Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

О посте

Распечатать

По мысли отца Иоанна, самую тесную связь с молитвой имеет пост. “Молитва бессильна, если она не основана на посте, “Пост, – говорит святитель Василий Великий, – предпосылает молитву на небо”... “Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями”. Ссылаясь на учение святых отцов, схиархимандрит Иоанн пишет, что если молитва – глава добродетелей, то основание их – пост.

Сам Господь начал свой искупительный подвиг именно с поста и тем самым указал на необходимость этой добродетели. Поэтому, указывает отец Иоанн, все, желающие быть Его последователями, должны непременно полагать пост в основу своего спасения. Пост – долг христианина.

Отец Иоанн объясняет, что цель поста – религиозно-нравственное оздоровление души человека, и, по учению Православной Церкви, пост “является весьма ценным лекарством от духовных недугов”. Батюшка говорил духовным чадам: “Постом мы оздоровляемся”. “Пост – это хорошо, мы здоровья набираемся”. Он ярко и образно объясняет, что пост необходим человеку “как средство к совлечению ветхого человека, угашению пламени страстей и изъятию из себя греховного жала, которое постоянно препятствует нормальной жизни духа в человеке. Преподобный Варсонофий Великий также учит, что пост нужен для того, чтобы “совлечься ветхого человека... и облечься в нового, созданного по Богу (Ефес. 4, 22)”. Отец Иоанн приводит изречение из одной древней книги о спасительном действии поста: “Пост делает человека умеренным, трезвым, стыдливым, молчаливым, целомудренным. Пост умеряет страсти, умножает святые желания,.. мысль тихим спокойствием исполняет; все внутри нас в порядок приводит...”.

Кроме всех указанных свойств, пост, по мысли отца Иоанна, имеет самостоятельное действие на духа злобы, который по словам Самого Господа, “изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17, 21). Отец Иоанн приводит слова преп. Феодосия Киево-Печерского: “Постом апостоли искорениша бесовскую лесть”. Пост является сильным оружием против лукавых духов, поскольку укрощенное постом тело доставляет духу свободу, силу, трезвенность и чистоту. “Пост, – пишет св. Исаак Сирин, – прогоняет диавола, удаляет злые помыслы, просветляет ум, возносит... к престолу Божию”.

Отец Иоанн, раскрывая в своих наставлениях сущность христианского спасения, большое внимание уделял этой добродетели. Он подчеркивал, что строгость соблюдения поста должна заключаться не только в воздержании от скоромной пищи, но и от постной. Пища, подаваемая Богом, по словам отца Иоанна, не должна служить для объядения, но ее должно употреблять так, чтобы человек был способен трудиться во славу Божию, для спасения не только своего, но и ближних. (Батюшка говорил: “Лучше выбросить, чем переесть”, оставшуюся пищу лучше отдавать животным).

Но старец указывает и на опасность неумеренного поста. Пост должен соразмеряться с телесными силами христианина, иначе он может принести вред. По мысли отца Иоанна, чрезмерный пост отрицательно влияет на деятельность духа. Батюшка учил, что размер поста должен быть определен так, чтобы тело получало свое, и дух возрастал, находясь в равновесии, в мире.

По мысли отца Иоанна, очень важно, чтобы перед принятием пищи (поскольку она есть дар Божий) человек испрашивал благословение у Бога и по вкушении воздавал благодарение Ему.

Старец говорил: “Принятие пищи без благословения Божия является хищением дара Божия, и человек в этом случае приравнивается к вору, который касается чужого добра без воли хозяина”.

Сам батюшка никогда не съел и крупицы, и ничего не пил, не благословив.

Отец Иоанн объясняет, что такое истинный пост. Это – не только воздержание от пищи, но, главное, обуздание всех своих чувств и познание своей немощи. Только такой пост спасителен.

Приводя слова святителя Тихона: “Телесный пост без духовного ничтоже есть”, – отец Иоанн учит, что христианин должен гораздо больше внимания уделять посту духовному, чем его внешней стороне. Батюшка говорил, что во время поста главное – хранить чувства, не осуждать, смиряться, думать о себе: “Я хуже всех”.

