Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Белорусская
Православная Церковь

При использовании материалов
ссылка на сайт
www.spas-monastery.by обязательна

Дорогие гости сайта!
Если у кого-либо из вас сохранились материалы, касающиеся истории нашего монастыря (документы, фотографии и др.), пишите нам по адресу электронной почты spas.monastery@gmail.com Будем благодарны за любую помощь.

Житие

Распечатать

«Повесть жития и преставления святой, и блаженной, и преподобной Евфросинии…» (XVI века), подготовленное к изданию сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря, публикуется в переложении с древнерусского языка. Текст жития, адаптированный составителями для современного читателя, дополнен необходимыми пояснениями и комментариями. При работе над книгой был использован перевод жития преподобной Евфросинии, выполненный профессором Московского государственного университета В. В. Кусковым (Древнерусские княжеские жития / сост., вступ. ст., подгот. текстов, коммент., перевод В. В. Кускова. – М., 2001). Издание проиллюстрировано клеймами житийной иконы преподобной Евфросинии Полоцкой 2006 года.

При подготовке настоящего издания была проведена дополнительная текстологическая работа: текст жития сверен с подлинником, исправлены некоторые неточности, приведено к единообразию употребление отдельных слов и грамматических форм..

Житие преподобной Евфросинии печатается с сохранением некоторых стилистических особенностей оригинала (оставлены отдельные церковнославянизмы, повторы, характерные для древнего языка, в прямой речи сохранены устаревшие грамматические формы и синтаксические конструкции). Орфография и пунктуация в тексте жития приведены к современным нормам русского языка. Все цитаты из Священного Писания выверены по Синодальному изданию Библии 2008 года.

Месяца мая в 23-й день[1]

Повесть жития и преставления святой и блаженной и преподобной Евфросинии, Игумении монастыря Святого Спаса и Пречистой Его Матери, что во граде Полотске

Благословен Господь и Бог Израилев, Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова, не Бог мертвых, но живых, праведные ведь и по смерти живут, как Соломон говорит в притчах: «Праведники живут вовеки; награда их – в Господе, и попечение о них – у Вышнего. Посему они получат царство славы и венец красоты от руки Господа…»[2] – что и есть. Прежде, чем начать, скажем о них так: сойдитесь все, в пустынях и горах житие ангельское проводящие; старые – немощь свою отложите, юные, словно олени скачущие, все сойдитесь – хочу вам предложить трапезу из брашен[3] сих, да, вкушая, возвеселитесь душами вашими. Ведь это – трапеза нетленной пищи, не той, что гортань услаждает и чрево насыщает, но той, что душу веселит и ум укрепляет на подвиг добрых дел. Этой пищи, братия, если кто насытится, не возжаждет вновь, как сказано в Писании: «Не допустит Господь терпеть голод душе праведного…»[4]. Теперь же вновь к прежнему возвратимся, о чем начали повесть эту. Вы же, благие слушатели: князья и бояре, и служители церковные, и честные соборы святых, находящиеся в монастырях, и простые люди – соберитесь на новое это слушание и послушайте прилежно, откройте уши свои, умягчите нивы сердец ваших, примите семена многоспасенного жития преподобной жены святой и послушайте о подвигах ее, трудах и любви к Богу. Но сначала скажем, как она родилась, как воспиталась, как выросла и в какой мере последовала за Женихом своим Христом. Об этом же так.

Был в Полотске князь по имени Всеслав, и имел он сыновей много[5]. И был у него младший сын Георгий, от него же родилась эта блаженная отроковица[6]. Родители обрадовались ее рождению со всеми домашними своими и через несколько дней повелели ее крестить. И крестили ее во имя Отца и Сына и Святого Духа. И питаема она была кормилицей своей, и росла отроковица день ото дня: тело от молока росло, а душа Святым Духом наполнялась. Соединяла она естество девы праведное и молитвы плод и настолько любила учение, что даже отец удивлялся такой ее к учению любви. Весть о мудрости отроковицы, и о благом учении, и о телесном совершенстве прошла по всем городам. Была она прекрасна лицом: красота юной княжны привлекала многих славных князей, желавших любви ее. Каждый из них думал, как бы взять Предславу[7] в жены сыну своему, и часто они посылали сватов к отцу ее, он же им отвечал: «Воля Господня да будет». Один же, превосходивший всех славным своим княжением и богатством, прислал к отцу Предславы просить дочь его за сына своего. И когда она достигла двенадцатилетнего возраста, стал отец ее говорить княгине своей: «Хорошо бы нам выдать Предславу замуж за князя». Княгиня же ответила: «Как Богу угодно и воле твоей, князь, пусть так будет». Тогда, услышав это, Предслава стала размышлять про себя, более скажу, Святым Духом наполнялась мысль ее, и сказала она себе: «Как это будет, если отец мой думает выдать меня замуж? И если так будет, то мирской печали мне никак не избежать». И еще про себя говорила: «Что свершили прежде нас жившие предки наши? Женились, выходили замуж, княжили, но не жили вечно – жизнь их прошла, и слава их исчезла, как прах, хуже паутины. А преподобные жены мужественно пошли вслед за Христом, Женихом своим, предали тела свои на раны и головы свои под мечи; другие же, хотя под железо выи свои не приклонили[8], но мечом духовным отсекли от себя плотские сласти, предав тела свои посту, бдению, коленопреклонениям, на земле лежанию, – и имена их написаны на небесах, где они с Ангелами беспрестанно славят Бога. А земная слава – прах и пепел, она, словно дым, рассеивается и, как пар водяной, погибает». Так размышляла Предслава в сердце своем, ум же ее еще более на любовь к Богу устремлялся. Особо же пало на сердце блаженной отроковицы такое помышление, и сказала она себе: «Не лучше было бы мне вместо жизни мирской постричься в черницы и, живя в послушании у игумении и повинуясь сестрам, поучаться, как страх Божий утвердить в душе своей и как течение дней своих скончать». Все это на сердце свое она положила и, утаившись от отца и матери и от всех домашних, ушла в монастырь.

