния, но они услышат страшный оный и ужасный глас: Отъидите от Мене в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его. Все сие я точно знаю и разумею. Хочу, чтоб и ты так же точно знала и разумела ясно, и, сидя безмолвно в келлии своей, помышляла о том и тем возгревала свою ревность – от злого отвращаться, а к доброму прилежать всею душею и сердцем, да сподобишься нескончаемой радости в вечных обителях благаго Владыки нашего и Господа.

Имей настоящий «Митерик» светом, просвещающим тебя в настоящей жизни, пока прейдешь к немерцающему Свету – Сладчайшему Иисусу и Богу нашему. Даруй, Боже, и моей бедности, святыми молитвами твоими, улучить часть спасаемых. Благодать Неразделимыя и Несозданныя Троицы буди с благословенною душею твоею. Аминь.


Возврат к списку

Вернуться на главную страницу

Расписание богослужений

18/1 мая, понедельник

Прп. Иоанна, ученика прп. Григория Декаполита.

5.45 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

7.15 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Вечернее богослужение с полиелеем.

Частица св. мощей мч. Акиндина, имеется в мощевике обители.

Смотреть все

Православный календарь

17 / 30 апреля, воскресенье

Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц.

Святых жен-мироносиц: Марии Магдалины, Марии Клеоповой, Саломии, Иоанны, Марфы и Марии, Сусанны и иных; праведных Иосифа Аримафейского и Никодима (переходящее празднование в Неделю 3-ю по Пасхе). Сщмч. Симеона, еп. Персидского, и с ним мчч. Авделая и Анании пресвитеров, Хусдазата (Усфазана) евнуха, Фусика, Азата, мц. Аскитреи и иных многих (344). Прп. Акакия, еп. Мелитинского (ок. 435). Прп. Зосимы, игумена Соловецкого (1478).

Обретение мощей прп. Александра Свирского (1641). Мч. Адриана (251). Свт. Агапита, папы Римского (536). Блгв. Тамары, царицы Грузинской (переходящее празднование в Неделю мироносиц).

Св. Михаила Новицкого исп., пресвитера (1935); сщмч. Феодора Недосекина пресвитера (1942).

Смотреть все

Каталог TUT.BY