Другими словами, воздержание должно проявляться во всех душевных и телесных чувствах.

Но если человек по своей слабости, беспечности и побеждается всевозможными пожеланиями, страстями, то тогда он не должен, по мысли отца Иоанна, отчаиваться и совершенно предаваться беспечной жизни.

Наоборот, он должен с еще большей ревностью продолжать свой духовный подвиг с упованием на всесильную помощь Божию, которая обязательно придет в свое время. Ведь Господь принимает даже искренние намерения, как дела.

Батюшка предупреждал, что, взяв на себя подвиг поста, христианин не должен находиться в самоуспокоении. Он обязан испытывать себя, не порождает ли подвиг поста в его душе тщеславие, которое лишает подвизающихся Царствия Божия.

Отец Иоанн называет пользу от истинного, умеренного поста не только несомненной, но и великой. Прежде всего, пост очищает ум. Отец Иоанн подтверждает это словами преподобного Феодосия Киево-Печерского: “Постное бо время очищает ум человеку...”. “Разум истинно постящегося христианина, подчас незаметно для него самого, становится способным ясно судить о предметах духовных. Такой человек отчетливо слышит голос совести, которая постоянно управляет его поведением”.

Посредством поста сердце христианина исполняется святых чувств, становится “доброй сокровищницей”, из которой человек износит все доброе (Лк. 6, 45). Воля делается твердой и направляет человека к богоугодным делам.

Таким образом, пост, очищая душу и тело (отец Иоанн называет пост “оружием чистоты”), делает христианина способным к принятию Бога в свое сердце, так как только “чистии сердцем Бога узрят” (Мф. 5, 8). Старец пишет: “Через подобающе исполненный пост мы приобщаемся свету Богообщения, “сладости жизни во Христе”.

Отец Иоанн называет пост как телесный (воздержание от пищи), так и духовный подвигом, причем трудным. В разговорной речи старец говорил: “Пост – это всегда трудно. Надо потерпеть”. И, основываясь на учении святых отцов, в том числе святителя Тихона Задонского, он делает очень важный вывод: “Без поста спастись невозможно”.

Поэтому-то, как пишет отец Иоанн, “неотъемлемой чертой русского народа было обязательное исполнение постов. Соблюдение церковного устава, церковных традиций находилось на должной высоте во всех слоях общества... Православный русский народ с большой любовью нес подвиг поста”.

В своей статье “Обрядовые особенности покаянной дисциплины Древней Руси” отец Иоанн приводит много примеров, подтверждающих это. Например: “На первой неделе Великого поста в 16–17 вв. шумная русская столица словно засыпала. Никто без нужды не появлялся на улице. Магазины в первые 3 дня были закрыты. Все жители не производили ни продажи, ни купли, но неопустительно присутствовали за богослужением, носили простую одежду. Все питейные заведения были закрыты вплоть до пасхальной среды. Страстная седмица проводилась еще строже. Некоторые наиболее ревностные христиане весь пост довольствовались сухоядением, другие принимали пищу только на закате солнца... Сам царь, царица и их взрослые дети не принимали пищи в первые 3 дня поста”.

Далее отец Иоанн показывает, что в XVII веке строгость соблюдения поста “вошла в русское общество так прочно, что стала как бы составной частью самой религиозной жизни народа. Пост наряду с молитвой занимал важнейшее место в жизни русских людей: даже в непостные периоды постились ежедневно до 2–3 часов дня, строго соблюдали среды и пятницы, нередко добавляли к этому еще личные посты... Даже иностранцы поражались таким строгим соблюдением поста русскими людьми. По свидетельству Павла Алеппского, русские “все – от вельмож до бедняков – прибавляли к постановлениям Типикона... пост ежедневный до 9 часа или выхода от обедни”.

Соблюдение поста духовного и телесного укрепляло благочестие русского народа, которое, как отмечает схиархимандрит Иоанн, глубоко поражало иностранцев.