В те годы игуменией монастыря была княгиня Романова[9]. Предслава пришла к ней, прося постричь ее в ангельский образ и присоединить к другим инокиням обители, чтобы быть ей под игом Христовым. Когда же блаженная жена увидела юность Предславы, ее цветущий возраст, то пришла в смятение и начала телом терзаться и сердцем ужасаться. Надолго поникла она, лицо свое к земле приклонив, а затем, воззрев на юность княжны, вздохнула, и прослезилась, и молвила ей: «Чадо мое, как я могу сие сотворить? Отец твой, когда узнает, обрушит на главу мою гнев свой. Ты же еще слишком юна и не сможешь понести тяготы монашеского жития. Как ты сможешь оставить княжение и славу мира сего?»

Отвечала ей блаженная отроковица: «Госпожа и мать, все видимое в мире сем прекрасно и славно, но вскоре минует, как сон, и, как цвет, увядает. Вечное же невидимое пребывает вовеки, как о том говорится в Писании: “…не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его”[10]. Или ты ради отца моего не хочешь меня постричь? Не бойся, госпожа моя, побойся Господа, владеющего всяким творением, и не отлучи меня от ангельского чина».

Блаженная же княгиня удивилась разуму отроковицы и ее любви к Богу и повелела исполнить волю ее. И огласил[11] ее иерей, и постриг ее; и нарекли ей имя Евфросиния[12], и облекли ее в черные ризы. И благословила ее игумения благословением святых отцов, и сказала ей: «Последуй, чадо, прежде тебя бывшим женам, Февронии и Евпраксии[13] и иных множеству, которые Христа ради пострадали, и Господь Бог даст тебе победу и силу на врага нашего диавола». И так ей молвив, отпустила ее в келию.

Узнав об этом, отец блаженной Евфросинии вскоре пришел в монастырь. Увидев же дочь свою, стал он нежно целовать ее и, терзая власы главы своей, говорить: «Горе мне, чадо мое, что же ты сделала? Зачем печаль душе моей принесла? Почему мне прежде не открыла намерение свое? Тяжко мне, чадо мое сладкое, печаль сердца моего. О, горе мне, чадо мое милое! Как избежит красота твоя вражиих козней? Надлежит мне печалиться острупленной[14] душой к Богу моему, да войдешь ты в чертог Царствия Его».

Все в доме князя печалились о ней. Преподобная же Евфросиния этим пренебрегла, и печалью отца своего. Она, как доблестный воин, вооружилась на врага своего диавола, пребывая в монастыре, повинуясь игумении и сестрам всем, и всех превосходила она в посте, молитвах и бдениях ночных. И с того времени еще усерднее начала она подвизаться, собирая мысли благие в сердце своем, как пчела мед.