Даже католик Альберт Кампензе в 1523 г. писал папе Клименту VII о вере и нравах московитян: “Они лучше нас (католиков) следуют учению Евангельскому...”, а архидиакон Антиохийский Павел Алеппский в 1654 г. восклицает: “Мы радовались за русских. Какая это благословенная страна, чисто православная!... Подлинно это народ христианский и чрезвычайно набожен!... Творец даровал русским великое царство, которого они достойны, за то, что все заботы их – духовные, а не телесные”. Отец Иоанн заключает: “Отчасти это отношение к обрядовой стороне живо в народе и доныне. Однако ревность и строгость, которые существовали раньше, сейчас значительно ослабели”.

Обширная статья о покаянной дисциплине Древней Руси и, особенно, о посте (опубликована в “Богословских трудах”, № 31, в ЖМП за 1994 год, № 1, впоследствии много раз переиздавалась в различных газетах с названием “Так постились на Руси”), безусловно была написана отцом Иоанном не случайно. Во время его пастырской деятельности во многих семьях, даже верующих, отношение к посту часто было негативным. Люди не понимали духовного смысла поста и часто пренебрегали им или боялись его. Во многом это отношение сохраняется и сейчас. Поэтому роль отца Иоанна как проповедника необходимости и спасительности истинного поста, его учение о пользе и духовном значении поста просто неоценимы.

С какой любовью сам батюшка пишет о посте: “Прииде пост мати целомудрия! Это время Великого поста очень драгоценно для нашего спасения... Пост – это великое, святое время. Особенно первая седмица (Великого поста. – Н. М.) – какие слова на ней читаются!” и др.

Часто к отцу Иоанну приходили люди, никогда ранее не постившиеся. И, прежде всего, старец объяснял им, что пост есть установление Церкви, а не человеческая выдумка, и поэтому нарушение поста есть грех против Церкви. Он говорил духовной дочери: “Пост необходим. Это не ты, не я придумали. Это Церковь установила. Надо соблюдать”. Та спрашивала, как быть с родными, которые очень ругают за то, что она постится. “С ними, – отвечал батюшка, – тихонько договориться. Когда будут ругать – внутренне не злиться. Это и они почувствуют и со временем успокоятся. Главное постом – хранить глаза, язык, уши, смиряться и не осуждать”.

Отец Иоанн приводил слова Оптинского старца Макария о том, что пост есть долг христианский, за неисполнение которого следует наказание. В своих трудах отец Иоанн ссылается и на рассказ Оптинского старца Амвросия о посте. “Один противник поста сказал отцу Амвросию: “Не все ли равно Богу, какая пища?” На это старец ответил: “Не пища имеет значение, а заповедь; Адам изгнан из рая не за объядение, а за вкушение, только за вкушение запрещенного. Почему теперь в четверг или вторник можно есть, что хочешь, и не наказывается за это, а за среду и пятницу наказывается, потому что чрез послушание вырабатывается покорность”.

Основываясь на учении святителя Тихона Задонского, отец Иоанн писал: “Проводя пост беззаконно, христианин отрицается Матери Церкви”.

Но подход к каждой душе у него был индивидуальным. Так, 18-летняя девушка, только начавшая ходить к отцу Иоанну, говорила ему с удивлением: “Батюшка, вот у той девушки мама какая-то странная, она заставляет дочку поститься”. Батюшка тогда ничего ей не ответил. А уже через несколько недель так мягко и убедительно повернул душу этой духовной дочери, что она сама начала поститься и ей в голову не приходило нарушить пост.

В другой раз, исповедуя молодого человека, батюшка убеждал его хранить пост и громко, как заповедь, сказал: “Умри, а пост не нарушай!”

Обосновывая необходимость поста, отец Иоанн также наставлял: “Певец за 6 часов до выступления своего перестает есть, чтобы быть “легким” и чтобы голос звучал легко. Борец наблюдает строго за режимом своим и, укрепляя тело, следит за тем, чтобы не отяжелить его. Вот – правдивый, жизненный ... аскетизм – условие здоровья и самой полной жизнеспособности.

Как же всякому христианину не пользоваться этим аскетизмом, когда он более, чем земной борец, является непрестанным борцом с самим собой, со своей греховностью и с невидимым бесплотным врагом, пользующимся малейшей оплошностью или невнимательностью человека...”.