И поживши некоторое время в монастыре, потом испросила она у епископа Илии, правившего тогда престолом Святой Софии в Полотске[15], дабы благословил он ей пребывать в церкви Святой Софии, в голбце[16] каменном. И повелел он ей там пребывать. Вселившись же, начала преподобная Евфросиния еще более ревностно проходить подвиг постнический; начала книги писать своими руками и, плату взимая, отдавала нуждающимся. И так пребывала она здесь некоторое время. Однажды ночью прилегла она, желая отдохнуть после долгого стояния на молитве к Богу, и было ей видение: взял ее Ангел и повел туда, где была церковка Святого Спаса, метохия[17] Святой Софии, что зовется в народе Сельцо[18]. И показал ей Ангел Господень эту церковь, говоря: «Евфросиния, здесь тебе подобает быть». Она же, пробудившись, удивлялась про себя: «Что бы сие могло значить?» Той же ночью было ей видение это трижды, и, пробудившись от сна, со страхом встала она, прославляя Бога, и говорила: «Слава Тебе, что сподобил меня в нынешнюю ночь видеть святое лицо ангельское». И после этого начала блаженная Евфросиния псалмы воспевать: «“Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое…”[19] И еще: “На Тебя оставлена я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой…”[20] Как Ты захочешь, так и сотворишь мне, рабе Твоей». И так закончила она утреню. Той же ночью явился епископу Илии тот же Ангел и сказал: «Введи рабу Божию Евфросинию в церковку Святого Спаса, что на Сельце, ибо место то святое, а она достойна Царства Небесного. Словно миро благовонное, восходит ее молитва к Богу, и, как венец на главе царской, так почивает Дух Святой на ней, и, как солнце сияет по всей земле, так житие ее просияет пред Ангелами Божиими». Епископ же встал вскоре со страхом и трепетом и пришел к ней. Евфросиния же, увидев его, поклонилась ему и молвила: «Благослови, владыко святый». Он же произнес: «Бог да благословит тебя, чадо, и даст тебе терпение и силу на всех врагов видимых и невидимых». Она же, поклонившись, сказала: «Аминь. Да будет мне по слову твоему, владыко святый». И сели они. Отверз же уста свои блаженный епископ и начал вести беседу о спасении души. Блаженная же Евфросиния принимала слова его, как семена в житницу души своей, и приносили они плод в тридцать, в шестьдесят и во сто крат. Много же с ней побеседовав, епископ присовокупил, говоря: «Дочь моя, хочу тебе сказать слово, ты же с любовью прими его». Она же сказала: «Рада, отче преподобный, приму слово твое, как дар многоценный». И сказал ей епископ: «Знаешь ли, чадо, что то место, в котором ты ныне находишься, – церковь соборная. Тут все люди собираются, и тебе не должно здесь пребывать. Но есть церковка Святого Спаса на Сельце, где братья наши лежат, прежде нас бывшие епископы; если Бог поможет молитвами их трудам твоим, будет то место великим».

Евфросиния же, услышав от епископа то, что он сказал ей, возрадовалась душой, и возвеселилась сердцем, и поверила явлению Ангела и тому, что видела и слышала от него. И сказала она епископу: «Бог да поможет мне, отче, молитвами твоими святыми». Призвал же епископ князя Бориса[21], и преподобную Евфросинию, и сестер ее, и отца ее князя Георгия, и честных мужей и, поставив их в свидетели, сказал: «Вот при вас я отдаю Евфросинии место Святого Спаса, да по кончине моей никто не отнимет у нее сего дара». Услышав это от епископа, оба князя и бояре – все поклонились ему, так молвив: «Да, владыко святый, так Бог положил на сердце твое, умыслив такое попечение об этой отроковице». Евфросинии же сказали: «Ты иди и послушай епископа, что он тебе велит, то ты и сделай, ведь он – отец всем нам, и его подобает слушать». Евфросиния же посмотрела на них с веселием и молвила: «С радостью иду, и как Бог повелит, так мне и будет». Князья же и бояре все, слышавшие от преподобной Евфросинии такую речь, возрадовались и, приняв благословение епископа, поклонились преподобной, простились с нею любезно и уехали в дома свои. Евфросиния же, помолившись во Святой Софии и получив епископское благословение, той же ночью взяла с собою одну черноризицу и пришла на место, называемое Сельцо, где находилась церковка Святого Спаса. И, войдя в церковь и поклонившись, она так возгласила: «Ты, Господи, заповедал святым своим апостолам “ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха”[22], – вот и я, Твоему слову последуя, пришла на место сие, ничего не принесши. И только слово Твое в себе имею, чтобы сказать: “Господи, помилуй”. Все же мое имение – книги эти: ими утешается душа моя и сердце веселится. Кроме же сих книг и трех хлебов ничего у меня нет, и только Ты – мой помощник и кормитель. Ты – Отец убогим, нагим одеяние, обидимым помощник, ненадеющимся надежда. Да будет Имя Твое благословенно на рабе Твоей Евфросинии отныне и до века. Аминь». Так сказав в сердце своем, вышла она из церкви и затем начала еще усерднее подвизаться в молитвах к Богу.

И пребывала она здесь, на Сельце, некоторое время. И затем послала к отцу своему, говоря: «Отпусти ко мне сестру мою Городиславу[23], да научится она грамоте». И отец отпустил Городиславу к ней. Евфросиния же с усердием стала учить сестру свою спасению души. Та же все со вниманием принимала, как нива плодоносная, умягчив сердце свое, и говорила: «Господь Бог да устроит все во спасение душе моей твоими святыми, госпожа, молитвами». Преподобная же Евфросиния, введя Городиславу в церковь, повелела иерею огласить ее и облечь в иноческие одежды, и нарекли ей имя Евдокия. Через несколько дней отец прислал к Евфросинии, говоря: «Отпусти уже сестру свою ко мне». Она же отвечала: «Еще не изучила всей грамоты». Узнал отец, что тайно от него постригла она сестру, и разгневался на преподобную Евфросинию. Воспламенившись сердцем, приехал он в монастырь и сказал: «Чадо мое, что ты сделала? Приложила ты мне сетование[24] к сетованию и душе моей печаль к печали». И когда он говорил это, в горести сердца своего реки слез из очей своих проливал он. Нежно держа Евдокию, он восклицал: «Чада мои, для этого ли я вас родил? Для этого ли вас мать воспитала? Ужель не для вас я брак приготовил? Ужель чертог и одежды брачные ваши на скорбь себе предназначил? Чада мои милые, что вы сделали?! Вместо радости горькой печалью сердце мое наполнили». Все бояре его, услышав о скорби князя своего, горько рыдали о напрасной его печали. Блаженная же Евфросиния отвечала отцу своему: «Чего ради сетуешь ты на меня? Имеем печальника и помощника Единого Бога». Отец же, приняв некоторое утешение от слов преподобной Евфросинии, уехал домой. А Евдокия пребывала в монастыре, повинуясь сестре своей. Блаженная же Евфросиния молилась усердно о месте том, дабы его благоустроил Бог[25].