Строго исполняя пост, отец Иоанн в то же время дает такой совет о мере воздержания священнослужителям: “Священник не должен быть явным аскетом, ... очень строгим воздержником. Подобное состояние испугает многих и отвратит их от духовной жизни. Бесплотный враг пугает людей “духовной жизнью”, смешивая в их сознании “духовную жизнь” с “умерщвлением своего тела”... И человек отвращается от всякой духовной жизни, испуганный призраком “аскетизма”. Оттого священник не должен казаться (и еще меньше, конечно, выказывать себя!) строгим аскетом. Чувствуя это, некоторые иереи впадают в другой грех: под видом смирения себя перед людьми, “невыделения себя” из среды других расслабляют и убивают себя невоздержанием и даже внутренне (а то и внешне) тщеславятся таким своим “смирением”. Это “смирение” есть, конечно, призрачное. Это – лукавство. Отложив лукавство, надо скромно пользоваться благами земли, необходимыми для жизни.

Истинная духовная жизнь пастыря и его молитвенность сами укажут ему меру воздержания. Всякий излишек моментально отражается на внутреннем состоянии духовного человека, стремящегося быть всегда молитвенным, легким, удобоподвижным к добру, свободным от темных, двоящихся и давящих мыслей, неизменно облегающих душу от невоздержания в питии, пище и сне... Духовный опыт – лучший учитель борьбы с телом ради блаженной и святой свободы от страстей”.

Сложность того времени состояла еще и в том, что духовным чадам отца Иоанна на работе надо было скрывать пост. Но батюшка был здесь строг. Однажды девушка, которая только начинала поститься, сказала старцу, что начальник в столовой угостил ее кофе с молоком и она не смогла отказаться и выпила. Батюшка строго сказал: “Ты хуже язычников стала. Разве можно пост нарушать. Совсем скатилась. Ты хоть думаешь, что делаешь-то. Лезешь в грязь. А потом кричишь из грязи: “Спасите!”. Чтобы больше этого не было”. В другой раз она сказала, что откусила печенье и поняла, что оно не постное. Батюшка ответил: “Раз почувствовала, больше есть нельзя”.

У одной духовной дочери старца защита диссертации должна была быть Рождественским постом. Она спрашивала: “Батюшка, что же делать? У нас положено, чтобы диссертант готовил для членов Ученого совета угощение: бутерброды с ветчиной, колбасой, пирожные. А ведь пост?”. Батюшка ответил, что бутерброды надо делать с рыбой, а вместо пирожных – или торт фруктовый, или пряник сувенирный купить. Она отвечала, что ей стыдно будет, но ослушаться не могла. Накануне защиты батюшка передал ей прекрасную рыбу для бутербродов. Она сделала все как благословили. Защита прошла настолько удачно, что о ней потом долго вспоминали в институте. Был полный кворум, все члены Совета были настроены очень доброжелательно, единогласно проголосовали за присуждение ученой степени, что бывало очень редко. Эта духовная дочь потом рассказывала, что во время зашиты она впервые реально ощутила, что значит русское выражение “как по маслу”, – настолько по батюшкиным молитвам все прошло без малейшей запинки. Все потом поздравляли ее с большим успехом, а она радовалась, что удалось сохранить пост, и это было уроком на всю жизнь, что в самых сложных ситуациях надо соблюдать пост, и Господь поможет.

Батюшка также благословлял и гостей угощать только постной едой, если они приходили в среду, пятницу или в какой-либо пост.