Жила в городе княжна Борисова[26] именем Звенислава. Однажды она пришла в монастырь и принесла всю златую утварь и одежды драгоценные к Евфросинии и сказала ей: «Госпожа и сестра моя, всю красоту мира сего я почитаю за ничто. Это же все я отдаю Святому Спасу, а сама хочу подклонить главу свою под иго Христово». Преподобная же приняла ее с радостью и повелела иерею постричь ее, и нарекли ей имя Евпраксия. И пребывали обе сестры в монастыре в единомыслии и в молитвах к Богу. И все видели, что были они, как единая душа в двух телах.

В скором времени блаженная Евфросиния заложила церковь каменную Святого Спаса[27], и построили ее от начала до конца за тридцать недель. И вот хочу вам, братия, о чуде рассказать. Был муж по имени Иоанн[28], приставник[29] над строителями церковными. Не один раз на рассвете он слышал голос, повелевавший ему: «О Иоанн, встань и иди на дело Вседержителя Спаса». И в один из дней он, пробудившись, пришел к блаженной Евфросинии и сказал ей: «Ты ли, госпожа, посылаешь побуждать меня на дело?» Она же ответила: «Нет». А затем, поразмыслив, премудрая жена сказала ему: «Если и не я тебя посылаю, то Того, Кто тебя призывает на такое дело, – Того послушай прилежно и с усердием». И еще о другом чуде скажу вам, добрые слушатели. Уже почти была закончена церковь, и только не хватило немного плит[30], и нечем было завершить строительство; и поискав, не нашли ничего. И печалилась об этом Евфросиния и, воздохнувши, сказала: «Слава Тебе, Владыко Вседержителю и Человеколюбче, даровавший нам большее, подай же нам и меньшее, чем совершится церковь Твоя». И так она помолилась, а рано утром по устроению Божию в печи были найдены плиты. И в тот же день завершили строительство церкви и крест воздвигли.

Преподобная же Евфросиния, увидев построенную церковь, возрадовалась душою; и было совершено освящение храма – великая радость всем христианам. И собрались князья и знатные мужи, иноки и инокини, и простые люди, и было торжество великое, и праздновали его много дней, а затем разошлись восвояси.

Увидела блаженная, что исполнил Бог желание сердца ее, и, войдя в церковь, пала ниц на землю и, вздохнув из глубины души, лицо свое орошая слезами, начала говорить: «Ты, Господи, Сердцеведче, Благодателю, Бог богов, Милостивый Господи, призри на храм Твой, что создан мною во Имя Твое, как Соломон сказал: ”Всевышний не в рукотворенных храмах живет”[31]. Ты, Господи, призри на меня, рабу Твою Евфросинию, и на сих, которых я собрала во Имя Твое, да, возложив на себя легкое иго Твое, пойдут следом за Тобою. И сотвори их овцами двора Твоего, и будь им пастухом и дверником[32], да ни одна из них не будет похищена волком-губителем диаволом; будь им, Господи, оружием и защитой, и да не придет на них зло, и ни одна рана не прикоснется к телам нашим. И не погуби нас с беззакониями нашими. На Тебя мы упование наше возложили, ибо Ты есть Бог познавшим Тебя. И Тебе я хвалу воссылаю до последнего моего издыхания вовеки. Аминь».

А сестер Евфросиния так наставляла, говоря: «Вот собрала я вас, как кокош[33] птенцов под крылья свои, как овец в стадо свое, дабы паслись вы в заповедях Божиих. Да и я с веселием в сердце буду наставлять вас, видя плоды трудов ваших. И такой дождь изливаю на вас учением, а нивы ваши ровные стоят, не растущие, не поднимающиеся кверху. Время же приходит созреванию, и лопата на гумне лежит, но боюсь я, что будут среди вас плевелы, и преданы вы будете огню неугасимому. Постарайтесь, чада мои, избежать всего этого и сделайтесь пшеницей чистой, смелитесь в жерновах смирения, молитв и поста, да принесетесь хлебом чистым на трапезу Христову». Так она беспрестанно учила их, как мать чадолюбивая, к детям своим любовь проявляющая.

Мы же к прежнему возвратимся. Преподобная Евфросиния, видя монастырь свой украшенным и всяческих благ преисполненным, решила создать вторую каменную церковь – Святой Богородицы[34]. И ее создав, украсила иконами и, освятив, передала монахам – и был монастырь большой. Видела же блаженная два монастыря благоустроенных, весьма больших и богатых, и говорила про себя: «Слава Тебе, Владыко! Благодарю Тебя, Святый! То, что я хотела, Ты дал мне и исполнил, Господи, желание сердца моего». И еще говорила: «Помилуй меня, Господи, и исполни прошение мое, чтобы увидеть мне Пресвятую Богородицу Одигитрию в сей святой церкви». И послала слугу своего Михаила в Царьград[35] к царю Мануилу[36] и к Патриарху Луке[37] с дарами многоценными, прося у них икону Святой Богородицы, написанную евангелистом Лукой. Еще при жизни Божией Матери евангелист Лука написал три иконы и поставил одну в Иерусалиме, другую – в Царьграде, а третью – в Эфесе[38]. Преподобная же усердно просила Эфесский образ Божией Матери. Увидел царь любовь святой Евфросинии к Богу и послал в Эфес семьсот воинов своих, и те пошли и принесли икону Святой Богородицы в Царьград. Патриарх же Лука, собрав епископов и собор весь во Святой Софии и благословив всех, отдал икону слуге преподобной Евфросинии. Преподобная же внесла ее в церковь Святой Богородицы, поставила и, воздев руки, молвила: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе! И еще скажу: слава Тебе, Владыко, сподобивший меня видеть ныне образ Матери Твоей». И то сказав, украсила она икону златом и камнями драгоценными и установила каждый вторник носить ее по святым церквам[39]. Украсила она и всю землю Полотскую своими благолепными монастырями. И видя, как Бог прославил монастыри ее, сказала она о желании сердца своего: «Как бы мне дойти до святого града Иерусалима и поклониться Гробу Господню и всем святым местам – их увидеть, облобызать и там жизнь свою окончить». Видела она, что стадо божественных овец собрано во множестве, и радовалась им, как своему спасению, и на всякий день учила сестер своих: старых учила терпению и воздержанию, юных – душевной чистоте и бесстрастию телесному, говению[40] усердному, поступи кроткой, гласу смиренному, слову благочинному, ядению и питию безмолвному; учила она при старейшей[41] молчать, мудрейших слушать, к старшим покорение иметь, к равным и меньшим – любовь нелицемерную, еще учила мало говорить, а больше разуметь.

Блаженной Евфросинии такой был дан дар от Бога: если кто-либо спрашивал ее о чем-нибудь, она ему говорила, как нужно поступить, и кто слушал ее, тот получал пользу. Не хотела она видеть враждующими ни князя с князем, ни боярина с боярином, ни из простых людей кого со своим другом, но всех хотела видеть единодушными. Послала же она ко всей братии своей, возвещая о своем намерении в Иерусалим идти. Они же, услышав эту весть, со скорбью великой съехались отовсюду к блаженной Евфросинии и молили ее со слезами, чтобы она не оставляла их сиротами. Она же утешала их своим благомыслием, как любящая мать детей.

И был у нее любимый брат Вячеслав[42]. Приехал и он к сестре своей Евфросинии с княгиней и детьми своими и, придя, поклонился и сказал: «Госпожа моя, мать и сестра, почто ты оставляешь меня, наставница души моей и свет очей моих?» И горько плакал он, но блаженная Евфросиния повелела ему идти домой, а детей его велела оставить у сестры своей Евдокии. Дан же был еще и такой дар блаженной Евфросинии от Бога: взирая на кого-либо очами своими, она могла уразуметь, будет ли сей человек избранным сосудом Божиим. Тогда же преблаженная Евфросиния посмотрела на племянниц своих, Кираанну[43] и Ольгу, и сказала им: «Хочу вас обручить Жениху Бессмертному и ввести в чертог Царства Его». Они же со вниманием слушали блаженную Евфросинию, и слова ее услаждали души их более сота медового, и, пав ей в ноги, они говорили: «Воля Господня да будет и твоя святая молитва; как ты хочешь, так и сотвори нам, госпожа». Преподобная же Евфросиния с радостью, поспешно призвала брата своего и сказала ему: «Я хочу постричь Кираанну и Ольгу». Пришел в смятение отец отроковиц от этих слов и сказал: «Госпожа моя, что ты мне хочешь сделать? Два плача ты прилагаешь душе моей: да плачу я об уходе твоем и сетую о чадах своих». Мать же их от скорби терзалась. Блаженная же Евфросиния, послав, призвала епископа Дионисия[44], правившего тогда престолом Святой Софии в Полотске, и ввела племянниц своих в церковь и повелела их постричь, и нарекла Кираанну Агафией, а Ольгу – Евфимией; и благословила их благословением святых отцов.