К сожалению, батюшке приходилось убеждать и священнослужителей в необходимости поста – настолько оскудело в народе понимание необходимости этой добродетели. Одной девушке священник, который служил в одном из московских храмов, разрешил не поститься, так как ее мать, неверующая, сильно расстраивалась. Этот священник сказал, что нельзя из-за еды людей от веры отталкивать. Даже Великий пост разрешил нарушать. Отец Иоанн очень ревностно возразил: “Да разве можно! Это не человеческое установление. Смотри 69-е Апостольское правило: “Если епископ, или пресвитер, или диакон, или чтец, или певец в четыредесять дней не постится или всякие среды или пятницы всего лета года, кроме немощи, да извержется (из сана). Аще мирской человек (не постится), да отлучится от Церкви”. То же самое подтверждают правила Лаодикийского (49–52 прав.), Трулльского (29, 56, 89 прав.), Гангрского (19 прав.) Соборов. Так нарушающих пост Церковь строго осуждает”. Девушка говорила: “Я могу поститься, но родителей жаль”. – “Они (родители) в ад заведут. Бога надо бояться”, – отвечал старец. Девушке этот московский священник говорил, что если она ради матери ложку сметаны съест или молока немного выпьет, то разве это не пост. Отец Иоанн строго возражал:

– Нельзя! Нельзя нарушать. Это – Апостольское установление. И о соблюдении поста всей первенствующей Апостольской Церковью указывают от I – IV веков: св. Игнатий Богоносец (I-II вв.), Виктор, епископ Римский (II век), св. Дионисий Александрийский (III в.) и многие другие.

– Еще этот священник говорит, что не обязательно перед Причастием поститься. Его духовные дети только без мяса едят.

– Да нельзя же. Грех. Есть правило, неделю поститься, ну уж по немощи 3 дня, если слабый, то уж 2 дня, в самом крайнем случае уж 1 день строго (без постного масла) обязательно надо. Иначе грех. Без поста не дерзать причащаться. – Священник этот говорит, что детям нет канона поститься.

Батюшка отвечал: “Нужно и детям поститься. Вот преподобный Серафим в среду и пятницу молока материнского не вкушал”.

В статье о постах в Древней Руси отец Иоанн пишет: “По русской традиции, младенец мог питаться от груди матери только “два говенья”, т. е. меньше года, после чего и он обязан был соблюдать посты. По свидетельству иностранцев, младенцев на Руси заставляли исполнять посты с двухлетнего возраста. Но если ребенок был слабый, то за него, согласно церковным постановлениям, постилась мать”.

Конкретные наставления, как поститься детям, отец Иоанн давал каждой семье индивидуально. Вообще старец говорил: “Детям надо поститься с двух лет. В чем-то их ограничивать, чтобы чувствовали, что пост”. В некоторых семьях дети постились и с 1 года (матери говорят, что они не помнят, чтобы готовили им отдельно непостную еду), другим разрешалось в пост давать молоко до определенного возраста. Одной матери батюшка сказал, когда ее сыну было уже шесть с половиной лет: “Пора к посту приучать. Все надо объяснить, что Господь помогает тем, кто постится, и в учебе, и здоровье дает, и счастье. Это все идет со времен Христа”. Главное, что в семьях, окормляемых старцем, дети постились и понимали необходимость и важность поста.

В одной окормляемой старцем семье был такой случай. Дети (дошкольного возраста) смотрели в окно. Вдруг один ребенок говорит: “Вот тетя неверующая пошла”.

– “Почему неверующая?” – спрашивает мать.

– “Мам, а она мороженое постом ест”.

То есть в сознании детей пост стал неотъемлемой составной частью религиозной жизни, как это было раньше на Руси.

Но как прививал батюшка любовь к посту, установленному Церковью, так и не одобрял самовольный пост, без благословения.

У одной девушки умер дедушка, она молилась о нем и просила, чтобы батюшка благословил ей в это время поститься (когда не было поста). Старец сказал: “Как это поститься? Молись, а больше ничего не надо”.

Потом она просила в среду и пятницу поститься без постного масла. “Постись как все люди”, – был ответ.

К батюшке пришла женщина, у которой были две дочери подросткового возраста. Мать сама не ела и им никогда не давала мясо. Батюшка строго сказал, чтобы в непостное время она давала детям и мясо.

Особое отношение было к больным. Отец Иоанн писал: “Действуя в духе любви и милосердия Господа Иисуса Христа, Православная Церковь не возлагает правил пощения во всей полноте на немощных и не отчуждает непостящихся по немощи от участия в радости причащения и Пасхи. Но немощные телом, как и здоровые, особенно обязаны хранить в Св. Четыредесятницу, равно как и в другие посты, духовный пост от грехов и творить дела любви и милосердия”. Однако ответы его больным были очень индивидуальны.