Преподобная Евфросиния, положив великое устроение двум монастырям, братии и сестрам, передала их в управление и распоряжение сестре своей Евдокии. Сама же, помолившись в церквах Святого Спаса и Святой Богородицы, сказала: «Господи, Сердцеведче! Се оставляю дом Твой незатворен никому же. Ты же, Господи, не затвори от нас Небесного Твоего Царствия». И так пошла она в Иерусалим, взяв с собой брата своего Давида[45] и сестру свою Евпраксию. Вся же братия горько плакала об уходе госпожи своей, и все горожане вышли проводить ее. Старые оплакивали ее, словно дочь, говоря: «Увы нам, ты – водительница старости нашей, просвещение душ наших, опора немощи нашей». Юные же говорили: «Куда ты заходишь, свет очей наших? Кто укрепит нашу юность? Ты – воздержание юности нашей! Не оставляй нас сирых и в молитвах своих не забывай нас!» Преподобная же простилась со всеми, благословила всех и, воззрев на небо, сказала: «Ты, Господи, Сердцеведче, ходивший с Авраамом, иди и с нами, рабами Твоими, с Евфросинией, Давидом и Евпраксией». И так пошла она и все бывшие с нею. И, о дивное чудо! Не бывала она прежде ни в какой стране, ни во граде, ни в селе, ныне же, преодолев немощь естества, прошла все города и владения и принимала от всех князей честь великую. И так пришла она в землю, где встретил ее царь, идущий войною на угров[46], и с великою честию послал ее в Царьград. Она же, туда пришедши, вошла в великую церковь Святой Софии и там помолилась; поклонилась она также и всем святым Божиим церквам и приняла благословение Патриарха[47]. И, купив различные фимиамы и златую кадильницу, пошла она в Иерусалим. И, пришедши в Иерусалим, послала слугу своего Михаила к бывшему тогда Патриарху[48] со словами: «Владыко святый, сотвори мне милость, повели, да отворят мне врата Христовы». Он же повелел исполнить прошение ее. Пришедши же ко вратам, пала она на землю и воскликнула: «Господи Иисусе Христе, не вмени мне сего во грех, что изволила я по стопам Твоим ходить и вошла во Святой град сей». И затем она и все бывшие с нею целовали врата. И вошла она во град, и пошла ко Гробу Господню, и, пришедши, поклонилась и целовала Гроб Господень, также и все бывшие с нею. И покадила она Гроб Господень златой кадильницей со многими фимиамами и, выйдя оттуда, пребывала при церкви Святой Богородицы в Русском монастыре. И на второй день пошла она снова ко Гробу Господню и все так же сотворила: поклонилась и целовала и, покадивши, ушла. И в третий день так же сотворила и, давши много злата и поставив златую кадильницу с различными фимиамами на Гроб, воззрела она очами своими на небо и, руки воздев и со слезами воздохнув из глубины души, произнесла: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, родившийся от Приснодевы Марии спасения ради нашего, Ты сказал: “Просите, и дано будет вам…”[49] – я же, грешная, то, что просила, получила от Тебя, Владыко. И еще прошу у Тебя, Милостивый, да на этом окончу прошение мое: прими дух мой во Святом граде Твоем Иерусалиме и пересели меня в Горний град Твой Иерусалим, и упокой меня на лоне патриарха Авраама со всеми угодившими Тебе. Аминь». И, так сказав, пошла она в прежденазванный монастырь Святой Богородицы, в котором жила. Здесь она Божиим посещением впала в недуг и начала болеть. И, лежа на одре своем, говорила: «Слава Тебе, Владыко, как я хотела, сотворил Ты мне, рабе Твоей». И из-за той болезни не могла она идти на Иордан, пошли же брат ее Давид и сестра ее Евпраксия и бывшие с ними. Она же, лежа на одре своем, славя Бога, говорила: «Господи, призри на рабу Твою Евфросинию и помилуй меня». И пришли бывшие на Иордане и принесли ей воды иорданской. Она же с радостью встала, взяла воду и пила, и облила той водой все тело свое, и снова возлегла на одр свой, и сказала: «Благословен Бог, просвещающий всякого человека, грядущего в мир! Вовеки молюсь Человеколюбивому Богу, ревнуя Петрову покаянию, который и после отречения от Христа не впал в отчаяние, но плакал горько. Господи, принявший того покаяние, прими и меня, недостойную рабу Твою Евфросинию, молящуюся, чтобы враг мой диавол, злой раб, ничего не сказал против меня на Страшном Суде пред Тобою, Господи. Наступив ногами своими на его змеиную голову, противилась я дерзости его окаянной, надеясь на Твое человеколюбие, Господи». И услышал Бог молитву ее, и послал к ней Ангела Своего со словами: «Блаженна ты в женах, благословен труд твой. Вот уже отверсты тебе двери райские, и все Ангелы собрались, держа свечи, ожидая встречи с тобою. А тот дар, что ты просишь у Бога, дастся тебе». И так сказав, Ангел отошел от нее.