Вот игумения спрашивает, можно ли ослабить пост больной монахине. Батюшка отвечает: “Что касается Е., ее болезни, то святые отцы говорят, что пост не для больных, а для здоровых. Пусть кушает во славу Божию, но только с воздержанием”.

Но когда его спросили о больной женщине, которая крестилась в 48 лет, можно ли ей допустить послабление в посте, он сказал: “Она недавно пришла – не надо. Только в крайнем случае, в виде лекарства. Господь все может, большое утешение может послать в болезнях: большой свет, радость. Просите, все даст Господь”. Говоря это, батюшка сам светился, был такой тихий-тихий. И действительно, соблюдение поста принесло этой женщине большую пользу.

Спрашивают о женщине, больной диабетом, можно ли ей до Причастия в этот день есть и пить. “Нельзя. Потерпит. К Царю идет – Целителю душ и телес”, – горячо сказал батюшка. – Пусть потерпит”. И по молитвам батюшки она в день причастия всегда чувствовала себя хорошо. Но эти батюшкины слова относились именно к этой женщине, так как он видел ее телесное и духовное состояние.

Одна духовная дочь старца рассказывала: “У меня упал гемоглобин, врачи поставили диагноз: железодефицитная анемия, но не могли установить причину. Батюшка устроил меня лечиться в Институт гематологии. Наступил Великий пост, и батюшка разрешил мне есть постом рыбу. За время поста гемоглобин у меня поднялся. На следующий год я спросила, можно ли мне опять постом есть рыбу. Батюшка ответил, что если гемоглобин упадет ниже определенной цифры (сказал какой), то можно. Через две недели поста я проверила гемоглобин – он поднялся, а к концу поста поднялся еще больше, так что рыбу постом мне есть не пришлось. С тех пор в течение уже нескольких лет Великим постом гемоглобин у меня всегда поднимался”.

Но, конечно, все зависело от состояния больного, которое батюшка очень хорошо видел. Некоторым больным он разрешал, в виде исключения, все есть в пост (даже мясо), некоторым творог и другие молочные продукты – кому что было полезно и нужно. Гак же по-разному (в зависимости от болезни, от духовного уровня), он благословлял поститься, если человек попадал в больницу. Некоторых батюшка совершенно освобождал от поста, некоторым постом велел не есть, “отбрасывать” мясо, некоторым – поститься полностью (еду им из дома приносили). Каждому и в болезни нужна была своя мера воздержания, которая врачевала дух и тело.

Так батюшка прививал ревностное отношение к посту. Сам будучи строгим исполнителем церковных установлений, отец Иоанн и во всех обращавшихся к нему внедрял дух церковности. И это делалось с той целью, чтобы привить вопрошавшим любовь к церковным установлениям и приучить их быть послушными сынами Церкви. Он говорил: “Все то, что установлено Святой Церковью, свято и не должно ни в ком вызывать какого-либо сомнения”.

По изданию: Маслов Н. В. Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Его пастырская деятельность и богословское наследие. М., 1999.


Возврат к списку

Вернуться на главную страницу


Расписание богослужений

11/24 июня, суббота

Иконы Божией Матери, именуемой «Достойно есть».

Апостолов Варфоломея и Варнавы.

6.30 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

8.00 Часы. Божественная Литургия.

16.45 Всенощное бдение.

22.00 Воскресная полунощница.

Частица св. мощей св. ап. Варнавы, имеется в мощевике обители.

Смотреть все

Православный календарь

11 / 24 июня, суббота

Апостолов Варфоломея и Варнавы (I). Сщмч. Митрофана пресвитера и иже с ним мучеников многих (1900).

Прп. Варнавы Ветлужского (1445). Перенесение мощей прп. Ефрема Новоторжского (1572).

Иконы Божией Матери, именуемой «Достойно есть» («Милующая») (X).

Смотреть все

Каталог TUT.BY