Блаженная же Евфросиния возрадовалась душою и вскоре послала в Лавру святого Саввы[50], говоря: «Вот уже приспело время, когда Бог упокоит меня, и примите меня, дабы упокоилась я в церкви святого Саввы». Отвечали же находящиеся там иноки: «Имеем мы запрещение от святого Саввы не принимать никакой жены. Но вот есть общий Феодосиев монастырь Святой Богородицы[51], в нем покоятся святые жены: мать святого Саввы, и мать святого Феодосия, и мать святых бессребреников Космы и Дамиана, по имени Феодотия, и другие многие святые – тут подобает тебе лечь». Пришел посланник Евфросинии и возвестил ей об этом. Она же, прославив за все Бога, послала купить место для погребения в камаре[52] храма Святой Богородицы. Пролежала она в болезни своей двадцать четыре дня и, почувствовав близость кончины, сказала: «Позовите ко мне пресвитера[53], да даст мне Причащение Святых Таин, ибо уже призывающий[54] меня предо мною стоит, ожидая повеления Владыки». И пришел пресвитер, принесший Причастие. Она же, встав, поклонилась трижды и, приняв Пречистое Тело и Честную Кровь Христову, возлегла на одр свой и предала душу свою в руки Бога Живого месяца мая в 23-й день. И так блаженная Евфросиния вошла в покой небесный. Давид же и Евпраксия и иные бывшие с ними похоронили тело ее с честию.

Каким же языком, братия, надлежит мне почтить светозарную память преблаженной невесты Христовой Евфросинии? Была она помощницей обиженным, скорбящим – утешением, нагим – одеянием, больным – посещением, и, просто сказать, для всех была всем. Евфросиния сердце свое напоила Божией Премудростью. Евфросиния – неувядающий цвет райского сада; Евфросиния – небопарный орел, воспаривший от запада до востока; словно солнечный луч, просветила она землю Полотскую. Славится Солунь святым Димитрием, Вышгород – мучениками Борисом и Глебом. Я же хвалу воспеваю: блажен и ты, град Полотск, взрастивший таковую леторасль[55] – преподобную Евфросинию. Блаженны люди, живущие во граде том, блаженны родители твои, блаженна утроба, из которой произошла преподобная госпожа Евфросиния, блаженно рождение ее, блаженно воспитание ее, блажен и возраст ее, Евфросинии достохвальной. Блажен труд твой и подвиги во славу Божию, блажен и монастырь твой, блаженны и живущие в монастырях Святого Спаса и Святой Богородицы, блаженны и люди, послужившие тебе. Но, о преблаженная невеста Христа Бога нашего, молись Богу о стаде твоем, что собрала во Христе, ибо Тому подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцом и Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.



[1] По юлианскому календарю.

[2] Прем. 5; 15–16.

[3] Снедей, кушаний.

[4] Притч. 10; 3.

[5] Речь идет о Полоцком князе Всеславе Брячиславиче (1044–1101), имевшем шесть сыновей: Рогволода (Бориса), Давида, Глеба, Романа, Ростислава, Святослава (Георгия).

[6] Точная дата рождения прп. Евфросинии Полоцкой не установлена. Большинство современных исследователей относят рождение преподобной к 1101–1108 гг.

[7] Славянское княжеское имя, данное преподобной Евфросинии при рождении. Ее имя в крещении остается неизвестным.

[8] Имеется в виду, что не были усечены мечом.

[9] Вдова Полоцкого князя Романа Всеславича († 1116), родного брата князя Георгия Всеславича, отца прп. Евфросинии, возглавляла один из полоцких монастырей.

[10] 1 Кор. 2; 9.

[11] Здесь имеется в виду первая часть обряда пострижения в схиму.

[12] В честь прп. Евфросинии Александрийской (память – 25 сентября / 8 октября и 15 / 28 февраля).

[13] Вероятно, здесь идет речь о прмц. Февронии Сирской (память – 25 июня / 8 июля) и о прп. Евпраксии Тавеннской (память – 25 июля / 7 августа).

[14] Израненной.

[15] Епископ Илия возглавлял Полоцкую кафедру с 1120 по 1128 г.

[16] Келии, устроенной в стене храма.

[17] Владение, подворье.

[18] Предместье Сельцо, расположенное в двух верстах от Полоцка, являлось загородной резиденцией полоцких епископов. Еще в кон. XI – нач. XII в. на Сельце был построен величественный трехнефный храм, служивший усыпальницей для почивших архиереев.

[19] Пс. 107; 2.

[20] Ср.: Пс. 21; 11.

[21] Полоцкий князь Борис Всеславич (†1128), дядя прп. Евфросинии.

[22] Мк. 6; 8.

[23] Городислава (Градислава) Святославна, младшая сестра прп. Евфросинии.

[24] Огорчение, обида.

[25] Спасский монастырь на Сельце, получивший позднее название Спасо-Евфросиниевского, был основан около 1125 г.

[26] Дочь Полоцкого князя Бориса Всеславича, двоюродная сестра прп. Евфросинии.

[27] Исследователи широко датируют строительство Спасского храма 1130–1161 гг.

[28] В тексте подлинника – Иван.

[29] Управитель, начальник, смотритель.

[30] Здесь имеется в виду плинфа (тонкий, хорошо обожженный кирпич, использовавшийся при строительстве византийских и древнерусских храмов).

[31] Эти слова принадлежат первомученику архидиакону Стефану. См.: Деян. 7; 48.

[32] Привратник.

[33] Наседка.

[34] Существует мнение, что Богородицкая церковь была построена ок. 1155 г.

[35] Cтолицу Византии, Константинополь, в древней Руси называли Царьград. В XV в. Константинополь становится столицей Османской империи, и впоследствии его переименовывают в Инстанбул (Стамбул).

[36] Мануил I Комнин, Византийский император с 1143 по 1180 г.

[37] Лука Хрисоверг, Константинопольский Патриарх с 1157 по 1170 г.

[38] Эфес – знаменитый город на средиземноморском побережье Малой Азии, в котором находился один из древнейших храмов в честь Божией Матери, избранный в 431 г. местом проведения III Вселенского собора. В этом храме находилась икона Божией Матери, получившая название Эфесской, явившаяся на Соборе вещественным доказательством истинности православного учения о двух «нераздельных и неслиянных» природах во Христе. «И ту есть в ветсей церкви икона Святыя Богородицы, ею же святии препреша Несториа еретика», – писал в своем «Хождении…»игумен Даниил, посетивший Эфес в нач. XII в. В настоящее время Эфес – небольшое поселение, расположенное на территории Турции.

[39] Известно, что святыню Царьградского монастыря Одигон, икону Пресвятой Богородицы Одигитрию, по вторникам выносили на главную площадь города, где собирались тысячи христиан, просивших помощи и исцеления. Затем с иконой при зажженных свечах, с пением гимнов и псалмов, обходили Царьград. Полоцкое княжество в XII в. во многом ориентировалось на духовные идеалы и традиции Византии.

[40] Приготовление к Таинству Причащения, заключающееся в посте и воздержании от всякого греха.

[41] Имеется в виду игумения монастыря.

[42] Вячеслав Святославич, младший брат прп. Евфросинии.

[43] В других списках жития встречается иное написание этого имени: Кироанна, Кирианна.

[44] Святитель Дионисий Полоцкий († 1183?). Вместе с Полоцкими святителями Миной († 1116) и Симеоном († 1289) прославлен в лике святых.

[45] Давид Святославич, младший брат прп. Евфросинии.

[46] В 1173 г. скончался венгерский король Стефан, и император Мануил I Комнин двинулся с войсками к Венгрии с целью посадить на трон своего ставленника Бэлу III. Этим обстоятельством и объясняется факт встречи прп. Евфросинии с византийским императором.

[47] Здесь идет речь о Константинопольском Патриархе Луке Хрисоверге.

[48] Вероятно, здесь упоминается Леонтий II, Патриарх Иерусалимский с 1170 по 1190 г.

[49] Лк. 11; 9.

[50] Лавра прп. Саввы Освященного находится в Иудейской пустыне, в долине Кедрон, в 14 км от Иерусалима. Монастырь был основан ок. 484 г. прп. Саввой. Согласно древней традиции, женщинам запрещен вход в обитель.

[51] Общежительный монастырь прп. Феодосия Великого находится недалеко от Вифлеема. Монастырь был основан прп. Феодосием в V в. рядом с той пещерой, где, по преданию, останавливались на ночлег волхвы, принесшие дары и поклонившиеся Богомладенцу Христу. В этом монастыре нашли упокоение многие преподобные отцы и жены. Над местом их погребения в 1955 г. был выстроен храм. Памятной дощечкой с надписью по-гречески «Гробница св. Евфросинии» отмечено в этом храме место погребения прп. Евфросинии Полоцкой.

[52] В нише.

[53] Священника.

[54] Имеется в виду Ангел Божий.

[55] Росток, молодая ветвь.

Вернуться на главную страницу

Расписание богослужений

12/25 марта, суббота

Поминовение усопших. Прп. Феофана исп., Сигрианского.

6.30 Полунощница. Молебен у мощей прп. Евфросинии.

8.00 Часы. Божественная Литургия. Панихида.

16.45 Всенощное бдение.

22.00 Воскресная полунощница.

Смотреть все

Православный календарь

12 / 25 марта, суббота

Прп. Феофана исп., Сигрианского (818).

Прав. Финееса (ок. 1500 г. до Р. Х.). Свт. Григория Двоеслова, папы Римского (604). Прп. Симеона Нового Богослова (1021).

Св. Александра Державина исп., пресвитера (1933); сщмчч. Иоанна Плеханова, Константина Соколова пресвитеров, прмч. Владимира Волкова (1938); сщмч. Сергия Скворцова пресвитера (1943).

Лиддской нерукотворной (на столпе) иконы Божией Матери (I).

Поминовение усопших.

Литургия св. Иоанна Златоуста.

Смотреть все

Каталог TUT.BY